Find the latest bookmaker offers available across all uk gambling sites www.bets.zone Read the reviews and compare sites to quickly discover the perfect account for you.
Главная / ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ. Р.М.Мельников / “Ревель” и “Свеаборг”—опыт комплексного проектирования.

“Ревель” и “Свеаборг”—опыт комплексного проектирования.

 

Эти корабли были построены фирмой О. Нормана. Согласившись с требованиями русского Морского министерства (переговоры летом 1884 г. начал во Франции военно-морской агент капитан 2 ранга Е. И. Алексеев), глава фирмы переработал свой первоначально предлагавшийся проект - усовершенствованный тип “Поти” водоизмещением 66 т) и увеличил водоизмещение до 100 т. Это позволяло гарантировать достижение 19 уз. скорости, повышенные, в сравнении с “Поти”, прочность и мореходность, а также 1500-мильную дальность плавания 10,5—11 уз. экономическим ходом.

При обсуждении проекта МТК, учтя опыт прежних заказов, потребовал проводить испытания на полную скорость не при сокращенном, как предлагала фирма (10,5 т), а полном (15 т) запасе угля. В свою очередь, прежде применявшееся “шпиронное” (таранное) образование носовой оконечности согласились заменить более благоприятным для мореходности прямым. Обстоятельное обсуждение проекта в МТК (журнал по кораблестроению № 9 от 11 января 1885 г.) при участии лейтенантов К. Д. Рончевского, А. А. Вирениуса, П. А. Берхмана и инженер-механика Ф. Я. Поречкина позволило избежать многих из тех неувязок, что сопровождали заказы миноносцев прежних типов. По заключенному 15 июня 1885 г. контракту готовность первого из двух заказанных миноносцев (446 тыс. франков за каждый) назначалась через 13 и второго через 14 месяцев.

Последовательно совершенствовавшая свои корабли специализированная фирма предусмотрела достаточно надежные размеры связей корпуса (обшивка по килевому поясу 5 мм, а носовой части — 6,3, днища 4 мм, палубы — 5—6,3 мм) и обеспечила редкий еще в то время двухотсечный стандарт непотопляемости (корабль оставался на плаву при затоплении двух любых смежных отсеков). Вместе с ручным предусматривался и паровой рулевой привод.

Состав вооружения был общепринятым: два носовых надводных аппарата для 5,79-м мин Уайтхеда калибром 381 мм и 2 37-мм пушки Готчкисса (их позднее заменили 47-мм пятиствольными). Характерна “рыночная” деталь: чертежи теоретический, а также механизмов и котлов фирма обещала передать заказчику только по окончании постройки. За работами по минному вооружению и общему расположению наблюдал лейтенант В. К. Залесский (в 1888 г. командир “Свеаборга”), по корпусу корабельный инженер Э. Р. Де-Грофе.

Спущенные на воду миноносцы на трехчасовых испытаниях при полном водоизмещении 109 т показали скорости 19.7 и 19,6 уз., расход угля составлял 787,5 кг/час. При 12-уз. скорости часовой расход составил 118.7 кг, что позволяло с полным запасом пройти до 3200 миль.

В октябре и декабре 1886 г. “Ревель” и “Свеаборг” прибыли в Кронштадт, проявив, по отзывам командиров, превосходные мореходные качества. Эти свои достоинства они подтвердили при сравнительных испытаниях миноносцев в 1887 г. и во время перехода с Балтики на Тихий океан. Это была первая массовая переброска минных сил на такое расстояние.

Миноносцы "Ревель"  и "Свеаборг"

25 августа 1894 г. из Кронштадта в сопровождении канонерской лодки “Гремящий” вышли миноносцы “Свеаборг” и “Котка”, а в сопровождении “Отважного” — “Ревель” и “Борго”. 23 ноября из Пирея в сопровождении крейсера “Память Азова” вышли минные крейсера “Всадник” и “Гайдамак”. Уже на второй день пути на “Котке” провалились колосники, миноносец пришлось взять на буксир.

В Гавре провели первые ремонтные работы. Ими пришлось заниматься почти в каждом порту захода. Тотчас же сказались и первые преимущества западного машиностроения: на “Котке” из-за отсутствия уравнителей хода очень вредили машинам перебои винтов, “Свеаборг” при противном волнении, благодаря уравнителям, перебоев не испытывал. Оказалось также, что “Котка” сильно брал воду носом и против крутой короткой волны идти не мог. “Свеаборг”, наоборот, “держался очень хорошо”, хотя на попутной зыби у него оголялась едва ли не третья часть киля с носа.

В конечном счете из-за аварийного состояния   котла “Котку” пришлось оставить в Средиземном море. Снисходя к аварийному состоянию корабля, турецкие власти разрешили ему пройти через проливы, и “Котка” оказалась в Черноморском флоте. “Свеаборг” же вместе с “Гремящим” присоединился в апреле 1895 г. в Нагасаки к эскадре.

Вместе с “Всадником”, “Гайдамаком” и флагманскими кораблями “Память Азова” (вице-адмирал С. П. Тыртов) и “Император Николай I” (контр-адмирал С. О. Макаров) корабли 21 апреля вышли в море, направляясь в китайский порт Чифу. К 1 мая в этом порту собрались две русские эскадры под начальством “Командующего Соединенными эскадрами Тихого океана и Средиземного моря” вице-адмирала С. П. Тыртова.

Его флагманским кораблем был крейсер “Память Азова”. Эскадру Средиземного моря составляли броненосец “Император Николай I” (флаг С. О. Макарова), крейсера “Адмирал Нахимов”, “Адмирал Корнилов”, “Рында”, “Разбойник”. В эскадру Тихого океана входили крейсера “Владимир Мономах” (флаг только что прибывшего из России контр-адмирала Е. И. Алексеева) “Забияка”, канонерские лодки “Гремящий”, “Отважный”, “Кореец”, “Манджур”, минные крейсера “Всадник”, “Гайдамак” и миноносец “Свеаборг”.

20 мая из Владивостока под конвоем канонерской лодки “Бобр” пришли миноносцы “Сунгари” и “Уссури”. Так энергично проведенное сосредоточение сил обеспечило явное превосходство над силами японского флота и заставило японское правительство отказаться от притязаний на владение захваченным в войне с Китаем Порт-Артуром. В этой блестящей бескровной победе, еще раз (после “американской экспедиции 1863 г.) подтвердившей огромное значение флота как инструмента внешней политики свою защитную роль в качестве представителей нового рода оружия сыграли и миноносцы.

В последующие годы, развернув обширную программу судостроения и яростную реваншистскую кампанию, Япония сумела перехватить инициативу у России и уже ей начала ставить условия на неоднократно проходивших в 1902—1903 гг. мирных переговорах. Так изрядно постаревшим героям сосредоточения в Чифу пришлось принять участие в настоящей, навязанной России войне 1904—1905 гг.

В 1895 г. “Свеаборг” и “Ревель” (он с “Борго”, застряв на ремонте в Шанхае, присоединиться к эскадре в Чифу не успел) сменили свои названия на номера, став миноносцами № 205 и 206. “Борго” получил № 207. С приобретением по договору с Китаем 15 марта 1898 г. в аренду Порт-Артура (с Ляодунским полуостровом) и превращением его в главную базу флота сюда по настоянию начальника эскадры Ф. Б. Дубасова перевели из Владивостока минные крейсера и миноносцы № 203, 204, 205, 206, 207, 208, 210, 211. Часть из них принимала участие в проходивших в 1900, 1901 и 1902 гг. маневрах флота под Порт-Артуром. № 207 погиб 19 сентября 1900 г. от таранного удара миноносца № 204.

В январе 1902 г. приказом командующего морскими силами в Тихом океане Е. И. Алексеева миноносцы № 203, 204, 205,  206, 208, 210, 211, 212 и 213 были зачислены в формировавшийся в Порт-Артуре Квантунский флотский экипаж. В разряде аварий того года оказалась потеря винта миноносцем № 206, повлекшая для казны убыток в размере 935 руб. В июле 1903 г. миноносцы № 203, 204, 210, 211 под конвоем крейсера “Рюрик” перешли во Владивосток. В августе того же года плавание с крейсером “Боярин” совершили миноносцы № 205, 206, 208. Все они переводились в Сибирский флотский экипаж.

Зачисленные в кампанию на время перехода, они получили и новых временно командовавших ими офицеров: лейтенантов Ф. А. Винтера, А. В. Вахтина, И. И. Подъяпольского. Вахтенными начальниками были мичманы Н. А. Пини, А. А. Колчак и В. В. Гладкий. Временно заведующими механизмами кораблей назначили инженер-механиков Иванова (№ 205, 206) и Беренса (№ 208). Постоянных командиров на миноносцах из-за некомплекта офицеров даже накануне войны не было. Война заставила вспомнить о почти забытых номерных миноносцах и сделала их более известными, чем некоторые их новейшие собратья в Порт-Артуре.


 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД