Find the latest bookmaker offers available across all uk gambling sites www.bets.zone Read the reviews and compare sites to quickly discover the perfect account for you.

Арабо-израильская война (1973 г.)

 

Эта война была непродолжительной (18 суток, с 6 по 24 октября), но отличалась большой интенсивно­стью и широким размахом боевых действий. С обе­их сторон в ней участвовали около 1,7 миллиона во­еннослужащих, до 6 тысяч танков, 1800 самолетов, примерно 200 кораблей и катеров. Борьба на море имела второстепенное значение, тем не менее, она была достаточно напряженной.

К октябрю 1973 года в состав египетского флота входили 19 ракетных катеров советского производ­ства — 8 пр. 205 (4 ракеты П-15) и 11 пр. 183Р (2 ра­кеты П-15). Египетский флот базировался на Порт-Саид и Александрию, но 4 катера пр. 183Р находи­лись в Красном море.

Египетские береговые ракетно-артиллерийские части имели довольно большое количество стацио­нарных и буксируемых артиллерийских орудий, а также несколько дивизионов советских береговых ракетных комплексов «Сопка» с противокорабель­ными ракетами С-2 (4К87).

В ВВС Египта к октябрю состояли 30 дальних бомбардировщиков и разведчиков Ту-16, из кото­рых около 20 являлись ракетоносцами типа Ту- 16КСР-2А или Ту-16КСР-2-11 (те и другие несли ПКР КСР-2).

ВМФ Сирии имел в своем составе 3 ракетных ка­тера пр. 205 и 6 катеров пр. 183Р. Базами сирийско­го флота являлись Латакия и Тартус. Береговая обо­рона располагала 100-мм и 130-мм стационарными артиллерийскими батареями и береговыми ракетны­ми комплексами «Сопка».

К октябрю 1973 года флот Израиля располагал 12 ракетными катерами типа «Saar 2», вооружен­ными 5—8 ПКР «Gabriel» Mk.1. Кроме них, в состав флота вошли первые 2 катера типа «Reshef» (Saar 4), своими ТТХ значительно превосходившие катера «Saar 1».

По водоизмещению, артиллерийскому вооруже­нию и скорости хода, а главное по средствам РЭБ ка­тера типа «Saar» были гораздо сильнее катеров проекта 205, не говоря уж о катерах проекта 183Р.

В то же время небольшая дальность полета ракет «Gabriel» Мк. 1 (25 км — в пределах линии видимого горизонта), наносивших эффективное поражение в радиусе не более 10 метров, требовала применения соответствующей тактики боя. Очень большое вни­мание израильтяне уделяли отработке РЭБ. Все их катера были оснащены современными станциями ра­диотехнической разведки, излучателями активных помех, НУРС с зарядами быстро рассеивающихся дипольных отражателей.

Израильские ракетные и артиллерийские катера базировались на порты Хайфа и Ашдод в Средизем­ном море. В Израиле флот оказался наиболее боеготовым видом вооруженных сил, встретивших араб­ское нападение 6 октября. Располагая данными разведки о подготовке Египта и Сирии к активным действиям, командование израильского флота от­менило все праздничные увольнения вдень праздни­ка Йом-Кипур (праздник Судного Дня) и привело ко­рабли в состояние повышенной готовности.

Накануне было проведено оперативно-тактичес- кое учение флота, а с утра 6 октября началось раз­вертывание ракетных катеров в море. К берегам Си­найского полуострова в район северного фланга ли­нии Бар-Лева был выдвинут дозор в составе ракет­ных катеров «Soufa» и «Herev», к которым позже присоединился новейший катер «Keshet».

В 14 часов 6 октября израильский флот получил оповещение о начале боевых действий, а уже через три часа, к 17 часам, мобилизация военно-морских сил и приведение их в полную боевую готовность бы­ли закончены и начался выход всех остальных кате­ров в море.

Три катера отправились к Синайскому полуост­рову на подкрепление находившейся там дозорной тройки, два катера были развернуты в дозоре у Хай­фы с целью обеспечения прикрытия нефтеперера­батывающего завода. Ударная группа (в составе че­тырех ракетных и одного артиллерийского катера) под флагом командующего флотилией Баркаи вы­шла из Хайфы по направлению к сирийскому побе­режью, чтобы нанести удар по главной базе ВМФ Сирии — Латакии (еще один израильский катер на­ходился в ремонте в доке завода в Хайфе).

Мотив заключался в том, что Хайфа находится вблизи от ливанской границы, а это позволяло си­рийским ракетным катерам скрытно подойти с се­верного направления на дистанцию пуска ракет по нефтеперерабатывающему комплексу Хайфы.

Побережьем южного направления Израиль вла­дел на большую глубину, занимая территории секто­ра Газы и Синайского полуострова. Поэтому коман­дование решило в первую очередь устранить потен­циальную угрозу с севера.

Израильские ракетные катера, выделенные для удара по Латакии, в 17.00 вышли из Хайфы 6 октяб­ря 1973 года и направились на северо-запад, дер­жась значительно далеко западнее территориаль­ных вод Ливана.

Катера шли двумя колоннами. В левой колонне, представлявшей собой ударную группу, находились «Miznag» (флаг М. Баркаи), «Gaash» и «Н an it»; в правой, шедшей с некоторым «отступом» в не­сколько миль, — «Reshef» и «Mifgaf» (последний в тот момент еще не имел ракетного вооружения; он был вооружен тремя 40-мм автоматами).

Переход осуществлялся на большой скорости — до 30 узлов. Поскольку целью операции было выма­нивание сил противника из базы с целью их уничто­жения, то ограничения на работу радиоэлектронных средств не соблюдались, и все катера шли с работа­ющими РЛС. Сам Баркаи был настроен весьма реши­тельно и перед выходом заявил личному составу, что намерен в случае отсутствия противника в море ата­ковать его непосредственно в Латакии, «а если будет надо, мы подойдем так близко, что сами сможем пришвартоваться там».

В 22.28, когда катера находились в 35 милях от Латакии, РЛС катера «Miznag» обнаружила мало­размерную цель в 4 милях к северу от ударной груп­пы. Почти одновременно эту же цель обнаружила и РЛС катера «Reshef». Для ее классификации «Miznag» по приказу Баркаи сделал несколько пред­упредительных выстрелов из 40-мм автомата по кур­су неопознанной цели, которая в ответ резко увели­чила скорость и открыла пулеметный огонь. Это был сирийский торпедный катер проекта 123К, под ко­мандованием капитан-лейтенанта А. Йехия, который возвращался из дозора от берегов Кипра.

Находившийся на правом фланге израильских сил «Reshef» (капитан 3 ранга Миха) увеличил ход до полного, устремившись на пересечение курса отхода вражеского катера, и в 22.40 открыл по нему огонь из обоих 76-мм орудий по данным РЛС, с дистанции около 10 км. Хотя вследствие темноты израильтяне визуально результатов не наблюдали, сирийский торпедный катер потерял ход.

Тем не менее, Йехия успел передать радиосооб­щение о том, что он атакован «тремя вражескими кораблями». Получив это сообщение, штаб ВМФ Си­рии приказал базовому тральщику «Hittine», несше­му ближний дозор в 10 милях от Латакии, полным хо­дом отходить под прикрытие береговых батарей*. Одновременно маневрировавшей южнее Латакии си­рийской ударной группе в составе одного ракетного катера пр. 205 и двух катеров пр. 183Р было прика­зано нанести удар по обнаруженному противнику. (Согласно другим данным, эта группа изначально вы­шла из Латакии с целью перехода в Тартус.)

 

829

Тральщик типа Т-43

 

 

Около 22.50 Баркаи приказал своим силам по­вернуть на восток и в прежнем строю полным ходом идти к Латакии, оставив «Hanit» добивать артиллери­ей поврежденный сирийский катер, что «Hanit» ус­пешно выполнил к 23.10. (Позже это решение Бар­каи подвергалось критике, поскольку тем самым пе­ред решающим столкновением из состава израиль­ской ударной группы выбыл один ракетный катер ради сомнительной задачи уничтожения цели, поте­рявшей ход и не представлявшей никакой угрозы.)

Тем временем с дистанции 25 км «Reshef» своими средствами радиотехнической разведки обнаружил работу береговой РЛС Латакии, а катера левой ко­лонны (ставшей после поворота северной) обнару­жили своими радиолокаторами отходивший к бере­гу тральщик «Hittine».

С предельной дистанции 25 км «Gaash» выпустил по нему ракету «Gabriel», которая, однако, в цель не попала, вероятно, просто не долетела до нее и упа­ла в воду после выработки топлива в двигателе.

«Reshef» сблизился с тральщиком на 18 км и про­извел пуск одной ПКР, которая через 2 минуты попа­ла в цель, озарив ночь яркой вспышкой. Вслед «Reshef» выпустил еще одну ракету по «Hittine», ко­торая тоже поразила этот корабль. Тральщик окон­чательно потерял ход и загорелся, хотя и остался на плаву. Однако почти сразу после пуска второй ПКР на «Reshef» засекли подходившие с юга три мало­размерные быстроходные це­ли. Это были сирийские ра­кетные катера.

В 23.30 — 23.32 с дистан­ции примерно 13 миль (24 км) сирийские катера произвели по израильтянам залп шестью ракетами П-15, немедленно после пуска в соответствии с положенными тактическими установками легли на обрат­ный курс и стали отходить на юг со скоростью 24 узла.

Обнаружив пуск ракет, из­раильские катера начали активно маневрировать, производя отстрел пассивных помех и включив стан­ции активного радиопротиводействия. Применение средств РЭБ увенчалось полным успехом: радиоло­кационные головки самонаведения всех шести ра­кет П-15 были дезориентированы, и ПКР упали в мо­ре за кормой израильских катеров, не причинив им никакого вреда.

Сами же сирийцы были введены в заблуждение большим количеством ложных целей, видимых на индикаторах РЛС, и не смогли разобраться в обста­новке, считая, что имеют дело с крупным соединени­ем противника. Береговые РЛС обнаружили три бы­строходные цели, маневрирующие якобы к северу от Латакии, и не менее десятка целей в двух кильва­терных колоннах к югу от нее.

После промаха сирийских ракет израильтяне устремились в контратаку, за счет превосходства в скорос­ти катеров быстро сокращая дистанцию (по советским дан­ным, арабские ракетные кате­ра в 1973 году не могли раз­вивать ход более 24 узлов из-за плохого состояния ма­териальной части). Но когда «Reshef» достиг дистанции ракетного залпа, на нем вследствие короткого замы­кания вышла из строя систе­ма пуска ракет.

Это поставило Баркаи в сложное положение, по­скольку шедший за «Reshef» катер «Mifgaf» не имел ракет (он использовался в качестве артиллерийского), а в колонне самого Баркаи вслед­ствие отделения «Hanit» остались только два ракет­ных катера, и они находились дальше от противника, чем «Reshef».

По приказу Баркаи «Reshef» и «Mivtah» отверну­ли влево, а более быстроходные «Miznag» и «Gaaash» — вправо, пересекая курс предыдущей группы. Этот маневр позволил взять сирийцев «в клещи».

Командир «Reshef» Миха, несмотря на неполад­ку, продолжал сближаться с противником, надеясь пустить в ход артиллерию своего катера, но колонна Баркаи опередила его, раньше выйдя на дистанцию пуска. В этот момент сирийский катер пр. 205 раз­вернулся и выпустил по колонне Баркаи две остав­шиеся ракеты П-15. Однако вследствие применения средств РЭБ и эти ракеты постигла судьба предыду­щих — они тоже взорвались за кормой израильских катеров. Еще до того, как обе ракеты упали в море, «Gaash» (капитан 3-го ранга Арие Шефлер) выпус­тил по катеру пр. 205 две ПКР «Gabriel», a «Miz­nag» — одну ПКР по катеру пр. 183Р. Оба сирий­ских катера были поражены примерно в 23.50 и бы­стро затонули. 

 

* «Hittine» и «Yarmouk» — бывшие советские тральщики типа Т-43 (пр. 254), переданные Сирии в 1962. Полное водоизмещение 569 т; размеры 59 х 8,75 х 2,5 м; скорость до 14 узлов. Вооружение: 4—37 мм автомата В-11М (2 х II), 2 пулемета 12,7-мм (1 х II)

828

Бой в районе Латакии

Второй сирийский катер пр. 183Р, видя, что уйти ему не удастся, круто взял к берегу и в полночь вы­бросился на прибрежную отмель южнее Латакии, после чего был оставлен экипажем. В это время по израильским катерам открыла огонь сирийская 130-мм четырехорудийная береговая батарея, но по­паданий ей не удалось достичь, хотя, по израильско­му свидетельству, снаряды «ложились неприятно близко».

Приказав остальным своим катерам держаться вне дальности огня сирийской береговой батареи, Баркаи на флагманском катере «Miznag» подошел, несмотря на артиллерийский обстрел с берега, на дистанцию примерно 1 км к сидящему на мели ка­теру пр. 183Р и расстреливал его из 40-мм автоматов до тех пор, пока «сириец» не взорвался (по совет­ским данным, это произошло в 0.25). Израильтяне не решились применить для его уничтожения ПКР, поскольку высокий берег в этом месте отражал ра­диолокационные сигналы, что могло создать помехи радиолокационной ГСН ракеты «Gabriel».

В момент гибели сирийских ракетных катеров на связь с группой Баркаи вышел отставший «Hanit», который после уничтожения торпедного катера в те­чение примерно получаса не мог донести о себе вследствие отказа радиостанции. Баркаи приказал «Hanit» добить тральщик «Hittine». Подойдя к траль­щику, израильский катер сперва всадил в него еще одну ракету «Gabriel», а затем обстреливал из 76-мм пушки до тех пор, пока «Hittine» не опрокинулся и не затонул*. После этого «Hanit» соединился с осталь­ными катерами израильского соединения, которое затем благополучно пришло в Хайфу.

Любопытно, что советским советникам и их си­рийским подопечным в бою у Латакии померещи­лись израильские вертолеты, которые якобы бази­ровались на малых десантных кораблях.

Вот как об этом сказано в ранее секретной книге «История развития морских вооружений»:

«Наряду с рейдами к арабскому побережью из­раильтяне для борьбы с надводными кораблями АРЕ и САР организовывали также морские засады из смешанных корабельно-вертолетных групп. В этих случаях катера патрулировали в 40—50 милях от побережья, за зоной возможного их обнаруже­ния береговыми РЛС, а вертолеты барражировали вблизи побережья. При обнаружении противника последние снижались до 100-200 метров и, произво­дя галсирование на скорости 45—60 км/час, имити­ровали надводные корабли.

При подходе наведенных береговыми постами катеров АРЕ (САР) вертолеты отходили от побере­жья.

Сблизившись на дальность ракетного залпа, арабские катера производили пуски крылатых ра­кет П-15 по «надводным» целям. Вертолеты, укло­нившиеся от удара резким подъемом до 400—500 метров, вместе со своими взаимодействующими ка­терами приступали к преследованию отходивших после залпа арабских ракетных катеров. В ходе пре­следования катера подвергались огневому воздей­ствию корабельно-вертолетной группировки изра­ильтян»**.

Почти то же самое пишет В.Д. Доценко:

«Тактической группе из 5 ракетных катеров бы­ла поставлена задача нанести удар по порту и воен­но-морской базе Латакия: 2 катера должны были нанести удар с северо-запада, остальные — с юго- запада. Действия катеров обеспечивались 4 верто­летами, размещавшимися на 2 малых десантных ко­раблях. На вертолеты возлагались задачи: поиск ко­раблей противника, наведение на обнаруженного противника ударных сил и выдача целеуказания, на­несение вспомогательных ударов, создание помех средствами радиолокационного наблюдения про­тивника.

Через несколько минут (израильские) вертолеты обнаружили 3 сирийских катера, следовавших в порт Тартус. Сирийские ракетные катера с помощью РЛС также обнаружили вертолеты, но приняли их за надводные корабли. Один сирийский катер был вы­слан для доразведки.

Однако, не дождавшись результатов разведки, командир тактической группы принял решение ата­ковать противника. С дистанции 13—19 миль были выпущены в одном залпе все боеготовые ракеты. Израильские вертолеты, обнаружив пуск ракет, рез­ко набрали высоту и вышли из зоны наблюдения РЛС. Операторы классифицировали исчезновение отметок на экранах РЛС как потопление целей. Си­рийские катера стали отходить со скоростью 24 узла под прикрытие береговой артиллерии. Изра­ильские катера начали преследование со скорос­тью более 30 узлов. После сближения на дистан­цию стрельбы ракетами «Габриэль» по разрядив­шимся сирийским катерам был нанесен удар: 2 кате­ра были уничтожены прямым попаданием ракет, а 3-й, уклоняясь от ракет и артиллерийского огня, выбросился на берег, где был уничтожен вертолета­ми»***.

Израильские официальные источники утвержда­ют, что вертолеты не взаимодействовали с ракетны­ми катерами ни в этой, ни в других операциях ок­тябрьской войны, а все исправные десантные кораб­ли израильского флота находились в период войны 1973 годы в Красном море.

Десантные суда, ходившие не быстрее 10 узлов, не могли взаимодействовать с катерами, развивав­шими скорость 40—42 узла. Да и зачем? Из-за малой дальности стрельбы ракет «Gabriel» вопрос о целе­указании за линией горизонта не поднимался. Дело у Латакии решили не столько ракеты, сколько сред­ства радиоэлектронного противодействия.

Итоги боя: сирийцы потеряли 3 ракетных катера и 1 торпедный, а также базовый тральщик. Израильтя­не потерь не имели.

 

* Советские источники обычно указывали, что был потоплен од­нотипный с ним тральщик «Yarmouk».

** История развития морских вооружений. Книга 2. История раз­вития оружия советского военно-морского флота в период 1946-1986 гг. М., 1989, с. 120.

*** Доценко В.Д. Флоты в локальных конфликтах второй поло­вины XX века. М./СПб., 2001, с. 227.

 

В ночь с 6 на 7 октября египетский флот пред­принял набег на северный фланг линии Бар-Лева, в районе Рунами*. В нем уча­ствовала группа из семи еги­петских катеров(проекта 205, но, по израильскому источни­ку, часть катеров была тор­педными пр. 206, на которых вместо торпедных аппаратов были установлены для об­стрела побережья установки залпового огня).

С целью введения в за­блуждение противника еги­петские катера осуществляли выход в море из различных пунктов базирования.

Около 22 часов египтяне без каких-либо помех нане­сли удар с моря (в том числе ракетами П-15) по так назы­ваемому форту «Будапешт» (израильский опорный пункт), при этом находившаяся у побережья Синая группа в составе трех израильских ракетных катеров не обна­ружила их.

Эти египетские катера при их отходе обнаружила и перехватила другая группа израильских катеров, выдвинутая еще утром севернее, под командованием Гидона Раза, в составе «Soufa», «Herev» и «Keshet». Хотя израильские катера быстро вышли на дистан­цию ракетного залпа, все 11 выпущенных ПКР «Ga­briel» не поразили цели из-за отказов РЛС управле­ния огнем «Orion» на всех трех катерах.

Египтяне даже не поняли, что были атакованы ра­кетами с катеров, а приняли их за вертолеты, якобы применившие ПТУР, и даже заявили об уничтоже­нии одного из этих «вертолетов».

Лишь один израильский истребитель F-4E «Phan­tom-2» сумел настичь египетские катера и бомбами потопил один катер пр. 205.

 

* Линия Бар-Лева (по фамилии израильского министра финан­сов) — сплошная линия израильских укреплений, в основном поле­вого типа, построенная вдоль 6epeга Суэцкого канала.

 

Командование ВМФ Израиля, воодушевленное успехом у Латакии, запланировало на следующую ночь с 7 на 8 октября аналогичный удар по египет­скому Порт-Саиду. Однако операция сорвалась вви­ду того, что вышедший первым в дозор к побережью Синая «Hanit» сел на мель и был снят с нее только с помощью других катеров. После этого израильские катера начали отход, но из-за навигационной ошиб­ки катер «Miznag» оказался на траверзе Порт-Саида, где был атакован двумя находившимися в базовом дозоре египетскими ракетными катерами проекта 183Р. Выпущенные ракеты П-15 в цель не попали, а египетские катера ушли в базу. 

830

Пуск ПКР П-15М с катера пр. 206М 

 

Оставив три катера в дозоре у Синайского полу­острова, Баркаи приказал остальным силам возвра­щаться в базу.

Не успев до конца пополнить запасы топлива в Хайфе, израильские ракетные катера днем 8 октяб­ря получили приказ вновь выдвинуться к египетско­му побережью — командование флота намерева­лось таким образом оказать поддержку контрнас­туплению израильских сухопутных войск. Вечером Баркаи вывел 6 катеров из Хайфы и повел их на юг. Ожидалось, что к ним присоединятся еще 3 катера, находившихся в дозоре, но после рандеву с дозор­ными катерами выяснилось, что у них слишком ма­ло топлива, их пришлось отправить в базу. Со свои­ми шестью Баркаи пошел к Порт-Саиду.

В 23.50 флагман приказал катерам разделиться на три группы — северную {«Reshef», «Keshet»), центральную («Eilath», «Mifgav») и южную (флаг­манский «Herev» и «Soufa»), которые развернулись общим строем фронта с севера на юг, продолжая двигаться в юго-западном направлении вдоль еги­петского побережья.

В полночь 9 октября катера южной группы нача­ли артобстрел нефтяных цистерн у Дамьетты, одно­временно по указанию Баркаи южной и северной группами был произведен демонстративный отстрел дипольных отражателей с целью привлечь внимание египтян. Замысел увенчался полным успехом — в 0.15 (по другим данным, в 00.00) средства РТР изра­ильских катеров зафиксировали пуск ракеты П-15 с дистанции около 25 миль, вслед за этим были обна­ружены четыре египетских ракетных катера пр. 205, тоже идущих строем фронта. В течение последую­щих 10 минут египетские катера произвели три ра­кетных залпа с дистанций от 20 до 17 миль.

Все 6 катеров израильской ударной группы дали полный ход навстречу противнику и применили сред­ства РЭБ. «Разрядившись», египетские катера легли на курс отхода в Александрию.

Дальше полностью повторилась та же история, что у Латакии, — радиолокационные головки само­наведения всех египетских ракет П-15 были выведе­ны из строя помехами, и ракеты упали в море, не причинив никакого ущерба, а удирающие арабские катера были настигнуты более быстроходными изра­ильскими катерами. После 25-минутной погони пер­вой в дело вступила северная пара катеров, охва­тившая фланг отходящих египтян. Уроки боя у Лата­кии были учтены, и теперь израильтяне стреляли сво­ими ракетами только «наверняка». С дистанции 17 км «Keshet» поразил одной ПКР «Gabriel» самый северный катер пр. 205, который загорелся.

Однако в этот момент от длительного движения полным ходом на израильском катере лопнул тру­бопровод системы охлаждения двигателей, и «Keshet» был вынужден остановиться для исправ­ления неполадки. Подошедший «Mifgaf» добил еги­петский катер огнем 40-мм автоматов.

Одновременно «Reshef» одиночными ракетами поразил еще два катера пр. 205. Первый из них был добит артогнем катера «Eilath», второй выбросился на прибрежную отмель, где был расстрелян несколь­кими израильскими катерами. «Reshef» продолжал преследовать четвертый уходящий египетский ракет­ный катер, но в решающий момент снова, как и у Ла­такии, на израильском катере в результате замыка­ния отказала система пуска ракет.

Хотя командир «Reshef» Миха пытался продол­жить погоню с целью уничтожения врага артиллери­ей, категорический приказ Баркаи, опасавшегося, что катер слишком далеко оторвался от главных сил, заставил его повернуть обратно. В результате чет­вертому египетскому катеру пр. 205 удалось уйти.

В 1.30 ночи 9 октября израильские силы легли на курс отхода в Хайфу. На отходе израильтян атаковал египетский ракетный катер пр. 205, патрулировав­ший перед Порт-Саидом. С дистанции 20 миль он выпу­стил три ракеты П-15. Ни одна из ракет, как обычно, в цель не попала, что не помешало египтянам заявить о «потоп­лении» одного из израиль­ских катеров.

Как и сирийцы в случае с Латакией, египетская сторона после боя у Дамьетты (ко­торый в Израиле называют боем у Дамьята-Балтим) по­лагала, что имеет дело с из­раильскими «вертолетами», доставленными на малых де­сантных кораблях, и что именно их использование противником в качестве свое­го рода ложных целей обуславливает низкую эф­фективность ракет П-15.

Итоги боя: потоплены 3 египетских ракетных ка­тера. Израильтяне потерь не имели.

 

Группа из трех израильских ракетных катеров в ночь с 10 на 11 октября совершила набег на сирий­ское побережье. Три катера должны были обстре­лять нефтяные резервуары в Баниасе. Группой при­крытия, действовавшей против Тартуса в составе «Gaash», «Soufa», «Hetz» и «Keshef», командовал Баркаи. 

831

Бой в районе Дамьетта 

 

Обнаружив подход к Тартусу неприятельских ко­раблей, сирийцы выслали в море два ракетных кате­ра (один пр. 205 и один пр. 183Р), которые в 23.30 ве­чером 10 октября произвели полный ракетный залп всеми П-15, после чего сразу стали отходить в га­вань. Но уйти им не удалось — израильские катера успели приблизиться на достаточное расстояние, чтобы поразить оба сирийских катера ПКР «Gabriel», в результате чего те выбросились на берег в районе порта.

Все выпущенные сирийцами ракеты П-15 (всего сирийцы выпустили в этом бою 8 ПКР; еще две, види­мо, с катера проекта 183Р, находившегося в гавани), как обычно, были «уведены» израильскими сред­ствами РЭБ.

Ударная же группа артиллерийским огнем подо­жгла часть нефтяных баков в Баниасе, после чего прошла к Латакии, где на внешнем рейде ракетами «Gabriel» потопила два стоявших там торговых суд­на — одно греческое, а другое японское («Yamashi- го Маги»).

Итоги боя: погибли 2 сирийских ракетных катера. Израильтяне потерь не имели.

В ночь с 11 на 12 октября израильские ракетные катера нанесли новый удар по порту Тартуса, под­вергнув его артиллерийскому обстрелу. В самом порту попаданиями двух ракет «Gabriel» было пора­жено советское транспортное судно «Илья Мечни­ков», прибывшее туда с грузом энергетического обо­рудования для строившейся при техническом содей­ствии СССР электростанции на реке Евфрат. Судно полностью выгорело и село на грунт (впоследствии не восстанавливалось), но среди его экипажа погиб­ших не было. Третья ПКР «Габриэль», пущенная по находящимся в гавани советским судам, угодила в волнолом порта. Ее взрыв серьезно повредил один из сирийских катеров.

Сирийские катера в ответ произвели несколько безус­пешных пусков ракет П-15 прямо из гавани.

Удары израильских ВМС по Латакии и Баниасу имели место также 20 и 23 октября. Противодействие сирийцев ограничивалось в основном стрельбой береговой артил­лерии, которой, по иронии судьбы, и удалось добиться единственного с арабской стороны успеха в борьбе с из­раильскими ракетными кате­рами. «Saar» получил попа­дание в носовую часть 100-мм снарядом, причинившим некоторые повреждения. Ущерб же, понесенный Сирией в результате всех этих ударов, был куда более значительным: были по­вреждены портовые сооружения, энергетические мощности, уничтожены до 70% нефтяных запасов, находившихся в портах, почти полностью прекраще­ны какие-либо поставки в Сирию морем.

Одновременно группы израильских ракетных ка­теров практически каждую ночь действовали у по­бережья Египта, обстреливая из артиллерийских орудий береговые объекты. Так, в ночь с 14 на 15 ок­тября близ Абукира четыре израильских катера под­верглись атаке двух находящихся в базовом дозоре у Александрии египетских ракетных катеров (пред­положительно, одного пр. 205 и одного пр. 183Р), которые с предельной дистанции выпустили пять ПКР П-15.

Египетское командование заявило о «самой ус­пешной атаке за весь период боевых действий», в ре­зультате которой у израильтян были «потоплены два ракетных и один торпедный катер».

На самом же деле все П-15 вновь стали жертвами средств РЭБ. Вдобавок, в один из отходивших еги­петских катеров попала ракета «Gabriel» и возник пожар, но экипаж потушил его и привел катер в порт. Видимо, в этом случае не взорвалась боевая часть ракеты.

В ночь с 16 на 17 октября израильские катера на­несли ракетные удары по Порт-Саиду. По береговым объектам израильтяне стреляли, используя оптичес­кий визир. Египтяне выпустили по катерам 4 ракеты «Сопка» с береговой пусковой установки, но все они прошли мимо.

Всего в ходе октябрьской войны египетские и си­рийские ракетные катера выпустили, по разным дан­ным, от 52 до 54 ПКР П-15. Израильские катера вы­пустили 55 ракет «Gabriel» Mk.l. При этом ракетами и артиллерией израильские катера потопили: один тральщик, 8 ракетных катеров (5 пр. 205, 3 пр. 183Р), один торпедный катер, три транспортных судна, два малых судна.

Израильская авиация уничтожила еще один ра­кетный катер пр. 205, а израильские боевые плов­цы — два ракетных катера пр. 183Р и один малый де­сантный корабль. Общие потери арабов — 11 ракет­ных катеров из 28 находившихся в строю (39%).

К началу боевых действий на море ВМС Египта и Сирии имели двойное численное превосходство в корабельном составе (132 единицы против 59) и в количестве ракетных катеров (28 против 13) над флотом Израиля.

Однако израильские РКА имели по 7—8 пусковых установок для ракет, тогда как арабские — по 4 или даже 2, вследствие чего соотношение действующих ПУ составило 1,16 в пользу ВМФ Израиля. 

832

Израильский ракетный катер типа «Saar 2».

 

В ходе войны израильские катера совершили бо­лее 100 выходов в море и 15 рейдов к побережью Египта и Сирии. Их рейды продолжались от 15 до 20 часов и совершались, как правило, в темное время суток. Ракетные катера действовали в составе удар­ных групп, состоявших из двух-трех тактических от­рядов по 2—3 катера, с дистанцией между ними до 5 миль по фронту и 3 мили в глубину.

Одному из тактических отрядов ставилась задача нанесения ракетно-артиллерийского удара по бере­говым объектам, задачей других было блокирова­ние противодействующих сил флота противника.

Блокирующие тактические отряды осуществляли маневрирование в 20—25 милях от мест базирова­ния кораблей противника. Выдвижение их на рубеж ракетной атаки осуществлялось с различных направ­лений. Ракетный удар наносился массированно на больших скоростях катеров-носителей после сбли­жения с целью на дистанцию 9—11 миль.

На флотах Египта и Сирии ракетные катера обыч­но действовали отрядами по два катера в каждом отряде. Переходы в районы патрулирования совер­шались на малых ходах с маскировкой под рыболов­ные суда в режиме полного радиомолчания вблизи побережья.

Наведение катеров на цели осуществлялось с бе­реговых командных пунктов. Пуски ракет осущест­влялись залпом по 2—4 ракеты с дальностей 20—40 км.

В действиях арабов необходимо отметить следу­ющие недостатки:

— преимущество ракет П-15 перед «Габриэль» Мк. 1 в дальности стрельбы на 20 км использовалось недостаточно;

— время ракетного залпа не всегда сокращалось до минимума;

— взаимодействие между катерами во время боя было организовано плохо;

— выход катеров из боя после ракетной атаки выполнялся с запаздыванием;

— операторы РЛС, вследствие низкого уровня подготовки, не могли отличать ложные цели от ис­тинных, что влекло неоправданный расход боезапа­са ракет;

— радиоэлектронное противодействие ракетным атакам не осуществлялось.

 

 

 

 

 

 

НАЗАД   СОДЕРЖАНИЕ  ВПЕРЕД