Find the latest bookmaker offers available across all uk gambling sites www.bets.zone Read the reviews and compare sites to quickly discover the perfect account for you.

Предисловие автора

 

В предыдущем томе своего исследования я рас­смотрел эволюцию класса торпедных катеров. Как известно, в 1960-е годы на смену ему пришел новый класс — ракетные катера.

В принципе, он появился благодаря попыткам ре­ализации старой идеи малого судна, способного по­топить крупный боевой корабль одним — двумя спе­циальными снарядами. Но если в первой половине XX века такой снаряд был подводным и неуправляе­мым (торпеда), то к концу столетия его вытеснил управляемый летающий снаряд (крылатая ракета).

Причина такой смены приоритетов достаточно проста. Широчайшее применение радиолокаторов на боевых кораблях и вспомогательных судах всех классов во много раз снизило шансы на успешную атаку торпедных катеров. Ведь их главное преиму­щество заключалось в скрытности, достигавшейся за счет действий в условиях плохой видимости (но­чью, в тумане, в сумерках). Кроме того, малые раз­меры, высокая скорость и маневренность сильно за­трудняли возможности поражения торпедных кате­ров корабельной артиллерией. Но радиолокаторы полностью исключили возможность скрытного вы­хода на рубеж торпедного залпа, а затем появились компьютеры, в автоматическом режиме управ­ляющие артиллерийским огнем, что обеспечило на­дежное поражение быстроходных малоразмерных целей.

Выход был только один: вооружить катера «лета­ющими торпедами» (т.е. ракетами), способными ата­ковать цели с дистанций, превышающих дальность прицельного огня корабельных орудий. При этом следовало обеспечить надежное управление такими ракетами, например, с помощью радиолокатора.

Пальма первенства в этом плане принадлежит СССР. Партийный и государственный лидер страны Н.С. Хрущев после 1956 года заставил командование всех видов вооруженных сил вооружиться ракетами разных классов и типов. Подчиняясь его требованию срочно усилить боевую мощь флота за счет ракет, советские конструкторы создали в конце 1950-х годов катер проекта 183Р (по классификации НАТО — тип «Комар»),

Экономя время, разработчики взяли торпедный катер проекта 183 и вместо торпедных аппаратов и кормовой артиллерийской установки разместили на нем два контейнера с ракетами П-15. Получилось, что называется, «дешево и сердито». Вскоре после «комаров» появились «осы», чье ракетное и артил­лерийское вооружение было удвоено. И в этом слу­чае основой для проекта послужил торпедный ка­тер, но уже другого проекта — 206.

В 1960-е и 1970-е годы катера указанных двух ти­пов получили флоты стран — участниц Варшавского договора (ГДР, Польши, Болгарии, Румынии), а так­же «друзья» СССР (Алжир, Египет, Индонезия, КНР, КНДР, Куба, Сирия, Югославия).

Эксперты стран НАТО поначалу отнеслись к ним весьма скептически. Вспоминая тогдашние взгляды, американский исследователь Джордж Палочи Хорват пишет:

«Эти суда были высоко уязвимы от атак с возду­ха и отчасти поэтому, а отчасти и потому, что воен­но-морские силы НАТО не ощущали потребности в таких судах и в их способностях, ни «Комар», ни по­следовавший за ним «Оса» не воспринимались все­рьез»*.

* Paloczi-Horvath G. «From Monitor to Missile Boat». Annapolis, 1996, p. 10.

Однако гибель в октябре 1967 года израильского эсминца «Эйлат» от двух ракет советского катера, действовавшего под египетским флагом, вызвала всеобщий шок.

Через 50 месяцев после этого инцидента, в дека­бре 1971 года, советские катера проекта 205 (тип «Оса»), приобретенные Индией, добились еще боль­шего успеха. Они потопили пакистанский эсминец «Хайбар», тральщик «Мухафиз» и два грузовых суд­на, один эсминец и два грузовых судна повредили, разрушили береговое нефтехранилище.

Столь эффектный выход на сцену нового оружия произвел сильное впечатление. Он вызвал волну массового энтузиазма в ряде стран, особенно в так называемом «Третьем Мире», породил много на­дежд. Среди военно-морских специалистов утверди­лось мнение, что ракетные катера, обладающие вы­сокими маневренными и ходовыми качествами, зна­чительной мощью поражения на большой дальности, а также скрытностью, способны решать широкий круг задач. К числу таковых эксперты отнесли следу­ющие:

— борьбу с надводными кораблями;

— охрану водных районов;

— охрану соединений флота в открытом море;

— блокадные действия в проливах;

— нанесение ударов по береговым объектам. Тем не менее, для крупных флотов ракетные ка­тера представляли ценность лишь как дополнитель­ное средство ведения боевых действий. А вот перед малыми флотами они открыли невиданные ранее перспективы. Ведь сравнимый по своей ударной мо­щи с крупным артиллерийским кораблем, ракетный катер является сравнительно дешевым, посильным для бюджета даже не очень богатой страны. После 1970 года многие малые флоты обзавелись катера­ми-ракетоносцами. Спрос на них был велик, а пото­му новый рынок освоил ряд фирм Европы и США.

Первыми извлекли уроки из случая с «Эйлатом» французы, израильтяне и норвежцы, создавшие про­тивокорабельные ракеты «Экзосет», «Габриэль» и «Пингвин», которыми они вооружили свои катера. Эти сравнительно небольшие ракеты, летящие не­высоко от водной поверхности, оказались значи­тельно более эффективными, чем громоздкие совет­ские монстры с их параболическими траекториями. Так, во время арабо-израильской войны 1973 года израильские катера сбивали советские ракеты П-15 огнем своих 12,7-мм пулеметов! Около 50 таких ра­кет упали в море либо были сбиты, поразив всего лишь одно израильское судно.

Применение противокорабельных ракет «Exocet» самолетами авиации Аргентины в 1982 году, во вре­мя войны за Фолклендские острова, дало неплохие результаты. Аргентинские летчики, применив всего лишь пять таких ракет, потопили британский эсминец УРО «Sheffield» (4350 т) и авиатранспорт «Atlantic Conveyor» с 15 вертолетами на борту. Аналогичная ракета, выпущенная с береговой установки, повре­дила крейсер «Glamorgan» (6800 т).

К концу 1970-х годов все государства отказались от постройки катеров с исключительно торпедным вооружением. Строительство же ракетно-торпедных и ракетных катеров, напротив, набирало все боль­шие обороты. К началу 1985 года в составе флотов мира насчитывалось уже свыше 600 катеров, имев­ших ракетное вооружение.

В то время специалисты условно разделяли ра­кетные катера натри категории: малые (100—150 т), средние (220—270 т) и большие (330—440 т). Опыт эксплуатации показал, что тактические и экономи­ческие требования наиболее оптимальным образом сочетаются в катерах средней категории. Они доста­точно мореходны, несут мощное вооружение и срав­нительно дешевы, что позволяет создавать много­численные соединения. У катеров меньшего водо­измещения мореходность и вооружение обычно ос­тавляют желать много лучшего. А более крупные катера по стоимости приближаются к кораблям та­кого класса как фрегаты.

* * *

Главком ВМФ СССР С.Г. Горшков, занимавший этот пост более 30 лет подряд (в 1956—88 гг.), в 1976 году с удовлетворением отметил: «Лишь после потопления египетским ракетным катером израильского эскадренного миноносца «Эйлат» крылатые ракеты получили признание да­же во флотах традиционных морских держав, кото­рые начали форсировать работы по созданию кры­латых ракет для надводных кораблей различных классов, намереваясь в корткое время наверстать упущенное и если не превзойти, то хотя б сравнить­ся с советским флотом в этой области»*.

 

* Горшков С.Г. Морская мощь государства. М., 1976, с. 334.

 

 

Однако он выдал желаемое за действительное. Во-первых, «буржуи» очень быстро не только до­гнали, но и перегнали «большевиков» качеством сво­их ракет. Во-вторых, практика показала, что крыла­тые ракеты имеют, кроме плюсов, также и минусы. Что же касается ракетных катеров, то они эффек­тивны лишь на закрытых морских театрах, преиму­щественно в прибрежной зоне. Этот обусловлено ог­раниченным радиусом их действия, а также слабос­тью имеющихся средств ПВО.

Расцвет ракетных катеров продолжался до сере­дины 1980-х годов, затем последовал спад. Новые «локальные» войны в очередной раз доказали, что абсолютного оружия не бывает. Управляемые кры­латые ракеты действительно сочетают в себе воз­можность быстрого нанесения огневого удара, зна­чительную разрушительную силу и гораздо больший радиус действия, чем артиллерия. Однако системы наведения таких ракет уязвимы для воздействия средств радиоэлектронной борьбы, они не годятся для огневой поддержки десанта. Сами же катера весьма уязвимы для действий авиации.

Так, ночью 24 марта 1986 года американские па­лубные штурмовики типа А6 «Intruder» без особого труда потопили в Средиземном море ливийские ра­кетные катера № 419 (советского проекта 1234) и Ne 521 «Beir Glulud» (французского проекта «La Combattante II»).

Во время операции «Буря в пустыне» (январь 1991 года) иракский ракетный катер выпустил две ракеты П-15М по американскому линкору «Mis­souri», обстреливавшему иракское побережье. Одну из этих ракет увели в сторону от цели средства РЭБ линкора, другую сбила зенитная ракета «Sea Dart», выпущенная с британского фрегата «Gloucester». В то же время авиация союзников потопила несколь­ко иракских ракетных катеров.

Стало окончательно ясно, что ракетные катера — это оружие малых стран, предназначенное, в основ­ном, для обороны своего побережья от равноцен­ных сил противника. На смену ракетным катерам пришли корветы значительно большего водоизме­щения (500—650 тонн), оснащенные комплексами мощных радиоэлектронных средств. 

640

 

 

Советская противокорабельная ракета П-15М.

 

 

 

 

НАЗАД     ВПЕРЕД