Find the latest bookmaker offers available across all uk gambling sites www.bets.zone Read the reviews and compare sites to quickly discover the perfect account for you.
Главная / ЭНЦИКЛОПЕДИЯ МОНИТОРОВ. Защитники речных границ России. Черников И.И. / Военные действия на Черном море и в устье Дуная в период Первой мировой войны

Военные действия на Черном море и в устье Дуная в период Первой мировой войны

Перед началом Первой мировой войны Германия, имея второй по ко­личеству кораблей флот в мире, выделила для Средиземного моря только два корабля, предназначавшиеся для удара по французским войсковым транспортам, чтобы сорвать переброску на континент войск из африкан­ских колоний. Один из них — линейный крейсер «Гебен» водоизмеще­нием 23 000 т. был вооружен 10 280-мм пушками и обладал скоростью хода 27,8 узла. Легкий крейсер «Бреслау» имел водоизмещение всего лишь 4 500 т. Скорость «Гебена» была больше, чем у любого линкора или крейсера того времени, и он, в соответствии с ужасным прогнозом Уинстона Черчилля, «мог, легко уклонившись от французских линкоров, и, отбросив или обо­гнав их крейсеры, обрушиться всей своей огневой мощью на беззащит­ные войсковые транспорты, топя одно за другим эти набитые солдатами суда». Действительно, во время войны германский флот проявил гораздо большую дерзость и решительность в рискованных операциях против пре­восходящих сил противника, чем смог продемонстрировать английский флот.

Французские и британские корабли преследовали «Гебен», но адми­рал Сушон ушел от погони, и 10 августа 1914 г. маленький отряд германс­ких кораблей неожиданно для всех появился в Дарданеллах, принеся с собой, как позднее признал Черчилль, «больше бедствий крови, руин и неконтролируемых последствий, чем все другие военные корабли вместе взятые со времен изобретения корабельного компаса».

Затем Сушон проявил немалый дипломатический талант, с тем чтобы втянуть Турцию в войну. Это было нелегко, так как вначале Оттоманская империя, еще надеясь поторговать своим нейтралитетом, осмелилась по­просить германского посла разоружить «Гебен» и «Бреслау», но Вангейгейм категорически отказался даже обсуждать это предложение. Однако Турция, терпя многие обиды от «спесивых франков», решила отомстить Британии за недавний захват её новейших дредноутов, построенных на английских стапелях, и Великий Визирь предложил купить у Германии эти великолепные корабли.

После этого «Гебен» и Бреслау» соответственно получили новые имена «Явуз Селим» и «Мидиллие», подняли турецкие флаги, и султан Мухаммед IV лично обошел строй немецких моряков, одетых в турец­кие фески

Но при этом, Оттоманская империя не собиралась вступать в войну на стороне Германии, на чем яростно настаивали немцы. Напротив, вос­пользовавшись приходом отряда Сушона, турецкое правительство стало требовать от Антанты более высокой платы за свой нейтралитет.

Появление «Гебена» у входа в Черное море более всего насторожило Россию, и воинственная агрессивность, столь характерная для её отноше­ний с Турцией в XIX веке, с многовековыми претензиями Руси на владе­ние проливами и Царьградом, составлявшими краеугольный камень рус­ской внешней политики, неожиданно сменилась небывалой мягкостью и изысканной вежливостью.

В это время адмирал Сушон, назначенный командовать турецким флотом входил в круг своих новых обязанностей. Его флот не выходил в море с 1877 г., машины требовали ремонта, а на кораблях отсутствовали радиостанции.

Вскоре Сушон пришел к убеждению, что береговой обороной долж­ны руководить немцы, и только тогда можно будет на неё положиться. Поэтому 15 августа под свою личную ответственность он затребовал из Германии для дарданельских и босфорских фортов весь обслуживающий персонал.

Пока Сушон приводил турецкий флот и береговую оборону в боеспо­собное состояние, через проливы в русские черноморские порты шли, загруженные по марку, французские и английские транспорты, достав­ляя все виды боевого снабжения.

Турция, откровенно гордясь своим великолепным флотом и арми­ей, в которых большую часть офицеров составляли немцы, ввязывать­ся в войну все равно не хотела. Как немцы не настаивали, Великий Ви­зирь с чисто восточным искусством уходил от конкретного решения этого вопроса. Однако Сушон уже начал разбираться в некоторых за­гадках турецкой души отличавшейся не только аптизападничеством, но и русофобией.

У Сушона, использовавшего германофильские и антирусские настро­ения отдельных турецких сановников, появился простой план: он решил напасть на русские черноморские порты всеми боеспособными корабля­ми германо-турецкого флота так, чтобы ни Россия, ни Турция не смогли пойти на попятную,

К началу войны с Германией Черноморский флот состоял, главным образом, из устаревших кораблей, базировавшихся на Севастополь. Од­нако эти «додредноуты» могли противопоставить десяти 280-мм орудиям «Гебена» свои шестнадцать 305-мм и четыре 254-мм пушки. Но русская эскадра не могла принудить «Гебен» к бою, скорость хода которого на 10 уз. превосходила самые быстроходные линейные корабли Черноморско­го флота.

Утром 29 октября турецкие корабли обстреляли Севастополь. Коман­дование Черноморского флота было захвачено врасплох внезапным набе­гом противника и плохо сориентировалось в обстановке. Поступавшие отовсюду панические донесения сбивали с толку.

Гром орудий «Гебена» свидетельствовало том, что Турция вступила в войну на стороне Германии. 4 ноября Россия объявила войну Турции, на следующий день к ней присоединились Франция и Британия.

Однако незамерзающие турецкие проливы тут же «захлопнулись», отрезав Россию от помощи союзников через Средиземное море. После этого необходимые военные поставки пришлось организовывать через Архангельск, замерзающий на полгода, и через Владивосток, стоявший за 10 000 км от театра военных действий. В результате уже через месяц русский экспорт упал на 98%, а импорт — на 93%.

Уже в конце 1914 г. русская армия начала ощущать острый недостаток в артиллерии, винтовках, боеприпасах и других видах снабжения, а к вес­не 1915 г. Россия уже израсходовала все свои военные запасы, накоплен­ные в предвоенное время. Горы оружия и боеприпасов лежали на прича­лах английских и французских портов, ожидая отправки в Архангельск, намертво скованный льдом.

Объединенный англо-французский флот двинулся к проливам, пол­ный решимости прорвать их силой. Но было уже поздно. Когда знако­мишься с работами, связанными с Дарданельской операцией британско­го флота, создается впечатление о полной ведомственной разобщенности в верховном командовании Антанты. Впрочем, политическое руководство Российской Империи всячески хотело показать союзникам, что без по­мощи России проливы не взять. С этим спорить трудно, так как адмирал Сушон успел блестяще организовать береговую оборону Турции.

Весной 1915 г. германские войска перешли в общее наступление на Восточном фронте. Фронт был прорван сразу в нескольких местах, и рус­ские армии вынуждены были отходить на Восток, оставляя крепости до­селе считавшиеся неприступными. Фактически была полностью потеря­на Польша. Все это привело к тому, что Россия на весь 1915 г. утратила способность вести крупные наступательные операции.

15 февраля 1915 г. морские силы союзников на Средиземном море начали печально знаменитую Дарданелльскую десантную операцию. Поскольку командование российского Черноморского флота планиро­вало аналогичную операцию по захвату Босфора, то на корабли союз­ников прибыли наблюдатели. Русских офицеров особенно заинтересо­вали английские корабли класса мониторов.

Эти корабли строились уже после начала мировой войны специаль­но для обстрела побережья Фландрии, занятого германскими войска­ми. Стремясь уменьшить осадку, кораблестроители установили борто­вые наделки — були, оказавшиеся надежной защитой от подводных взрывов. Именно на это конструктивное новшество обратили внима­ние русские морские офицеры.

Командующий Черноморским флотом адмирал А. А. Эбергард 20 июля 1915 г. направил в штаб Верховного Главнокомандующего Вели­кого князя Николая Николаевича письмо, в котором указывал, что «зна­чение для России занятия проливов столь велико, что непозволительно останавливаться перед любыми затратами средств и труда, раз от этого может зависеть успех операции». Предлагалось незамедлительно зака­зать для будущей Босфорской десантной операции или в Англии, или на отечественных заводах 12 мониторов со сроком готовности к весне 1916 г. Верховный Главнокомандующий полагал, что «если англичанам действительно удалось выработать тип мореходного судна, неуязвимо­го от мин, то к постройке таковых судов следует приступить без замед­ления, приложив все усилия, чтобы изготовить их к весне 1916 г.».

Ïðîåêò ìîíèòîðà äëÿ ×åðíîìîñêîãî ôëîòà

Учитывая загруженность отечественных судостроительных заво­дов, А.А. Эбергард предлагал заказать мониторы в Англии, доставив их в разобранном виде через Архангельск в Николаев. В первом варианте предусматривалась установка английских орудий, во втором — отече­ственных. По третьему варианту мониторы должны были строиться в Николаеве, но с поставкой главных и вспомогательных механизмов из Англии. Вводу в строй кораблей нового класса придавалось столь важ­ное значение, что даже предполагалось приостановить постройку ли­нейного корабля Черноморского флота «Император Александр III».

Ïðîåêò ìîíèòîðà äëÿ ×åðíîìîñêîãî ôëîòà ñ 120-ìì ïóøêàìè

Но Адмиралтейство Великобритании из-за загруженности заводов категорически отказалось от размещения заказа и согласилось только на поставку механизмов.

Мониторы предполагалось строить однотипными, но с различным артиллерийским вооружением. Корабли, предназначенные для борь­бы с береговыми батареями противника, предполагалось вооружить 2 305-мм орудиями, а на мониторы, непосредственно поддерживающие высадку десанта, установить 152-мм орудия, способные вести огонь шрапнельными гранатами. Из-за отсутствия «свободных» орудий большого калибра предлагалось установить открыто на верхней палубе 305-мм орудия с линейного корабля «Император Александр III» или 305-мм гаубицы, используемые на сухопутном фронте. Мониторы вто­рой группы планировалось вооружить 152- или 120-мм орудиями в баш­нях, снятых с броненосных канонерских лодок типа «Шквал» Амурс­кой военной флотилии. Техническому бюро судостроения ГУК пору­чалось в кратчайшие сроки разработать эскизный проект монитора с 120-мм орудиями.

Техническое бюро блестяще справилось с задачей, спроектировав в сжатые сроки монитор водоизмещением 1400 т (главные размерения —80 х 15 х 1,5 м), вооруженный 6 120-мм орудиями, размещенными в трех башнях, находившихся в диаметральной плоскости, и 2 40-мм зенитными автоматами. Толщина броневых плит корпуса борта составляла 75 — 39 мм, верхней палубы — 38—19 мм, боевой рубки — 100 мм. Следует обратить внимание на то, что толщина вертикального бронирования превышала горизонтальное, что уже не соответствовало дистанциям артиллерийско­го боя, так как на больших дистанциях, учитывая малую высоту надвод­ного борта, вероятность попадания снарядов в него резко падала, и брони­рование борта уже не имело практического значения, а возрастала роль конструктивной защиты палубы.

Силовая установка состояла из 4 дизелей мощностью по 250 л. с., ско­рость хода — 10 уз., дальность плавания — 3 тыс. миль.

Впоследствии из-за слабого бронирования и малой мореходности проектируемого монитора и учитывая загруженность промышленнос­ти, от строительства пришлось отказаться, а для непосредственной под­держки десанта использовать десантные суда, они же — тральщики типа «эльпидифор», с установленными открыто на верхней палубе 130-мм орудиями. Кроме того, вместо мониторов предполагалось использовать для обстрела турецких укреплений в проливе устарелые, но прошедшие модернизацию линейные корабли «Три Святителя», «Ростислав», «Пан­телеймон», «Евстафий» и «Иоанн Златоуст». Нужно особо отметить, что артиллерия главного калибра этих броненосцев изначально проек­тировалась для стрельбы по возвышенным целям береговых укрепле­ний проливов так как имела угол возвышения пушек в 35°, ставший характерным для кораблей Черноморского флота. Дело в том, что еще в 1882 г., когда русский Морской технический комитет разрабатывал для кораблей Черноморского флота «Екатерина II», «Чесма» и «Синоп» (во­оруженных каждый 6 305-мм пушками в трех 2-орудийных башнях) размещение артиллерии главного калибра, он исходил из предназначе­ния её для одновременного обстрела и подавления высоко стоящих ба­тарей укреплений Босфора по обеим берегам и для скоротечного боя на носовых курсовых углах. И с того времени артиллерия главного калибра кораблей Черноморского флота специально оснащалась станками, имевшими такой большой угол возвышения.

Ëèíåéíûé ìêîðàáëü "Òðè Ñâÿòèòåëÿ" ïî ñîñòîÿíèþ íà 1915 ãîä

Этого нельзя сказать о кораблях союзников, артиллерия которых со­здавалась для эскадренного боя или для настильных траекторий стрель­бы, то есть для проламывания вертикальной брони.

Ëèíåéíûé ìêîðàáëü "Ðîñòèñëàâ" ïî ñîñòîÿíèþ íà 1915 ãîä

Постройка мониторов так и не состоялась, как, впрочем, и Босфор­ская десантная операция, для выполнения которой Черноморский флот технически был подготовлен более чем достаточно. К этому времени Россия сформировала отдельный отряд обороны Дунайских гирл, значительная часть которого вполне подходила для обеспечения Босфорской десантной операции В состав отряда вошли различные речные минно-артиллерийские отряды Черноморского фло­та. служба связи, а также мостовые и боновые отряды русской армии. К августу 1916 г. на Дунае сконцентрировались мощные речные силы русских: отряды канонерских лодок, плавбатарей и боевых катеров. Ру­мыния к этому времени уже являлась союзницей России, и корабли ее Дунайской речной флотилии также входили в состав русских речных отрядов.

Ëèíåéíûé ìêîðàáëü "Ïàíòåëåéìîí" ïî ñîñòîÿíèþ íà 1916 ãîä

Для объединения командования речными и морскими силами на Ду­нае 14 апреля 1917 г. приказом начальника морского штаба Верховного Главнокомандующего за № 203 в состав Дунайской речной флотилии во­шли все русские, и румынские боевые и плавучие средства. 5 июля 1917 г. командование флотилией принял вице-адмира Ненюков.

Ëèíåéíûå ìêîðàáëè "Åâñòàôèé" è "Èîàí Çëàòîóñò" ïî ñîñòîÿíèþ íà 1916 ãîä

Наиболее интересным типом канонерских лодок Дунайской флоти­лии считаются корабли, переоборудованные из самоходных десантных барж, так называемых «болиндеров». Эти артиллерийские корабли мож­но считать своеобразными мониторами Черноморского флота. Фактиче­ски это были небронированные канонерские лодки.

1675

Все вооруженные десантные баржи вошли в состав Черноморского флота в феврале 1917 г., участвовали в Первой мировой войне, а в январе 1918 г. экипажи канонерских лодок перешли на сторону Советской власти.

1676

Канонерская лодка «К-2» в феврале 1918 г. была захвачена румын­скими войсками на реке Дунай, а остальные корабли 28 марта 1918 г. попали к австро-германским оккупантам в Одессе. В ноябре 1918 г. «К-1» и «К-3» оказались у белогвардейцев, а с декабря 1918 г. — у англо-француз­ских интервентов. С апреля 1919 г. они вновь вошли в состав белогвардей­ского флота (имея тактические номера соответственно «Б-1» и «Б-4», лод­ка «К-3» имела тактический номер «Б-3»). 18 ноября 1920 года «К-1» была затоплена врангелевцами у Евпатории, при эвакуации из Крыма. В ноябре 1920 года «Б-3» перешла к красным, и 27 ноября 1920 года, в качестве болиндера зачислена в состав ДОТ обороны Крымского полуострова МСЧМ. 25 ноября 1921 г. затонула во время шторма в Севастопольской бухте, но вскоре была поднята и вновь введена в строй. 12 апреля 1924 г. передана Морпогранохране ОГПУ. Впоследствии входила в состав плавсредств ди­визиона подводных лодок МСЧМ. Судьба лодок «К-4» и «К-5», а так же «К-18» и «К-19» неизвестна.

Приведенный список канонерских лодок, переоборудованных из са­моходных десантных барж, естественно, не полон. В документах РГА ВМФ упоминается о 22 баржах, предполагавшихся к вооружению 152-мм пуш­ками. Кроме этого, на 2 баржах были установлены 8 75-мм зенитных пу­шек. И по одной барже было переоборудовано в плавучий склад боезапаса, плавмастерскую и плавучий лазарет.

 

 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД