Амударьинская флотилия Советского Туркестана | Малый флот
Find the latest bookmaker offers available across all uk gambling sites www.bets.zone Read the reviews and compare sites to quickly discover the perfect account for you.

Амударьинская флотилия Советского Туркестана

Туркестан, как и вся страна, был вовлечен в гражданскую войну. Ко­мандующий Туркестанского фронта принял решение приступить к орга­низации флотилий Красного флота Аральского бассейна.

Организация военных флотилий Туркестанского фронта началась в июне 1918 г., когда Амударьинскую флотилию Военного ведомства пере­вели в состав Управления Туркестанских путей сообщения.

Флотилия имела собственные нефтехранилища, стапели и мастерс­кие в г. Чарджуе с оборудованием, позволявшим проводить капитальный ремонт по корпусу и механизмам.

В июле 1918 г. бывшая Амударьинская флотилия уже принимала уча­стие в боевых действиях, совершая военно-транспортные операции по заданиям командования Ашхабадского и Закаспийского фронтов. Район ее действий находился между тремя государствами — Хивой, Бухарой и Афганистаном — на протяжении 1400 верст от Сарая до Аральского моря. К концу 1919 г. флотилия состояла из пяти пароходов, одного теплохода и 11 барж при 235 человек личного состава.

В 1918 г. суда советской флотилии принимали участие в боевых дей­ствиях, совершая военно-транспортные перевозки по заданиям командо­вания Асхабадского и Закаспийского фронтов.

Для скорейшего восстановления обороноспособности Туркестанской советской республики против возможного нападения со стороны Бухар­ского ханства и усиливающегося движения басмачей командование Тур­кестанского фронта во главе с М.В. Фрунзе объединило Аральскую и Амударьинскую военные флотилии в Амударьинский отряд. Суда отряда, вооружейные пулеметами, выполняли в основном задания по перевозке во­инских частей для усиления гарнизонов, расположенных в различных пунктах на берегах Амударьи, доставляли снабжение, провиант, поддер­живали связь, а также несли сторожевую и охранную службу.

С середины сентября по конец марта 1919 г. хивинские отряды совер­шили ряд нападений на советскую территорию. Ночами басмачи Джунаид-хана переправлялись на правый берег Амударьи и терроризировали мирных жителей.

Части Красной армии нанесли ряд поражений Джунаид-хану, кото­рому активно помогали остатки казачьих войск. В конце января 1920 г. Джунаида разбили, и он бежал в пустыню. 23 января пала его последняя резиденция — Бедиркент.

Корабли Амударьинской флотилии принимали во всех этих событи­ях самое непосредственное участие, доставляя снабжение, провиант, под­держивая связь, неся сторожевую и охранную службу, обстреливая ог­нем своих орудий неприятельские позиции.

Получая помощь из-за границы, басмачи продолжали действовать по берегам Амударьи и Сырдарьи. Обстановка отличалась чрезвычайной сложностью в силу самой специфики басмаческого движения. Их банды насчитывали от нескольких десятков до десятков тысяч человек (иногда имевших на вооружении горную артиллерию), однако такие огромные   соединения отличались недолговечностью. Этому способствовало сведе­ние личных счетов между главарями банд. Хотя формально они и подчи­нялись хивинскому хану или эмиру бухарскому, однако курбаши заботи­лись прежде всего о собственных интересах. Поэтому бандитские нападе­ния были, как правило, неожиданными и происходили в самых немысли­мых местах.

Среди прочих судов в состав Амударьинской флотилии входил паро­ход «Черняев» (бывший «Великая княжна Ольга»), спущенный на воду в 1899 г. со стапелей завода «В. Крейтон и К°» в Або. Его водоизмещение составляло 180 т. Длина, ширина и осадка соответственно равнялись 44,1, 7,01 и 0,81 м. Корпус и палуба набирались из железных деталей. Паровая машина системы «компаунд» с поверхностным холодильником мощнос­тью 120 л. с. питалась паром от парового котла с нефтяным отоплением. На пароходе имелось электрическое освещение от пародинамомашины. На короткий зимний период предусматривалось паровое отопление жилых помещений команды. Водоотливная и пожарная системы работали от цен­тробежной паротурбины. Кроме того, для тех же целей имелись ручные бранспойты. Грузоподъемность парохода составляла 16,4 т.

 июля 1919 г. пароход «Черняев» подняли на стапель для проведения среднего ремонта, который заключался в окраске судна, переборке и заме­не изношенных деталей и узлов, а также листов наружной обшивки. Кро­ме того, проводился полный ремонт инвентаря, дельных вещей и обшивки судовых помещений. Однако работы в мастерских флотилии продвигались чрезвычайно медленно из-за отсутствия материалов, топлива и рабочей силы. В декабре 1919 г. мастерские получили указание принять срочные меры для завершения ремонта к началу навигации 1920 г. В результате уда­лось организовать артель из 25 человек вольнонаемной судовой команды парохода «Черняев», которая взяла подряд на ремонт корпуса. 

21 мая 1920 г. начальник Амударьинского отряда военной флотилии Туркестанского фронта назначил комиссию для осмотра работ на паро­ходе «Черняев», выполненных подрядчиком В. Володиным, заключавших­ся в замене 328,8 м кв. старых листов и стыковых планок на общую сумму 481 тыс. руб.

Ремонт машины и котлов проводился в береговых мастерских. 17 июня из Петрограда прибыли четыре пушки, две из которых решили использо­вать на пароходе «Черняев». 20 июня на нем смонтировали мачты под ра­диоантенны, а в период с 27 июля по 2 августа — подкрепления под 47-мм пушку на носу и 75-мм на корме. Был также вновь установлен паровой шпиль.

Кроме того, провели ремонт шлюпок и штурвальной рубки, остекли­ли кают-компанию. Котельным б-мм железом защитили котельное отде­ление, машинную рубку и, частично, штурвальную рубку. В жилых поме­щениях устроили выгородки со стеллажами для 300 снарядов на каждое орудие. Системы орошения и затопления этих своеобразных погребов не было, и в жаркую погоду снаряды прикрывались лишь мокрым брезен­том. На мостике стояло два пулемета «Максим» на сухопутных станках.

4 августа вооруженные пароходы перевели в класс канонерских лодок с зачислением в суда II ранга. Пароход «Черняев» получил № 1. Его экипаж насчитывал 50 человек.

13 августа канонерская лодка № 1 вошла в состав Первого дивизиона Амударьинского отряда флотилии Туркестанского фронта и через три дня уже ушла в Керки, где с 15 сентября по 2 октября защищала подступы к городу от басмачей. Неоднократно она ходила в глубокую и ближнюю разведку.

11 января 1921 г. была воссоздана Амударьинская военная флотилия. В связи с тем, что ее корабельный состав предполагалось пополнить стороже­выми и бронированными моторными катерами, канонерку № 1 перекласси­фицировали во вспомогательное судно, сняв с нее кормовую 75-мм пушку.

В течение 1920—1921 гг. Амударьинская флотилия вела активные боевые действия против басмачей. Ее вооруженные пароходы защища­ли подступы к берегу, уничтожали переправы, подвозили гарнизонам все виды довольствия, несли службу наблюдения и связи. Учитывая огромные нави­гационные трудности и быстроту изменения оперативной обстановки, ка­нонерские лодки не всегда выполняли свои задачи. Получив известие о  нападении мелкой шайки на пост или гарнизон, вооруженный пароход отправлялся на помощь, но пока доходил до места, численность басмачей увеличивалась до такой степени, что его появление не производило на них особого впечатления. Банды всегда предпочитали действовать против сла­бого противника, лишенного связи с основными силами. Если принимать во внимание, что главным видом связи оставались пароходы (при боль­шом дефиците радиостанций), то становится понятным, что наличие на реке малой вооруженной единицы иногда предотвращало нападение круп­ного соединения басмачей. Все это потребовало усиления судового соста­ва боевыми катерами, обладающими лучшей проходимостью по сравне­нию с вооруженными пароходами.

Первые две канонерские лодки ГВТУ отправили из Астрахани по же­лезной дороге в Среднюю Азию 17 августа 1920 года. 20 августа их пере­классифицировали из истребителей в канонерские лодки.  

  В октябре 1920 г. Волжская флотилия отправила на Амударью речные канонерские лодки ГВТУ (№ 307 — 311). 6 февраля 1921 г. из состава Онеж­ской флотилии перечислили три таких же корабля (№ 1, № 2 и № 4), а также дозорный бронекатер № 9.

В ноябре 1920 г. в состав Сырдарьинского дивизиона судов перевели канонерские лодки № 309 и № 310, а в состав Амударьинской флотилии — № 307, № 308 и № 311. 14 марта 1921 г. дивизион прибыл на станцию Кокан- дакча Ташкентской железной дороги и 17 апреля вместе с катером «Кемь» был отправлен в Ходжент. В общей сложности из центра прибыло 32 во­оруженных катера. Кроме этого, 8 февраля 1921 г. в Ярославле начал формироваться дивизион быстроходных катеров.

1829

Эти корабли были ценным приобретением Амударьинской флотилии. Малая осадка, бронирование, большая сила машин и вооружения давали им существенные преимущества перед пароходами.

   Однако их эксплуатация затруднялась тем, что вода среднеазиатских рек имеет в своем составе 10% песка. Это вызывало засорение системы охлаждения, интенсивное срабатывание циркулярных помп, которых хватало приблизительно на 40 часов работы, после чего они требовали не­медленной замены. Каждые три часа приходилось останавливать двига­тель и вырубать зубилом песок из зарубашечного пространства. Протер­тые места рубашки охлаждения заливались оловом, чего хватало ненадол­го, вода била из щелей, замыкала электрозажигание. Мотор останавли­вался и его трудно, а иногда и опасно было пустить в ход, так как от преж­девременной вспышки происходила обратная отдача.

Канонерские лодки не предназначались для эксплуатации в жар­ком климате, поэтому очень остро стала проблема охлаждения погре­бов боезапаса. Даже в мае, сравнительно нежарком месяце, температу­ра в них значительно превышала допустимую. Как меру предосторож­ности применяли следующий кустарный способ: все снаряды заверты­вали в брезент,' который покрывался влажной кошмой. Отсутствие де­ревянных решеток на палубе доставляло немало мучений личному со­ставу. Южное солнце раскаляло корпус до такой степени, что невоз­можно было ходить не только босиком, но даже и в обуви. Для облегче­ния жизни экипажа палуба покрывалась кошмой, а сверху защищалась брезентовым тентом. Большим недостатком канонерских лодок являл­ся слишком малый задний ход, что в условиях Амударьи было немало­важным.

Кроме того, корабли оказались очень валкими. При резких поворо­тах или внезапных остановках одного из двигателей у них появлялся силь­ный крен. 22 апреля 1921 г. канонерская лодка «Ташкент» буксировала лод­ку № 307 по реке Амударье. Внезапно № 307 опрокинулась и затонула. Впоследствии ее подняли, но ремонтировать не стали и сдали на лом.

После этой катастрофы с канонерских лодок сняли носовые 76,2-мм орудия. Несмотря на все отрицательные стороны, бронекатера Военного ведомства сыграли огромную роль в Средней Азии. С их появлением бас­мачи отваживались только на мелкие ночные операции. Оперативные свод­ки этого периода носят уже более спокойный характер. Катера обеспечи­вают заготовку фуража для кавалерийских частей, уничтожают мелкие группы басмачей, а также задерживают спекулянтов с товарами; артилле­рия, как правило, не применяется. Канонерские лодки ГВИУ, действовали на реках Амударья и Сырдарья, базировались в Ходженте, Керках, Келифе и Термезе. Они участвовали в знаменитом походе в Каракумы для по­имки Ибрагим-бека.

Борьбу Советской России с басмаческим движением можно считать законченной к марту 1921 г. Бухарский эмир 5 марта ушел через государ­ственную границу в Афганистан. 

9 июня 1921 года началось расформирование флотилии,продолжав­шееся до сентября того же года, когда международная паритетная комис­сия выработала соглашение между РСФСР, Бухарской и Хорезмской Со­ветскими республиками. 27 октября 1921 года канонерские лодки № 308, № 309 и № 311 зачислили в Пограничную флотилию Каспийского моря МПО ОГПУ и отправили по железной дороге в Красноводск. Сырдарьинский дивизион поступил в распоряжение ферганской группы войск Тур­кестанского фронта. Все остальные суда и имущество достались водному транспорту Бухарской и Хорезмской республик.

1830

22 марта 1922 г. Сырдарьинский дивизион вошел в подчинение Кас­пийской пограничной флотилии, но через три месяца его расформирова­ли. К концу весны 1924 года все крупные соединения басмачей в Хорезм­ской республике были ликвидированы.

Интенсивная эксплуатация кораблей серьезно сказалась на их тех­ническом состоянии, а капитальный ремонт в Средней Азии был невоз­можен. В августе 1922 г. канонерские лодки № 1, № 2, № 308, № 309, № 310 и № 311 погрузили на железнодорожные платформы и отправили в Пет­роград. Там лодки № 308, № 309 и № 310 зачислили в Финско-Ладожскую флотилию МПО ОГПУ, а № 1, № 2 и № 311 законсервировали и сдали в порт на длительное хранение.

1831

В заключение следует отметить, что канонерская лодка № 1 являлась интересным типом речного корабля. Обладая сильным артиллерийским вооружением, малой осадкой и защитой некоторых жизненно важных частей, она являлась грозным противником для басмачей, имевших, как правило, легкое стрелковое вооружение. Таким образом, речные военные флотилии просуществовали в Средней Азии около 75 лет. Затем, с нача­лом II мировой войны, НКВД начало вооружать речные суда на Амударье и Сырдарье, но это уже предмет отдельного разговора.   

 

 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД