Find the latest bookmaker offers available across all uk gambling sites www.bets.zone Read the reviews and compare sites to quickly discover the perfect account for you.
Главная / ЭНЦИКЛОПЕДИЯ МОНИТОРОВ. Защитники речных границ России. Черников И.И. / Советский артиллерийский катер типа «Шмель» (проект 1204)

Советский артиллерийский катер типа «Шмель» (проект 1204)

Конец 50-х — начало 60-х гг. прошлого XX в. ознаменовался тем, что в мировом военном кораблестроении произошла подлинная техническая революция. Появилось ракетно-ядерное оружие и принципиально новые конструкционные материалы.

Вооружение кораблей управляемым ракетным оружием, казалось бы, навсегда поставило точку и в долгой истории развития артиллерии круп­ного калибра, и в конструктивной защите от нее. Естественно, что все построенные в то время советские корабли, не имели крупнокалиберной артиллерии. Единственным исключением оказался новый речной артил­лерийский катер (АКА), проектирование которого в феврале 1965 г. нача­то ЦКБ-5 (ныне — ЦМКБ «Алмаз»).

Почему же ВМФ СССР, который в 1960— 1966 гг. стремительно стано­вился океанским, ракетно-ядерным, вдруг понадобился столь «архаичный» корабль?

Дело в том, что когда в 1952 г. закончилась постройка серии бронекате­ров пр. 191М, одновременно прошли испытания катера пр. 192, который в серию не пошел. После этого начался длительный период застоя в проекти­ровании и строительстве речных кораблей. Считалось, что они больше ни­когда не потребуются. Конструкторское бюро было перепрофилировано, речные флотилии расформированы, оставшиеся бронекатера передали по­граничникам, а то, что им не понадобилось, сдали для разборки на металл.

Но прошло совсем немного времени и речные боевые корабли потре­бовались снова. Прежде всего, пограничникам. В середине 60-х годов ста­ли ухудшаться отношения с КНР и пограничный Амур из реки дружбы превратился в поле боя. Оставшиеся в строю бронекатера пр. 1124, 1125 и 191М уже технически и морально устарели, поэтому был поставлен вопрос о создании современного катера. Но уже дал о себе знать почти 30-летний перерыв в строительстве бронекатеров, и новый проект артил­лерийских катеров типа «Шмель» в 1965 г. пришлось начинать почти с нуля.

Согласно требованиям тактико-технического задания, утвержден­ным совместным решением Министерства судостроительной промыш­ленности и ВМФ СССР от 15 марта 1965 г., речной артиллерийский катер пр. 1204 (шифр проекта — «Шмель») предназначался для решения следу­ющих задач: несение дозорной службы на реках и озерах, содействие сухопутным войскам артиллерийско-пулеметным огнем, уничтожение речных судов и боевых катеров противника, перевозка воинских под­разделений с личным оружием при переправах и действиях в бассейнах рек. Особо оговаривалась возможность применения катера в прибреж­ных районах морей.

Таким образом, новый артиллерийский катер предназначался для выполнения тех же задач, что и его знаменитые предшественники — бро­некатера пр. 1124, 1125, 191М и 192.

Однако, уже из перечня задач видно, что заказчик или не знал что ему надо, или не понимал, что заказывает. Дело в том, что первая (несение дозорной службы на реках и озерах) и вторая (содействие сухопутным войскам артиллерийско-пулеметным огнем) задачи применительно к бро­некатеру оказались несовместимы, во всяком случае, они не могут ре­шаться одним катером одинаково эффективно. При этом очевидно, что приоритетным для артиллерийского катера являлось несение дозорной службы на реках и озерах.

И то, что моряки ввели новый класс кораблей — артиллерийский ка­тер, говорит о многом. Это стало своеобразным пророческим определе­нием. Действительно, то, что в результате удалось построить, ни в коем случае нельзя назвать бронекатером, ибо еще жили воспоминания о пос­леднем, гениальном творении Ю.Ю. Бенуа — пр. 192.

Создание проекта нового артиллерийского катера поручили все тому же конструкторскому бюро, которое разрабатывало все последние совет­ские бронекатера, — С КБ Ю.Ю. Бенуа. За прототип выбрали самое луч­шее из достигнутого — пр. 192. Казалось все, что надо сделать, это перело­жить его на новейшие технологии и начинить современными образца­ми вооружения и технических средств. От этой идеи быстро отказа­лись, и, прежде всего, по причине низкой обитаемости. Дело в том, что катера пр. 192 были созданы в военное время, когда к условиям жизни экипажа на кораблях относились соответствующим образом. Выходы бро­некатеров в море на полную автономность были исключительно редки, обычно корабли не удалялись от баз более чем на 20 — 30 миль и, чаще всего, в светлое время суток. Экипажи жили на берегу, в казармах. Погра­ничникам же, получившим катера 191М, приходилось проводить на борту много часов во время патрулирования побережья. Естественно, находит­ся в тесных кубриках и отсеках, в которых часто не удавалось даже встать в полный рост, было тяжело. Несовершенная водяная система отопления, постоянная сырость, трудность приготовления горячей пищи, а главное - вибрация и шум от главных двигателей, достигавший в жилых помеще­ниях уровня 103 дБ. изматывали личный состав. Но для сторожевой, пат­рульной службы эти корабли имели слишком мощное артиллерийское во­оружение и конструктивную защиту.

Поэтому перед конструкторами была поставлена задача создать бро­нированный катер, предназначенный для длительного патрулирования, то есть с большей автономностью. Исходя из этого, на новом артилле­рийском катере было решено улучшить обитаемость и привести её в со­ответствие с действовавшими в то время требованиями ВМФ. Все жи­лые помещения наиболее возможно изолировали от машинного отделе­ния, сгруппировав их в носовой части корпуса (II, IV, V и VI отсеки). Между жилыми помещениями и моторным отсеком разместили пост управления двигателями (VII отсек), переборки покрывала специальная вибропоглощающая изоляция.

По огневым возможностям и защищенности пр. 1204 приблизитель­но соответствовал предвоенному пр. 1125, и заведомо уступал замеча­тельным послевоенным проектам 191, 191М и 192.

С самого начала проектирования Ю.Ю. Бенуа главные размерения и обводы пр. 1204 принял одинаковыми с бронекатером пр. 192. Исклю­чение составила высота борта, которая для улучшения мореходности и обитаемости была увеличена до 2,1 м в носу и до 2,0 м на миделе и в корме. Кроме этих главных размерений, ничто больше не напоминало о предшественнике.

Советский артиллерийский катер типа «Шмель» (проект 1204)

В истории военного кораблестроения трудно найти случай, когда ко­рабли одного назначения, практически одинакового водоизмещения, про­ектированием которых занималась одна организация, получились бы столь разными по своим боевым возможностям.

Как известно, попытка улучшить мореходность была предпринята еще при проектировании БКА пр. 192. В ТТЗ на проектирование АКА пр. 1204 уже прямо оговаривалась возможность его использования в прибрежных мелководных районах морей. Высота надводного борта была увеличена, «горб» исчез и катер стал гладко палубным.

К новому катеру были предъявлены значительно более жесткие тре­бования по прочности корпуса, поэтому запас обшей прочности был при­нят равным 1,75.

Для уменьшения массы корпуса ЦКБ-5 прорабатывался вопрос о при­менении легких сплавов. Переход на легкие сплавы позволял уменьшить водоизмещение катера на 7 —8 т. Однако их применение пришлось при­знать нецелесообразным, прежде всего по экономическим соображени­ям, так как стоимость корпуса возрастала в 2 — 3 раза (а всего катера — на 15 — 20%), кроме того, требовались средства на разработку конструкции броневой защиты из легких высокопрочных материалов.

Существенно выросла и масса раздела «Электрооборудование, связь и управление».

Для обеспечения плавания в открытом море, вблизи берегов и в узко­стях в условиях плохой видимости на новом корабле установили НРЛС «Донец-2». Антенное устройство станции разместили на ферменном «по­стаменте», окончательно «похоронив» идею размещения второй пулемет­ной башни на крыше ходовой рубки. С самого начала отмечалась большая масса станции (ок. 700 кг) и большие габаритные размеры приборов. Оп­тические средства наблюдения дополнили аппаратурой ночного видения МЭ-5. Также была установлена система «Градус-2», предназначенная для выработки курса или азимутального направления и выдачи этих данных авторулевому «Самшит-АО 3».

Жилые помещения были оборудованы искусственной вентиляцией, электрическим отоплением, на камбузе установили электроплиту и холо­дильную камеру.

Для обеспечения энергией вместо 2 дизель-генераторов КГ-5,6 по­ставили 2 более мощных (и, естественно, более тяжелых) автоматизи­рованных ДГА-25-9 (380 В), увеличилось и количество электрораспре­делительных устройств. Возросла, правда, не столь существенно, масса раздела «Механическая установка», так как в качестве главных двига­телей вместо дизелей М-50 (1 000 л.с.) были приняты более современ­ные (и более массивные) М-50Ф мощностью 1 200 л.с. (ресурс до пере­борки 600 ч).

Таким образом, суммарная нагрузка по трем вышеперечисленным разделам нагрузки масс для артиллерийского катера пр. 1204 составила 44,3 т или больше 2,4% полного водоизмещения (пр. 192 — 27,1 т или 40,4%). В этих условиях не могло быть и речи о создании уникальной системы броневой защиты, уже существовавшей на кораблях пр 192. Для этого потребова­лось бы увеличить водоизмещение примерно до 130—150 т. Между тем, водоизмещение нового катера ограничивалось 62 т. Однако на этапе тех­нического проекта оно выросло до 71 т. Дальнейший рост водоизмещения жестко лимитировался необходимостью использования для перевозки корабля стандартных четырехосных железнодорожных платформ.

Простейший арифметический расчет показывал, что при сохранении заданной дальности плавания на такие важнейшие для боевого корабля разделы нагрузки, как «Защита» («Бронирование»), «Вооружение» и «Бо­езапас», у конструкторов пр. 1204 оставалось 14— 15 т.

Выбор основного вооружения оказался очень непростым делом. Свои надежды конструкторы связывали с новым плавающим танком ПТ-90, вооруженным 90-мм пушкой Д-62. Однако танк на вооружение так и не приняли, а попытки разработать новую катерную башню на основе баш­ни танка ПТ-90 не удались. Поэтому пришлось использовать башню стро­ившегося серийно танка ПТ-76Б с довольно слабой 76-мм пушкой. Она была стабилизирована в двух плоскостях (стабилизатор СТП-2П «Заря»), С пушкой был спарен 7.62-мм пулемет СГМТ. Управление огнем осуще­ствлялось наводчиком с помощью прицела ТШК-2-66. Целеуказание на­водчик должен был получать из боевой рубки от командира катера по внутрикорабельной связи.

В кормовой части артиллерийского катера размещалась всего лишь 1 14,5-мм установка 2М-6 (2 пулемета КГТВТ), аналогичная устанавливав­шейся на кораблях пр. 191М и 192. Поэтому возможности противовоз­душной обороны катера оказались более чем скромными. Мало того, при закрепленных на палубе минах заграждения стрельба из пулеметов вооб­ще исключалась, АКА оказывался полностью беззащитным от ударов с воздуха. Такое пренебрежение ПВО труднообъяснимо, тем более, что в конце 1960-х гг. появились первые боевые вертолеты. В дальнейшем пуле­метную установку 2М-6 заменили на 25-мм пушечную 2М-ЗМ (образца 1957 г.).

Разумеется, в эпоху «сплошной ракетизации» ни один вновь проек­тируемый боевой корабль просто не мог не иметь управляемого ракет­ного оружия. Поэтому на новом артиллерийском катере предусмотрели размещение противотанкового управляемого ракетного комплекса 9К11 «Малютка». 2 пусковые установки ПТУР (боезапас — 4 ракеты) размеща­лись побортно в районе 7 — 8 шп. Пульт управления находился на ходо­вом мостике.

Комплекс «Малютка» принадлежал к первому поколению отечествен­ных ПТУР и имел ручную систему управления: оператор через оптичес­кий прицел одновременно должен был следить за ракетой и целью и вруч­ную управлять ракетой по проводам. При этом средняя вероятность попа­дания составляла 75 — 80%. Естественно, что прицельная стрельба на ходу, а тем более на волнении, была невозможна — требовалась стабилизация прицела. Определенные надежды связывались с возможностью установ­ки ПТУР непосредственно на башне ПТ-76, что позволяло использовать для их наведения стабилизированный прицел пушки и исключить наведе­ние ПУ в направлении цели самим катером. Однако в танкостроении ра­боты по этому направлению распространения не получили (более перс­пективным оказалось использование гладкоствольных пушек — пуско­вых установок),

С появлением 2-го поколения ПТУР (с полуавтоматической радиоко- мандной системой наведения), а в особенности — 3-го поколения (управ­ляемых по лазерному лучу и запускаемых из танковых пушек) идея «ра­кетизации» могла подучить второе рождение, однако новые речные ко­рабли пр. 1208 и 1248 получили на вооружение 100-мм нарезную пушку Д-10-Т2с в башне танка Т-55.

Свободное пространство палубы от ходовой рубки до пулеметной баш­ни еще на стадии эскизного проекта конструкторы попытались использо­вать для усиления вооружения катера. Первоначально прорабатывалась возможность размещения в районе 30 шп. 120-мм миномета, однако от этой идеи отказались, справедливо полагая, что прицельность стрельбы (учитывая подвижность катера) будет низкой.

В середине 1970-х гг. на некоторых катерах в этом районе соорудили «каземат» с бойницами для 4 30-мм гранатометов БП-30.

Очевидно, вспомнив военный опыт вооружения бронекатеров пр. 1124 и 1125 реактивными установками М-8-М и М-13-М, на «Шмелях» в кормо­вой части начали устанавливать пусковые установки БМ-14-17 (боекомп­лект — 34 снаряда) с 17-ю направляющими длиной 1100 мм. Заряжание производилось вручную с палубы, наведение также осуществлялось вруч­ную. Более или менее прицельная стрельба по береговым целям могла вес­тись только на «топе» и при отсутствии качки, при этом катер лишался своих основных преимуществ: высокой скорости и маневренности, пре­вращаясь в неподвижную мишень.

Советский артиллерийский катер типа «Шмель» (проект 1204)

Для постановки мин на катере в корме устанавливались скаты и мин­ные рельсы, на которых могло размещаться 10 мин типа ЯМ или 4 типа ИГДМ-500.

Хотя новый артиллерийский катер имел унаследованный от своего предшественника характерный завал бортов в средней части (15°), вес и объемы уникальной экранированной системы бронирования были уже давно «съедены» различными тяжелыми и крупногабаритными «чудесами техники». На катере было предусмотрено бронирование рубки (стенки — 9 мм, крыша — 4 мм), бортов (броневой пояс от 26 до 43 шпангоутов толщи­ной 8 мм) и палубы в районе моторного отделения и поста управления двига­телями (4 мм), башни (лоб — 15 мм, стенки — 10 мм. крыша — 10 мм), барбета башни, где размешался боезапас (10 мм), пулеметной башни 2М-6 (74-7 мм), барбета пулеметной башни (10 мм) и переборки на 26 шп. (4 мм).

Вертикальная броня защищала от поражения пулей калибра 7,62 мм с дистанции 100 м и от мелких осколков. Таким образом, принятая толщина брони и схема бронирования оставляли желать много лучшего.

Итак, суммарная масса разделов «Защита» (бронирование), «Воору­жение» и «Боезапас» составляли у пр. 1204 15,4 т или 21.7% от полного водоизмещения (у кораблей» пр. 192 — 29,2 т, или 43,5%).

Как известно из истории мирового военного кораблестроения, все по-настоящему этапные корабли вбирали в себя самые последние дости­жения современной им науки и техники. Одним из таких кораблей стал бронекатер пр. 191 М. От других кораблей своего подкласса его отличали применение эффективной экранированной системы бронирования, мощ­ное вооружение специальной разработки, легкие быстроходные дизели. Таким образом, артиллерийский катер пр. 1204 создавался на базе давно освоенных промышленностью образцов вооружения, приборов и меха­низмов, подавляющее большинство которых разработали еще в конце 50-х гг. XX в. (а некоторые — и того раньше). А все новаторские предложения проектировщиков (корпус из легкого сплава, бронирование с использова­нием неметаллических элементов, башня специальной конструкции, со­здание «под катер» новых легких и малогабаритных приборов и механиз­мов) отвергались заказчиком.

Поэтому низкое качество артиллерийских катеров пр. 1204 стало для всех совершенно очевидно. Его моральное устаревание произошло еще на стадии эскизного проекта. В начале 1960 г. ЦКБ-5 было загружено ра­ботами по созданию «кораблей будущего» — ракетных катеров и кораб­лей с динамическими принципами поддержания. В интересах этих про­грамм создавались новые образцы вооружения и оборудования. Техни­ческий проект артиллерийского катера «Шмель» удалось утвердить в кон­це 1965 г. А в 1966 г. на 58 году жизни скончался Ю.Ю. Бенуа. Дальнейшую работу по внедрению «Шмеля» в серию и его совершенствованию возгла­вил Л.В. Озимов более известный как конструктор десантных кораблей на воздушной подушке.

В 1967 г. в Керчи на знаменитом гигантском заводе «Залив» в 1967 г. был построен головной катер пр. 1204. Здесь же развернулось их крупносерийное производство. Небольшие серии катеров построил николаевский судостроительный завод имени 61 Коммунара и ленинградское производ­ственное объединение «Алмаз». Всего с 1967 по 1974 гг. на трех заводах было построено 118 артиллерийских катеров пр 1204. ВМФ СССР полу­чил 56 катеров (Балтийский флот — 10, Тихоокеанский — 30 и Черномор­ский — 16 единиц), а морские части погранвойск КГБ СССР — 62 катера. К середине 1970 г. новые АКА полностью заменили катера пр. 191М.

Мирная служба «Шмелей», впрочем, как и их предшественников, не отличалась яркими эпизодами. Быть может, к счастью, что этим слабово­оруженным и слабозащищенным катерам не пришлось участвовать в бо­евых действиях. В 1984— 1985 гг. Кампучии были переданы 4 модернизи­рованных артиллерийские катера пр. 1204, которые без особого успеха использовались на реке Меконг против банд «красных кхмеров».

Во второй половине 1980 г. Зеленодольское Проектно-конструктор­ское бюро разработало технический проект нового малого речного артил­лерийского катера (пр. 12130) водоизмещением около 90 т со скоростью хода около 20 уз., вооруженного 2 30-мм артиллерийскими установками, 7,62-мм пулеметами и переносными зенитными ракетными комплекса­ми. Катер мог перевозится по железной дороге. Последовавший в 1991 г. распад СССР и разразившийся вслед за этим невиданный экономический кризис привел к постепенному сворачиванию в России работ по речным боевым кораблям.

Сегодня даже в очень авторитетных изданиях утверждается, что за­рубежные аналоги отечественных бронекатеров либо значительно усту­пали им, либо отсутствовали совсем. Думается, что необходимо подроб­нее разобраться в этом вопросе.

Как уже отмечалось, американцы, окончательно «завязнувшие» в кон­це 1960 г. в войне в Юго-Восточной Азии, создали специальную организа­цию (NIWPO) по разработке новых типов боевых катеров для действия в прибрежной зоне и на реках. Специалисты NIWPO разработали проект­ные предложения по 7 типам катеров. Из них до стадии техпроекта дошел только 1 — малый речной сторожевой катер типа PBR (Patrol Boat River) водоизмещением около 15 т. Катер вооружался 2 20-мм автоматическими пушками в башнях. Погреба боезапаса, МО и боевая рубка защищались противопульной броней. Энергетическая установка состояла из двух авиа­ционных ГТД, работавших на водометный движитель. Но, по ряду при­чин проект так и не был реализован.

Помимо СССР традиционно большое внимание строительству реч­ных боевых кораблей уделялось в Румынии. В 1974— 1977 гг. для Дунай­ской флотилии в Галаце построили 10 бронекатеров типа «Monitor». Внешне эти спроектированные в начале 70-х гг. XX века корабли очень напомина­ют советские бронекатера пр. 191М и 192. Они имеют низкий надводный борт и характерный «горб» в средней части. 76-мм пушка размещена в башне специальной конструкции, на ходовой рубке установлена вто­рая пулеметная установка и антенна радиолокационной станции. Дан­ные о системе бронирования и толщине брони к сожалению, отсут­ствуют

Так получилось, что волею судеб артиллерийский катер пр. 1204 стал последним (но далеко не лучшим) представителем отечественных малых речных боевых кораблей, родоначальником которых стали легендарные посыльные суда типа «Штык». В настоящее время в строю осталось около двух десятков «Шмелей». Катера давно выслужили положенный срок, их списание произойдет в ближайшие годы. Один из 118 построенных кате­ров пр. 1204 увековечен в экспозиции Центрального музея Великой Оте­чественной войны на Поклонной горе в Москве, где он заменяет своих легендарных предшественников пр. 1124 и пр. 1125.

 

 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД