Find the latest bookmaker offers available across all uk gambling sites www.bets.zone Read the reviews and compare sites to quickly discover the perfect account for you.

Днепровская флотилия Советской России

Намеченная еще ранее реорганизация советской Днепровской флоти­лии и её переход в Морское ведомство РСФСР началась 27 августа 1919 г., по приказу главнокомандующего вооруженными силами Республики. Ко­мандованию Западного (бывшего Украинского) фронта было приказано передать Днепровскую флотилию в ведение командующего морскими силами республики, после чего началась коренная реорганизация флоти­лии. Реввоенсовет Республики подчинил ее во всех отношениях Моркому, а в оперативном — сухопутному командованию советских войск, опе­рировавших на Украине. Кроме того, все флотилии, действовавшие на вер­хнем Днепре и на его притоках, стали подчиняться комфлоту Днепровс­кой флотилии.

13 сентября 1919 г. полностью сменилось командование флотилией, и из Москвы начали прибывать квалифицированные специалисты. Из пре­жнего личного состава 75% не прибыло в Гомель, а осталось в Киеве у бе­лых. Береговой полуэкипаж в полном составе в Гомель, похоже, эвакуиро­ваться и не собирался.

Прежнее командование с пьянством и грабежами не только не боро­лось, но даже их поощряло. Политотдел никакой работы не вел. Отсут­ствовала простая школа грамотности, которая существовала только на бумаге. Бандитизм в среде красных моряков стал вполне естественным явлением, так как при отсутствии снабжения команды судов забирали в прибрежных деревнях скот и продовольствие. Советские матросы при всем их революционном энтузиазме и воодушевлении, отличались крайней распущенностью. Партизанщина и хищения, разгул и пьянство не могли, конечно, служить залогом успеха в предстоящих серьезных операциях. Личный состав требовал генеральной чистки. Приходилось избавляться от моряков-самозванцев и «клешников».

Согласно приказу командующего флотилией от 15 сентября 1919 г., переформирование Днепровской военной флотилии и перевооружение кораблей предполагалось закончить к началу навигации 1920 г. Новый состав флотилии включал в себя два дивизиона канонерских лодок для действий на южном (более глубоководном) и северном плесе реки. Из них I дивизион предназначался, главным образом, для боя с флотилией противника и состоял из двух групп. Четыре тяжелые канонерские лод­ки первой группы должны были иметь на вооружении по 2 130-мм кора­бельных пушки. Каждая из четырех канонерок второй (легкой) группы вооружалась 4 76-мм полевыми пушками на «судовой установке». Такое разделение на группы вызвалось сравнительной узостью реки, которая не допускала другого строя, кроме кильватерной колонны. Поэтому группа, замыкающая колонну и обладающая дальнобойной артиллерией, могла стрелять через голову авангарда Каждый дивизион имел вспомо­гательный буксир с мощными водоотливными и пожарными средства­ми, а также штабной пароход.

Приказом по флотилии от 6 октября 1919 г. бронепароходы перевели в класс канонерских лодок. Они получили новые наименования.

Новая флотилия создавалась из двух дивизионов:

Первый дивизион (литера «М») состоял из 8 канонерских лодок для действий на южном плесе ниже Киева летом и осенью (из-за их глубокой осадки). По вооружению корабли дивизиона значительно отличались. Корабли первой группы тяжелых канонерских лодок («Молниеносный», Мстительный», «Мощный», «Могучий») имели по 2 130-мм пушки и 4 пулемета каждый; вторая группа легких канонерских лодок («Малый», «Меткий», «Молодецкий», «Мудрый») была вооружена 4 76-мм полевыми пушками, установленными на тумбах Мотовилихинского завода (в свое время заказанных Волжской флотилией белых) и четырьмя пулеметами. Этот дивизион, состоящий из восьми канонерок, по 4 канонерки в груп­пе, предназначался, главным образом, для боя с флотилией противника. В основе такой тактики лежали условия местности, боевой опыт Волжских флотилий как советской, так и колчаковской, и опыт совместных действий с армией.

1739

Извилистость Днепра и короткие плесы вынуждали вести бой с фло­тилией противника на близких дистанциях. Поэтому преимущества ко­рабля заключалось в количестве артиллерии, скорострельности, в живу­чести пушек, позволявшей выпускать большое количество снарядов.

1741

С точки зрения гибкости и удобства управления огнем во время боя с неприятельской флотилией предполагалось использовать строй кильва­терной колонны из «спаренных» кораблей.

Крепления под орудия делались деревянные с одной стороны для ус­корения (и из-за отсутствия соответствующей стали и заводов, могущих выполнить эти работы), а с другой — из-за ветхости корпусов, которые не могли выдерживать отдачу пушек.

Применялось вертикальное бронирование орудий и рубки для укры­тия прислуги и лоцманов. Таким же образом защищались и пулеметы, имевшие угол возвышения около 90° и стоявшие на треножниках. В каче­стве «брони», из-за отсутствия хромоникелевой, приходилось применять мягкую 10-мм сталь, которая не пробивалась винтовочной пулей с дистан­ции 213 м. и в упор при угле падения от нормального 15°. Дополнительно в помощь «броне» вдоль бортов укладывались штабеля дров. От употребле­ния песка пришлось отказаться, так как из-за его большого веса осадка кораблей увеличилась настолько, что в летнее время канонерскую лодку было бы нельзя использовать. Зенитная артиллерия устанавливалась по мере её поступления, что тяжело сказалось в летних операциях 1920 г. Аэро­пушки все же удалось установить, но с опозданием.

Второй дивизион, состоявший из 8 канонерских лодок литеры «Г», из-за отсутствия соответствующих калибров морской артиллерии при­шлось вооружить армейскими пушками, руководствуясь разделением дивизиона на тяжелую и легкую группы (как и в I дивизионе) и приспо­сабливая их благодаря малой осадке кораблей к действию на верхнем пле­се. Как здесь, так и там проводилась идея необходимости действия кораб­лей парами — одна легкая, другая тяжелая. Канонерки предлагалось ис­пользовать в операциях против берега и небольших речных сил противни­ка, а целый дивизион (легкая впереди тяжелая сзади) — в бою против круп­ных сил противника.

Канонерские лодки легкой группы («Геройский», Грозный», «Горя­чий», «Громкий») вооружались каждая 2 76-мм орудиями и 4 пулеметами. Впоследствии сюда же вошла пятая канонерка «Доброволец», захвачен­ная у белых в бою и переименованная в «Губительный». Общий вид их был примерно такой же, как и тяжелой группы.

1736

Тяжелая группа: «Грозящий» (2 107-мм), «Гордый» и «Громовой» (по 2 122-мм), «Гневный» (2 120-мм), и на всех по 4 пулемета.

1737

Подкрепления устанавливались также деревянными. Броня ставилась однотипно с 1-ым дивизионом. Для увеличения угла возвышения армейс­ких пушек применялся довольно остроумный способ установки банкетов (заимствованный у деникинской флотилии), при котором пушки крепи­лись за скобы, пропущенные под палубу.

Применение армейских пушек оправдывалось большой живучестью их каналов стволов. Кроме того, сухопутные прицелы оказались чрезвы­чайно полезными для действий против береговых целей. Каждому диви­зиону придавался штабной пароход, а так же буксир с мощными противо­пожарными и водоотливными средствами.

Кроме этих кораблей в программу вооружения входили 6 стороже­вых судов («Коршун», «Кречет», «Ястреб», «Беркут», «Сокол», «Орел»), вооруженные 47-мм орудиями и пулеметами. Эти малые корабли, почти без бронирования, предназначались для разведки, охраны тыла и действий на притоках Днепра.

1738

Минный дивизион состоял из базы и 4 тральщиков-заградителей («Патрон», «Мина», «Запал» и «Трал»). Вооружение — по 1 37-мм пушке, пулемету и по 15 мин типа «Р». Мины типа «С», присланные на Днепр, оказались непригодными, так как наименьшее углубление, на котором они начинали действовать, было значительно больше наибольшего углуб­ления судов — 0,98 м.

Осадка тральщиков-заградителей составляла около 0,44 м, также как и сторожевых судов, и они часто выполняли роль сторсудов и разведчиков. Тралы употреблялись самодельные из стального троса на стеклянных ша­рах, которые зачастую заводили со шлюпок или с берега.

Вооружение двух барж (по 1 152-мм пушке) не было осуществлено из- за отправки орудий на Черное море.

Бронекатера старой флотилии из-за отсутствия запасных частей и хорошего топлива не использовались.

План перевооружения к концу навигации 1919 г., предполагалось вы­полнить только наполовину (в связи с возможным появлением сильной флотилии у Деникина). Остальное планировалось выполнить на зимней стоянке. Вооруженные пароходы и подлежащие перевооружению (под новыми названиями) продолжали действовать на фронте до конца нави­гации. Ввести в строй корабли I-го дивизиона с новым вооружением уда­лось только к началу навигации 1920 г., так как никакие нажимы и угрозы не могли восполнить отсутствие технических средств, рабочих рук и ма­териалов.

Снабжением и вооружением флотилии ведал вновь организованный Гомельский порт. Командир порта в оперативном отношении подчинял­ся командующему флотилией, во всех остальных — Главному Морскому хозяйственному управлению. В течение 1919 г. реорганизацию и приведе­ние флотилии в полный порядок провести не удалось.

В первых числах ноября 1919 г. начался зимний ремонт, а также рабо­ты по перевооружению и переоборудованию кораблей. Проекты и пред­варительные сметы представил технический отдел Военного порта Днеп­ровской флотилии. Кроме вооружения, бронирования и оборудования погребов боезапаса предполагалось настелить полы и обшить борта в трю­мах, установить заново каютные переборки и двери, сделать необходи­мое количество скамей, столов и табуретов, изготовить и установить на место мачты для подъема флажных сигналов и радиоантенн. Общая сто­имость работ для корабля «тяжелой группы» I дивизиона составляла око­ло 3 860 тыс. руб.

Тяжелая группа I дивизиона состояла из следующих канонерских ло­док: «Молниеносный» (бывший «III Интернационал»), «Мстительный» (бывший «Стенька Разин»), «Мощный» (бывший «Троцкий»), «Могучий» (бывший «Тиссен»). В прошлом — это близкие по типу товаропассажирс­кие пароходы, имевшие довольно прочные корпуса и паровые машины.

Первые три корабля были переоборудованы в Гомеле на механичес­ком заводе Фрумина, который ранее корпусными работами не занимался и, буквально перед этим, наспех был к ним приспособлен. Поэтому из-за отсутствия доков, эллингов и подъемных кранов вооружение и ремонт кораблей проводились на плаву самым примитивным способом. В связи с острым недостатком котельщиков и плотников работы выполнялись край­не медленно и некачественно. Жизненно важные части кораблей защи­щались листовой сталью. Попутно ремонтировались корабельные меха­низмы и электротехника.

Работы на тяжелых канонерских лодках I дивизиона, являвшихся ударной силой флотилии, производились в самом спешном порядке. Ле­бедками и вручную 130-мм орудия затягивались с берега на основания по специально устроенным помостам, проложенным с корабля на корабль, ^то привело к тому, что у «Молниеносного», который имел наибольшую готовность и стоял третьим от берега, произошла задержка с установкой второй пушки из-за неполностью сделанных подкреплений орудийных площадок на «Мстительном» и «Мощном».

Канонерская лодка «Могучий» была переоборудована в судоремонт­ных мастерских г. Чернобыля, который не имел железнодорожного сооб­щения. Поэтому установку орудий предполагалось провести в Киеве пос­ле открытия навигации.

Программу вооружения флотилии, принятую осенью 1919 г., из-за острой нехватки орудий и материалов, а также недостатка топлива, рабочей силы и технических средств удалось выполнить лишь к началу навига­ции 1920 г. В начале марта пошел лед в южной части Днепра, а в марте весь Днепр и его притоки очистились ото льда. 25 марта все корабли из Гомеля и Чернобыля перешли в Киев, где продолжилось их вооружение. В конце марта первая тяжелая канонерская лодка «Молниеносный» вошла в строй. В апреле же с большими недоделками сдали «Мстительный». Затраты, связанные с перевооружением и ремонтом, составили 2 116 тыс. руб на ко­рабль.

5  мая 1920 г., Красная армия начала эвакуацию из Киева из-за наступ­ления поляков. В этих условиях командование разделило флотилию на три группы. Одна из них должна была действовать на севере от Киева, вплоть до Припяти, вторая — на реке Березина, третья, состоящая из су­дов, требующих ремонта и довооружения, еще накануне эвакуации от­правилась на юг в район Екатеринослава.

В среднем течении Днепра среди прочих кораблей остались канонер­ские лодки «Мстительный» и «Молниеносный», а также вся «легкая груп­па» I дивизиона.

В Каменском на Государственном днепровском металлургическом заводе в мае 1920 г. закончился ремонт, бронирование и вооружение ка­нонерских лодок «Могучий» и «Мощный».

Крепления под 2 130-мм орудия в 55 калибров длиной из-за отсут­ствия стали и заводов, способных выполнять подобные работы, делались деревянными. Это ускорило вооружение. Извилистый фарватер и доли­на реки, покрытая кустарником, давали большие преимущества сухопут­ным пушкам, установленным на возвышенном берегу. Для 130-мм пушек на верхней палубе возводились площадки из деревянных брусьев, уложен­ных в штабеля крест-накрест. Брусья нижнего ряда крепились к палубе болтами и хомутами, а между собой и между рядами — хомутами и плот­ничьими скобами. Палуба в районе площадки подкреплялась деревянны­ми пиллерсами (бревнами), упертыми в стрингеры.

Погреба боезапаса оборудованы не были и снаряды хранились в куб­риках. Боезапас подавался вручную через люки в палубе.

Из-за отсутствия зенитных орудий от их установки вначале отказа­лись, что сказалось во время летних операций 1920 г. На крайних кожухо- вых каютах стояли четыре пулемета.

Кожуховые каюты, сухопарники котлов, палуба и надводный борт в районе машины и паровых котлов, а также боевая рубка и орудия до высо­ты цапф защищались листами из 10-мм мягкой стали, которая не пробива­лась винтовочной пулей с дистанции 213 м. Дополнительно, в помощь «бро­не», вдоль бортов укладывались штабеля дров, служившие также топли­вом для паровых котлов.

По проекту предполагалась защита погребов боезапаса 10-мм сталь­ными щитами со стороны бортов и переборок, а также бронирование па­лубы в районе погреба, установка боевых крышек на иллюминаторы, но ничего этого весной и летом 1920 г. сделано не было. И все же в целом, защиту канонерских лодок удалось значительно улучшить. Помещения в корпусе были перестроены с учетом размещения личного состава: уста­новлены койки, скамьи, столы и табуреты. Но работы были выполнены не полностью: остались незашитыми борта трюмов, не установлены не­которые каютные переборки и двери. По проекту предполагалась уста­новка дополнительной камбузной плиты, что также не успели сделать.

На «Могучем» 24 мая 1920 г. была оборудована радиостанция. Крепле­ния деревянных букв названий по бортам и окраска кораблей в защит­ный цвет завершали процесс переоборудования.

Весной и летом 1920 г. главную опасность для Советской республики представляли войска Польши. По плану контрнаступления, разработан­ному Реввоенсоветом Республики, Северный отряд Днепровской военной флотилии должен был переправить на западный берег Днепра ударную группу XII Красной армии, которая охватывала затем Киевскую группи­ровку противника с севера. На реке отряду оказывали противодействие три польские канонерки и другие суда различного назначения. Кроме того, активно действовала авиация и артиллерия противника. Для выполнения операции корабли отряда вышли из реки Сож и 2 июня 1920 г. форсирова­ли укрепленный район у города Доев, где поляки имели 14 орудий, из них два — 203-мм калибра. Шесть канонерских лодок Южного отряда в это время поддерживали наступление Юго-Западного фронта. 12 июня 1920 г. они подавили прибрежные батареи противника и первыми вошли в Киев. За проявленный героизм во время июньских боев у Триполья и Лоева 10 сентября канонерские лодки «Могучий» и «Мстительный» были награж­дены почетным революционным Красным Знаменем ВЦИК.

Опыт летних боев 1920 г. показал хорошую защиту и высокую огне­вую мощь тяжелых канонерских лодок Днепровской военной флотилии. Вместе с тем выявилась слабость подкреплений под 130-мм пушками. Это обстоятельство, уже после двух недель операций, поставило под угрозу выхода из строя самых сильных кораблей флотилии. 7 июня от интен­сивной стрельбы у «Могучего» появилась течь и «расшатанность» палу­бы. На других кораблях положение было не лучше: после 11 — 12 борто­вых залпов двумя орудиями из корпуса начинали вылезать заклепки, рас­ходились швы небронированной части палубы. Эти повреждения моря­ки устраняли на ходу, но они приносили большие неудобства и требова­ли длительного ремонта.

Во время июльских боев на «Могучем» разорвало 130-мм пушку. После освобождения Киева на Варшавской верфи вместо нее поставили 76-мм полевую и, кроме того, установила 76-мм зенитную пушку Лендера. В пер­вой половине июля на «Мощном» установили 47-мм зенитную пушку, а на «Молниеносносном» и «Мстительном» — по одной автоматической пушке Виккерса.

2 июля 1-я конная армия С.М. Буденного прорвала фронт поляков и двинулась на Варшаву. Днепровская военная флотилия быстро оказалась в глубоком тылу и потеряла боевое значение. 30 июля командующий Мор­скими силами республики приказал разоружить и передать водному транспорту 8 канонерских лодок (в том числе тяжелые «Молниеносный» и «Мстительный»), 130-мм пушки первого были сняты и отправлены на Черное море. Два 130-мм орудия «Мстительного» были направлены для ремонта на Обуховский завод.

21  октября «Могучий» повредил днище о подводный камень и затонул у села Каменское 3 января 1921 г. Днепровский металлургический завод получил приказ снять артиллерию и начать подъем этой канонерской лодки. Артиллерия с «Мощного» была снята после окончания навигации 1920 г. и также отправлена на Черное море.

Зимой 1920— 1921 гг. Днепровский военный порт проводил текущий ре­монт корпусов и механизмов тяжелых канонерских лодок. При этом из-за неопределенной политической обстановки предполагалось вооружить каж­дую из них 2 107-мм армейскими пушками и зенитной пушкой Лендера.

2 февраля 1921 г. последовало окончательное решение о разоружении и передаче канонерских лодок водному транспорту. Поэтому завод Фрумина в Гомеле, где ремонтировались «Мстительный» и «Молниеносный», Чернобыльские судоремонтные мастерские («Мощный») и Днепровский металлургический завод («Могучий») получили указание снять «броню», орудийные площадки и выполнить необходимый ремонт корпуса и меха­низмов. 2 июля «Мощный» был вновь мобилизован и зачислен в отряд судов охраны Днепра, где находился до 30 ноября.

 

 

 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД