Find the latest bookmaker offers available across all uk gambling sites www.bets.zone Read the reviews and compare sites to quickly discover the perfect account for you.

Мониторы типа «Хасан»

Еще в годы второй пятилетки началось проектирование кораблей для традиционно недружелюбного Дальневосточного региона, где внешне­политическая обстановка складывалась непростая. Не надо забывать, что в те годы южная часть Сахалина принадлежала Японии. Таким обра­зом, в случае войны Татарский пролив вместе с устьем Амура становил­ся районом боевых действий. Одновременно в 1933 г. в Комсомольске-на-Амуре заложили новый судостроительный завод, который в перспек­тиве рассматривался как крупнейший промышленный центр на советс­ком Дальнем Востоке.

Все это вместе взятое, а также специфические физико-географи­ческие условия Татарского пролива и нижнего течения Амура требова­ли создания специальных кораблей для обороны дальневосточных ру­бежей страны и ведения боевых действий в этом районе. Ими могли стать мореходные канонерские лодки, мониторы или броненосцы бе­реговой обороны.

По существовавшим в то время взглядам на боевое применение и кон­структивные особенности кораблей различных классов выходило, что   оптимальным вариантом будет некий симбиоз монитора и броненосца. Напомним, что в 30-е годы XX в. морской монитор виделся как корабль, имеющий 1 артиллерийскую башню крупного калибра (305 — 356 мм) и предназначенный для обстрела береговых объектов. Общепринятым об­разцом для подражания считался британский «Erebus». Новейшие броне­носцы береговой обороны принадлежали скандинавским странам, из их числа выделялись финские типа «Vainamoinen». Эти корабли имели нор­мальную «броненосную» архитектуру, артиллерию «умеренного» 254-мм калибра, были более мореходными и маневренными, чем британские мо­ниторы. Кроме того, они являлись универсальными то есть, предназнача­лись как для поражения береговых объектов, так и для боя с кораблями противника.

Áðîíåíîñåö áåðåãîâîé îáîðîíû "Vainamoinen"

От морского монитора британского проекта сразу отказались имен­но из-за его узкой специализации. Броненосец скандинавского проекта подходил более, но был слишком крупным кораблем для реки, даже такой полноводной, как Амур. Поэтому новый корабль решили строить близ­ким по основным размерам к хорошо себя зарекомендовавшим монито­рам типа «Шквал», но по броненосной схеме, то есть более мореходными и с классической архитектурой. В частности, согласно ТТЗ от 26 декабря 1933 г., 8 130-мм орудий предполагалось разместить в 4 линейно-возвы­шенных башнях.

Таким образом, идея создания уникальных кораблей для нижнего те­чения Амура и Татарского пролива, обладавших лучшей мореходностью по сравнению с мониторами типа «Шквал», выразилась в том, что мони­торы должны были иметь полубак и могли выдержать волнение до 7 бал­лов, что оказалось немаловажным при плавании в Татарском проливе.

Как это часто бывало ранее, все пожелания заказчика в заданное во­доизмещение уложить не удалось. Поэтому в утвержденном 2 июля 1935 г. техническом проекте, получившем номер 1190, при увеличившемся водо­измещении отсутствовал зенитный калибр дальнего боя. Зато появились 45-мм орудия, но в башнях Т-28, то есть совершенно не пригодные для ведения огня по воздушным целям. Можно предположить, что в докумен­тации так «неудачно» названы башни 40-К, испытания которых как раз завершались. Впрочем, в проекте оговаривалась возможная замена 45-мм орудий на 37-мм зенитные автоматы. В техническом проекте также от­сутствовали минные рельсы, но предусматривались гидросамолет СПЛ и грузовая стрела для него.

При закладке серии из трех кораблей они в честь героев гражданской войны получили названия «Сибирцев», «Серышев» и «Лазо», но в конце 30-х годов мониторы переименовали в «Хасан», «Перекоп» и «Сиваш».

Головной монитор пр. 1190 «Лазо» (с 1940 г. «Хасан») заложили на за­воде «Красное Сормово» 18 апреля 1936 г. За ним последовали еще два — «Симбирцев» («Перекоп») и «Серышев» («Сиваш»). Задание на их разра­ботку выдали еще в марте 1936 г., но 2 марта 1938 г. Нарком ВМФ утвердил изменения в проекте уже строившихся кораблей. При этом водоизмеще­ние еще более возросло, а количество башен главного калибра сократи­лось до 3. Вместо четвертой решили установить спаренную 76-мм зенит­ную установку 39-К. Теперь стандартное водоизмещение должно было составить 1630, а полное — 1790 т при длине 83 м, ширине — 11 ми осадке — 2,85 м. С таким вооружением мониторы пр. 1190 и построили, но после этого их размерения еще раз увеличили.

Ìîíèòîð òèïà "Õàñàí"

Мониторы типа «Хасан» имели плоскодонный корпус с ледокольным образованием носовой части, а также подкрепления для ледового плава­ния и небольшой полубак, который обеспечивал мореходность до 5 —7 баллов. Набор выполнялся клепаным, наружная обшивка и палуба — свар­ными. Высота борта в середине корпуса составила 4 м, начальная метацентрическая высота — 1,4 м.

«Лазо» в 1939 г. отправили частями по железной дороге в Хабаровск, где собрали и спустили на воду 30 августа 1940 г. В строй он вошел 26 декаб­ря 1942 г., как и «Хасан». «Сиваш» спустили на воду 1 октября 1941 г., а «Перекоп» — 24 декабря 1943 г.

Постройка мониторов шла медленно и осложнялась переделками про­екта, вызванными изменениями состава вооружения и возрастанием массы башен главного калибра Дело в том, что для этих кораблей решили спроектировать новые башенные установки Б-28, но работа затянулась, и рабочий проект утвердили только в декабре 1939 г.

Проект башни Б-28 разрабатывалась параллельно с Б-2-ЛМ, предназ­наченной для эсминцев. Сначала в декабре 1938 г. подготовили эскизный проект установки Б-2-КМ, на 80% унифицированной с Б-2-ЛМ и планиро­вавшейся для крейсеров и мониторов. Но тогда от них отказались в пользу Б-28. Полигонные испытания опытного образца проводились в марте — апреле 1941 г., и с апреле начались заводские испытания первых 6 серий­ных образцов, из которых 3 доставили на Амур и установили на головном мониторе Хасан.

Поскольку производством башенных установок Б-28 занимался завод «Большевик», то с началом блокады Ленинграда их производство прекрати­лось и из-за своей малосерийности нигде не возобновлялось.

Но «Перекоп» и «Сиваш» уже находились на плаву, и тогда реаними­ровали идею модификации Б-2-ЛМ. В 1943 г. завершили разработку баш­ни Б-2-ЛМТ с усиленным бронированием и в 1946 г. изготовили шесть таких установок специально для второго и третьего корпусов мониторов пр. 1190.

Таким образом, «артиллерийский долгострой», а затем обстоятель­ства военного времени предопределили то, что даже головной корабль не был готов к началу Великой Отечественной войны. Корпус «Хасана», тог­да еще «Лазо», разобранный на 260 фрагментов, в 1939 г. перевезли по же­лезной дороге в Хабаровск, где заложили вторично на судомеханическом заводе им. С. М. Кирова (завод 368). Спустили его на воду 30 августа 1940 г., а в строй он вошел лишь в 1942 г. Два других монитора тоже успели спус­тить на воду в 1941 г.

Штатное вооружение (6 130-мм, 4 76,2-мм и 6 45-мм орудий, 10 12,7-мм пулеметов), размещавшееся в башнях, получил только «Хасан». На «Пере­копе» 3 орудия главного калибра располагались в палубных установках (таких же, как на эскадренных миноносцах типа «Гневный»), зенитная артиллерия располагалась открыто, так как башни, как и штатное воору­жение поступили на корабль уже после войны.

Тогда же продолжились достроечные работы на «Сиваше», на кото­рый установили башни главного калибра от эскадренных миноносцев типа «Огневой» с несколько утолщенной броней; в то же время завершился монтаж броневых плит.

Монитор «Перекоп» вступил в строй в 1944 г., а «Сиваш» — в 1946г. Но это ни на что не повлияло: развитие событий в 1945 г. несколько отлича­лось от того, как это виделось в середине 30-х. Отсутствие противника в устье Амура исключило применение имеемых 2 мониторов в ходе воен­ных действий с Японией. После освобождения Сахалина они стали вооб­ще не нужны на Дальнем Востоке: слишком большая осадка делала невоз­можным их применение на пограничном участке Амура, а слишком низ­кая мореходность не позволяла эффективно использовать их в районе пролива Лаперуза и Южных Курил.

После 1945 года они некоторое время использовались в качестве опытовых и учебных кораблей. Прослужив 7 — 10 лет в Петропавлоске-на-Амуре, мониторы пр. 1190 были выведены из боевого состава флота.

 

 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД