Find the latest bookmaker offers available across all uk gambling sites www.bets.zone Read the reviews and compare sites to quickly discover the perfect account for you.
Главная / ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ. Р.М.Мельников / Тип “Измаил”— первая отечественная серия.

Тип “Измаил”— первая отечественная серия.

 

Миноносец “Измаил” (Николаевское Адми­ралтейство) и построенные в Петербурге Новым Адмиралтейством “Лахта”, “Луга”, “Нарва” были первым опытом сооружения мореходных минонос­цев на отечественных верфях. Строились они по из­мененному проекту миноносца “Поти”, признанно­го лучшим из четырех заказанных зарубежным фирмам образцов кораблей этого класса.

В числе отличительных достоинств этого ко­рабля инспектор кораблестроительных работ Николаевского порта генерал-майор корпуса кора­бельных инженеров Н. Г.Коршиков отмечал “лучший ход, поворотливость и лучшие морские качества”. “Весьма важным” преимуществом, обещавшим большую надежность, признавалась меньшая (на 60 и 100 об/мин в сравнении с мино­носцами “Геленджик” и “Сухум”) частота враще­ния гребного вала.

Чтобы сохранить все эти достоинства, не до­пустить выявившуюся на прототипе перегрузку и улучшить остойчивость, ширину корпуса в черте­жах, разработанных корабельным инженером ка­питаном П. В. Щепетковым, увеличили на 3 дюйма (76 мм). Немедленная постройка корабля по этому проекту силами Николаевского порта в составлен­ном 12 июня 1884 г. ходатайстве главного команди­ра Черноморского флота и портов Черного и Кас­пийского морей вице-адмирала А. А. Пещурова обосновывалась необходимостью “освежения тех­нических заданий у заведующих мастерствами” Адмиралтейства, занимавшегося в основном ре­монтом старых кораблей.

Миноносец "Измаил"

Важно было и сохранение постоянного штата знающих мастеровых, которым грозило увольне­ние из-за сезонных перерывов в ремонтных рабо­тах. В соответствии с этим ходатайством генерал-адмирал 2 июля 1884 г. разрешил приступить к по­стройке в Николаевском порту миноноски и машин к ней, относя расходы на кредиты, назначаемые сметой (30 тыс. — корпус, 70 тыс. — механизм, 15 тыс. руб. — минное вооружение). Для работ выде­лялся 100-тысячный кредит. 16 июля кораблестрои­тельное отделение МТК одобрило проект и черте­жи миноносца. В августе 1884 г. капитан П. В. Щепетков получил наряд на изготовление фундамента, кильблоков и другие подготовительные работы.

Заказ стали для корпуса по подготовленной им ведомости задержался из-за чрезмерной, по мне­нию капитана над Николаевским портом, стоимос­ти (4 руб. за пуд), заявленной “Акционерным обще­ством Брянского рельсопрокатного, сталелитейно­го, железоделательного и механического завода”. Только после угрозы передать заказ в Англию и “в будущем уже не рассчитывать на Брянский завод” директор Крахт 8 сентября 1884 г. вынужден был принять заказ по цене 3 руб. 45 коп. за пуд. Эта цена была установлена контрактом на поставку 250 тыс. пудов стали для постройки Николаевским Адми­ралтейством броненосца “Екатерина II”.

Уже в ноябре после приемки на заводе наблю­давшим за заказами порта инженер-механиком штабс-капитаном С. Ф. Заполенко первая партия — тавровый профиль для киля, угольники для шпангоутных рамок и листы первых поясов обшивки прибыли в Николаев. Дополнительно заказывали Брянскому заводу “полосовую сталь для киля по­верх обшивки” толщиной 6 мм, сталь для котлов, а в феврале 1885 г. две болванки для ступиц гребных винтов (диаметром 254 мм) и 6 листов полосовой стали для лопастей длиной 0,91 м, шириной 260 и толщиной 28,6 мм.

В ноябре 1884 г. старший портовый инженер-механик полковник Ф. Т. Васильев закончил черте­жи паровой машины, размеры всех деталей ее зада­вались те же, что и на миноносце “Поти”. Локомо­тивный котел предполагалось применить по образ­цу миноноски “Батум”.

В конце ноября 1884 г. начальник Обуховско­го сталелитейного завода контр-адмирал А. А. Колокольцов сообщал о принятии к исполнению зака­за на изготовление главнейших деталей паровой машины миноноски, включая чугунные цилиндры из двух частей, стальные колонны, “винтовой”, дейдвудный и коленчатый валы, медные подшип­ники, краны и т. д. Красномедные тянутые трубы для главных и вспомогательных механизмов до 18 типоразмеров диаметров от 12,7 до 140 мм заказы­вали Франко-русскому заводу, 650 латунных труб для главного холодильника (диаметром 15,9 мм, толщиной 1,6 мм и длиной 2,6 м) и 250 дымогарных для котла (диаметр 44,5 мм, толщина 3,2 мм, длиной 3,1 м) изготовлял завод Шодуар в Петербурге. На заводе Нормана в Гавре делали машинный регуля­тор, тахометр, инжектор, паровую донку Клапареда и 5 эжекторов.

Для обеспечения работ “машинно-механи­ческого мастерства” заказали ряд токарных и то­карно-винторезных станков, а для “котельного мастерства” — гидравлический насос для испыта­ния котла. Так строительство маленькой мино­носки оживило деятельность и позволило обновить оборудование мастерских порта.

Одновременно со сборкой корпуса корабля в начале 1886 г. приступили к сборке в мастерских котла (сталь для него толщиной 11,1 мм поставлял также Брянский завод), а затем с получением дета­лей, изготовленных Обуховским заводом, — и па­ровой машины. На заводе Беллино-Фендерих в Одессе по контракту от 4 мая 1885 г. изготовлялись (по чертежам “Поти”) два торпедных аппарата диа­метром 384,2 мм (для тор­пед длиной 5,8 м) и возду­хонагнетательный насос системы Брозенхуда. На­сос должен был накачи­вать 4 кубических фута воздуха (в резервуары тор­пед) до давления 100 атм. за 25 минут. Двухцилинд­ровый насос был более со­вершенной конструкции, чем изготовлявшиеся до этого заводом Г. А. Лесснера в Петербурге насосы системы Шварцкопфа.

В марте 1886 г. вместе с шестью другими близки­ми по конструктивному типу, но более крупными и быстроходными (завода Шихау в Эльбинге) кораб­лями миноносец был зачис­лен в списки флота под сле­дующим за ними (первый имел № 11) номером 17. В июле номера заменили на­званиями, и уже приступав­ший к испытаниям миноно­сец № 17 стал называться “Измаил”.

На испытательном пробеге до Евпатории при трехбалльном норд-весте и более чем метровой волне “миноносец шел спокойно, машина работала безоста­новочно, помпы брали хо­рошо, вентиляторная ма­шина не дрожала”. Однако из-за сильного вскипания воды в котле (следить за уровнем ее по водомерной трубке было почти невоз­можно) давление держали на уровне 5,6 атм, и ско­рость при частоте враще­ния вала около 225 об/мин составляла около 14 уз. После зимовки и работ в Николаеве миноносец (его командиром в 1886— 1892 гг. был лейтенант И. А. Веницкий) 8 апреля 1886 г. начал кампанию.

На следующий день с заходом в Очаков пере­шли в Севастополь, где с первым мореходным миноносцем вить оборудование мастерских порта.

Одновременно со сборкой корпуса корабля в начале 1886 г. приступили к сборке в мастерских котла (сталь для него толщиной 11,1 мм поставлял также Брянский завод), а затем с получением дета­лей, изготовленных Обуховским заводом, — и па­ровой машины. На заводе Беллино-Фендерих в отечественной постройки знакомился управляющий Морским министерством вице-адмирал И. А. Шестаков. После пристрелки торпед “Из­маил” в одиночку приходит в Евпаторию (шедшие с ним “Килия” и “Поти” вынуждены были вернуть­ся из-за течи дымогарных трубок на “Поти”).

18 апреля все три миноносца сопровождают только что вступившую в строй канонерскую лодку “Кубанец”, вышедшую в море под брейд-вымпелом управляющего Морским министерством. На створе инкерманских маяков адмирал неожиданно подни­мает сигнал с приказанием миноносцам дать пол­ный ход, и в состоявшейся гонке “Измаил” сумел значительно опередить соперников. Ему же по воз­вращении в Севастополь пришлось взять на буксир "‘Килию” со сломавшимся ахтерштевнем.

Пройдя курс одиночной боевой подготовки с ежедневными выходами в море для практики ма­шинной команды и определения наибольшей ско­рости, “Измаил” был зачислен в состав “Практи­ческого и учебного минного отряда” под командо­ванием контр-адмирала М. Д. Новикова, до этого командовавшего на Балтике флотилией из 60 ми­ноносок. В него входили флагманский (и един­ственный в Черном море) крейсер “Память Мерку­рия”, “поповка” “Вице-адмирал Попов”, шхуна “Гонец” (вооруженная подводным минным аппа­ратом), миноносцы “Ялта”, “Геленджик”, “Поти” и позднее “Чардак”.

20 мая “Измаил” флагами расцвечивания приветствует торжественный спуск на воду “Сино­па”, завершавшего серию из трех первых черно­морских мореходных броненосцев, а на следующий день отряд в полном составе и с присоединившимся к нему клипером “Забияка” перешел в Ялту. В июне после окончательной наладки машин “Измаил” со­вершает поход в Керчь, в июле, базируясь уже на Одессу, он в течение нескольких дней подряд выхо­дит в море для торпедных стрельб по щиту, букси­ровавшемуся миноносцем “Килия”.

Параллельно продолжалась и всесторонняя проверка ходовых и мореходных качеств нового корабля. 13 августа 1887 г., приняв на борт началь­ника отряда М. Д. Новикова, флагманского инже­нер- механика П. И. Петрова и старшего штурмана “Памяти Меркурия” капитана И. Ф. Некрылова, миноносец совершил два пробега на севастопольс­кой мерной линии при 5-балльном ветре и 6-балль- ном волнении. Корабль был в полном грузу — с 11,5 т угля в ямах и двумя торпедами в аппаратах. Давление пара в котле колебалось от 7 до 8,4 атм., частота вращения гребного вала от 285 до 315 об/ мин. Идя против волны, миноносец “по временам зарывался в волну по носовую башню”, показав среднюю скорость 15,5 уз. На обратном пробеге скорость была 17,6 уз, машина работала “вполне исправно, без разгорячения трущихся частей”. Ни­каких повреждений, несмотря на полуторачасовую полную нагрузку, не обнаружилось и в котле.

Отлично проявил себя корабль и в гонке ми­ноносцев 29 августа 1887 г., устроенной начальни­ком отряда, вновь прибывшим на борт со своими флагманскими специалистами. Из вышедших на старт шести миноносцев только “Чардак” провел пробег вровень с “Измаилом”. “Геленджик” и “Ки­лия” в течение каждого из двух часов пробегов от­ставали более чем на полмили, а “Ялта” и вовсе со­шла с дистанции. Находясь в полном грузу (10,5 т угля и две торпеды в аппаратах), миноносец в штилевых условиях при давлении пара в котле 7—7,7 атм. и частоте вра­щения вала 270—280 об/мин развил на обоих пробегах среднюю ско­рость 17,5 уз.

Эти настойчивые постоянные испытания имели целью добиться от корабля его действительно предельной боевой скорости, поскольку прибывшие из-за границы миноносцы часто оказывались не в состоя­нии развить скоростей, которые удавалось “выжимать” при сдаточных испытаниях.

Дозорная служба у минного заграждения в Камышовой бухте, докование в Севастополе, поход к Тарханкуту, переборки машин, бук­сировки щита для торпедной стрельбы шхуны “Гонец”, стрельбы по щиту, буксируемому миноносцем “Чардак”, замена перегоревшей из-за интенсивных походов перекладины под колосниками, поход с отря­дом до Бельбека, а затем плавание с “Поти” на зимовку в Николаев — таковы этапы этой исключительно напряженной и с честью проведен­ной маленьким миноносцем первой показательной для кораблей этого класса кампании 1887 г.

Из числа последующих событий активной боевой службы кораб­ля необходимо отметить участие в маневрах флота, высаживавшего де­сант у Очакова, в которых “Измаил” обеспечивал охрану флагманско­го броненосца “Чесма”, и дозорную службу при стоянке нападающей стороны с десантом у о. Березань, прикрывал паровые катера, форси­ровавшие минные заграждения, участвовал в ночной атаке в лимане. В кампании 1889 г. одновременно с интенсивно продолжавшимися бое­выми учениями занимались всесторонними испытаниями установлен­ной на корабле в Николаеве системы нефтяного отопления и его огне­трубного локомотивного котла.

В августе с миноносцами “Кодор” и “Геленджик” “Измаил” из Севастополя ходил в Феодосию и Новороссийск, а затем в Геленджик, Пицунду, Сухуми, Поти и Батуми. Оставив на Батумском рейде глав­ные силы практического отряда эскадры контр-адмирала К. П. Пилкина — броненосцы “Чесма”, “Екатерина II” и канонерские лодки “Ку­банец”, “Запорожец” и “Уралец”, миноносцы, вновь отдалившись от отряда, самостоятельно вернулись 15 августа в Севастополь. Действо­вавшее до того успешно нефтяное отопление из-за сложности регули­ровки горения и трудностей доставки нефти применялось одновремен­но с отоплением углем, и опыты с нефтью перенесли на миноносцы с водотрубными котлами.

Постепенно уступая место пополнившим флот новым, все уве­личивающимся в размерах, более мощным и мореходным кораблям, достигавшим уже 20—26 уз. скорости, “Измаил”, как и его сверстни­ки из первого поколения мореходных миноносцев, к началу XX в. ут­ратил боевое значение. На долю этих кораблей, сыгравших неоцени­мую роль пионеров отечественного минного флота, оставалась те­перь в основном посыльная служба. Захваченный командой восстав­шего броненосца “Князь Потемкин-Таврический” миноносец № 267 (так он назывался с 1895 г.) в июне 1905 г. трижды пересекал с ним Черное море от Одессы и Констанцы до Феодосии. Уже насчитывав­ший изрядный срок службы маленький 73-тонный корабль выдержал и трудности буксировки в открытом море, и необходимость питания котлов забортной водой. Отказавшись от интернирования, экипаж миноносца, не имея штурманской подготовки, без офицеров совер­шил еще и самостоятельный 240- мильный переход при возвращении в Севастополь 25—26 июня 1905 г.

Одновременно строившиеся в Петербурге Новым Адмиралтей­ством три однотипных миноносца №№ 2, 3, 4 (с июля 1886 г. “Лахта”, “Луга”, “Нарва”) имели такие же характеристики, как и “Измаил”: длина наибольшая 38,9, ширина 3,53, осадка носом 0,71, кормой 2,2 м (лопасть гребного винта опускалась ниже основ­ной линии на 0,8 м). Водоизмещение составляло 73,5 т, вооружение—два надводных носовых мин­ных аппарата, две пушки Готчкисса калибром 37 мм. Экипаж обычно состоял, как и на “Измаиле”, из трех офицеров (командир, минный офицер и инженер-механик), одного унтер-офицера, трех-четырех рядовых палубной команды и 10—11 маши­нистов и кочегаров.

Перегрузка кораблей объяснялась усилением корпусов (масса его вместо 24 т на “Поти” состав­ляла 27 т) и увеличенными запасами топлива (15— 17 т вместо 11 т полного запаса на “Поти”), боль­шей массой водоотливных средств (подача каждого из шести эжекторов составляла 60 вместо 34 т/час), якорного устройства (два семипудовых якоря адми­ралтейского типа со стальным тросом) и других усовершенствований. Машины и котлы балтийских миноносцев с помощью чертежей Николаевского Адмиралтейства изготовлял в качестве первого опыта Ижорский завод, отчего мощность их (около 300 л. с.) оказалась ниже проектной. Соответствен­но меньшей (13,3-15 уз.) была и скорость.

Показатель ходкости корабля и эффективно­сти его энергетической установки измерялся адми­ралтейским коэффициентом. Он вместо 175 для “Поти” и 187 для “Измаила” составлял для “На­рвы” лишь 156. Но зато, как отмечал современник, один из первых командиров кораблей этого класса, миноносцы типа “Поти” были “солидно построены из хорошего материала”, а установка на них брус­кового наружного киля делала их способными “пе­рескакивать через боны и камни без особых по­вреждений”. В условиях каменистого мелководья балтийских шхер это достоинство было немало­важным и, быть может, в известных обстоятель­ствах более ценным, чем лишние 1,5—2 узла хода.

Действительно, не раз оказываясь на камнях в повседневной службе и на регулярно устраивав­шихся в 80-х годах ежегодных маневрах, эти мино­носцы подтвердили надежность своих корпусов. Так первым начавший кампанию в 1887 г. миноно­сец “Лахта” под командованием капитана 2 ранга М. Г. Невинского в составе Практической эскадры в плаваниях почти по всем портам и островам побе­режья Финского залива вплоть до Ревеля прошел без аварий все 1100 миль пути.

На маневрах 1888 г. (противодействие проры­ву “противника” в Финский залив) все три мино­носца исполняли роли разведчиков при эскадрах, продемонстрировав ряд примеров тактического мастерства и настойчивости в атаках, а миноносец “Луга”, пробравшись ночью по мелководью Нукс­кого пролива, подкрался к эскадре “противника” и, незамеченный, с расстояния менее 100 м выпустил мину по клиперу “Пластун”. Активную роль эти корабли играли и в последующие годы, когда не­многочисленный еще Балтийский флот занимался особенно интенсивной боевой учебой.

Сохранилось свидетельство выполнявшего роль посредника на маневрах 1891 г. адмирала С. О. Макарова о том, как, несмотря на бдительность светившего прожекторами фрегата “Герцог Эдин­бургский”, к нему “безукоризненно подкрался” и успешно осуществил торпедную атаку миноносец “Луга” под командованием капитана 2 ранга Н. А. Александровского.

В апреле 1895 г. вместе с остальными мино­носцами первого поколения они сменили свое на­звание на скромные номера, став миноносцами №№ 105, 106, 107. Уступив свое место в первой линии флота новым, с каждой серией быстро совершен­ствовавшимся кораблям, они продолжали актив­ную службу в практических и учебных отрядах на Балтике и в Черном море. Учебные торпедные стрельбы, буксировки щитов для плановых стрельб флота, участие в маневрах, выходы в море для прак­тики и обучения учеников — комендоров, кочега­ров и машинистов с больших кораблей, посыльная служба и множество других разнообразных поруче­ний (вплоть до шурфения камней на дне бухт водо­лазами с состоявшего в 1909 г. в водолазной партии миноносца № 107) выполняли эти маленькие, но по­лезные корабли.

В 1906 г., переданный во флотилию погранич­ной стражи, был исключен из списков флота мино­носец № 105, а в 1909 г. — №№ 106 и 107. Долговеч­нее оказался головной корабль серии— № 267. Уча­стник ежегодных походов и учений Практической эскадры, он вместе с пятью своими черноморскими сверстниками (№№ 251, 254, 255, 257, 258) был исклю­чен из списков в 1907 г. Но это не означало конец службы. В 1908 г. еще под прежним номером он пере­ходит в состав только что созданной партии трале­ния Севастопольского порта, в 1909 г. переименовы­вается в тралящее судно №9, a в 1910 r.—в тральщик № 9. В мае 1913 г., уже окончательно, видимо, отслу­жив свой ресурс, корабль был сдан к порту.

 

 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД