Find the latest bookmaker offers available across all uk gambling sites www.bets.zone Read the reviews and compare sites to quickly discover the perfect account for you.
Главная / ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ. Р.М.Мельников / “Пернов” — эталон, разобранный на части.

“Пернов” — эталон, разобранный на части.

 

Разочаровавшись в последнем из загранич­ных образцов типа “Анакрия” фирмы Шихау и попрежнему не располагая (и, по-видимому, не при­лагая к тому никаких усилий) ни проектом перспек­тивного миноносца отечественного производства, ни собственной специализированной отраслью, Морское министерство вновь решило обратиться к услугам фирм во Франции и Англии. К этому под­талкивала принятая в 1890 г. пятилетняя програм­ма судостроения, предусматривавшая постройку 50 миноносцев водоизмещением по 120 т.

Характерно, что и на этот раз выбор делался не на основании выводов комиссии флотских офи­церов и корабельных инженеров, которых для ре­шения такой серьезной задачи следовало бы коман­дировать в Европу, а лишь “ввиду чрезвычайно удовлетворительных отзывов”, которые о мино­носцах типа “Авангард” фирмы О. Нормана и “Ку­рье” фирмы Д. Торникрофта сообщил из Франции военно-морской агент капитан 2 ранга Н. А. Римский-Корсаков.

Этих отзывов, всегда неизбежно содержащих известную долю рекламной дезинформации, оказа­лось достаточно, чтобы уже в марте 1890 г. принять решение о заказе по одному кораблю названных ти­пов, “чтобы они служили образцами для постройки миноносцев для нашего флота на русских заводах”.

В неподдающихся объяс­нению лености мысли, в нежелании думать, вни­кать и обобщать, в сгус­тившейся обстановке реак­ции, мракобесия и рутины вновь являла себя та чи­новно-правительственная “забывчивость”, о кото­рой говорилось в уже упо­минавшемся заявлении академика Б. С. Якоби. За­быв подводную лодку и ра­кетно-фугасные пароходы К. А. Шильдера, похоро­нив подводную лодку и торпеды И. Ф. Александ­ровского, министерство снова обращалось к заим­ствованию чужих образцов.

Самый поверхностный анализ, если в нем кто-либо был заинтересован, мог с очевидностью выяснить, что новый проект Нормана представлял собой добросовестную и, конечно, временную пе­релицовку проекта уже ранее построенных для России миноносцев типа “Свеаборг”. Известно было и то, что этот проект в свою очередь был раз­витием типа “Поти”, а также и то, что “Поти” имел прототипами ранее построенные миноносцы для французского флота.

Конструктивное родство этого семейства кораблей можно было с очевиднос­тью наблюдать уже при од­ном лишь сравнении их чертежей общего располо­жения и теоретических.

Так, на основе ста­бильно развивавшихся прототипов и огромного накопленного, а, главное, весьма тщательно анализи­руемого и постоянно обоб­щаемого опыта фирма О. Нормана создала уже третью модификацию ми­ноносца для русского фло­та. Но в министерстве все еще никак не могли ни удовлетвориться получае­мыми “образцами”, ни со­зреть до осознания неотложности вполне доступ­ной отечественным инжене­рам (по примеру О. Норма­на) собственной проектной практики. И постоян­но возникающий, но по-прежнему не находящий ответа вопрос об этих странностях контрактной практики заставляет предполагать самые обидные для нынешних добродетелей “отечественной де­мократии” причины.

К шестаковским традициям самовластия при­ходится добавлять и особые, никогда не фиксируемые документами, а потому и остающиеся нам не­известными, личные материальные интересы ответ­ственных лиц министерства и столь же возможные расчеты МТК. Этот почтенный ареопаг, ревниво хранивший свои клановые традиции и старавшийся не выпускать из рук все руководящие нити проекти­рования кораблей, мог быть не заинтересованным в выдвижении на быстро реализуемых (в силу крат­кости их строительного цикла) проектах минонос­цев новых, свежих инженерных сил. Ведь они, на­чав новую отрасль в России, могли бы составить опасную конкуренцию монопольно владевшим всей отраслью творчества членам МТК и со време­нем оттеснить их от занимаемых высоких и щедро оплачиваемых государством чинов и должностей. Задуматься об этом заставляет судьба того же про­екта инженера К. П. Боклевского и поразительно стойкое и дружное неприятие всех почти творчес­ких инициатив С. О. Макарова.

Так это было или иначе, но “процесс пошел", и в августе 1890 г. из представленных проектов кон­трактов и спецификаций предпочтение было отда­но далеко опередившей своих конкурентов фирме Нормана. Наряду с уже становившимися общепри­нятыми машинами тройного расширения вместо системы компаунд фирма предлагала и замену дав­но уже вызывавших нарекания локомотивных кот­лов более легкими, надежными и производительны­ми водотрубными системами Дю-Тампля.

Современным было и вооружение из двух поворотных палубных и традиционного непод­вижного носового минных аппаратов. Все замеча­ния МТК (существенного значения они не имели) фирма приняла безоговорочно. Последующие из­менения в проекте уже не допускались. Строго от­работанная западная контрактная практика при всяком изменении по требованию заказчика дава­ла фирме право на соответствующую компенса­цию в виде увеличения стоимости заказа, удлине­ния контрактного срока, уменьшения скорости и остойчивости.

Это делало невозможным или неудобным (произвол нельзя было скрыть) ту вакханалию из­менений, которой сопровождалась постройка ко­раблей на казенных и частных отечественных верфях. Поэтому постройка миноносцев за гра­ницей была для флота и некоторым благом, так как в значительной мере ограждала проект от вредоносных последствий бесцеремонного вме­шательства со стороны “творчески мыслящего” большого начальства.

Водоизмещение корабля в полном грузу (за­пас топлива 15,7 т) составляло 120 т, длина по ва­терлинии 42, ширина 4,5, осадка носом 1,3 м, кор­мой (с винтом) 2,05 м. Две паровые машины мощ­ностью по 1000 л. с. должны были обеспечить ско­рость не менее 21 уз. в течение 1 часа. Такие либе­ральные условия сдачи при заведомо заниженном пределе скорости против ее расчетной величины приходится считать еще одной странностью это­го заказа.

По контракту, подписанному в Париже 11 ян­варя 1891 г., официальные испытания должны были состояться не позднее 11 марта 1892 г. Фактически, из-за ряда неполадок (замены бракованного ци­линдра и задержки поставки котла Дю-Тампля), корабль, спущенный на воду лишь 11 августа 1892 г., был принят только 30 сентября. Средняя скорость часового пробега составила 25,46 уз.

Миноносец "Пернов"

Прибывший в Россию 1 ноября 1892 г. ко­рабль во время зимовки в Кронштадте вооружи­ли. Уже в апреле 1893 г. управляющий Морским министерством предписал по окончании испыта­ний передать миноносец Балтийскому заводу. Ему предлагали поручить изготовление машин и котлов для двух миноносцев, заказанных Новому Адмиралтейству. Эскизы их следовало снять с на­туры. Но решение изменили, и в конце июля 1893 г. миноносец передали в распоряжение завода Крейтона в Або “для снятия лекал с корпуса и ко­пирования с натуры частей корпуса”. Таким обра­зом казна экономила деньги, которые пришлось бы платить фирме О. Нормана за право воспроиз­ведения корабля его проекта и приобретение ком­плекта рабочих чертежей.

Спустя год миноносец для той же цели пе­редали Невскому заводу. Министерство было столь безразлично к своему кораблю и ко всему ожидавшемуся заказу миноносцев, что не удосу­жилось заставить своих контрагентов объеди­нить усилия по снятию эскизов, составлению и согласованию чертежей. В результате трехлетних разработок машин и устройств, их обмеров и эскизирования миноносец из-за ускоренного изно­са в значительной мере утратил свои высокие ха­рактеристики и в дальнейшем (сменив в 1895 г. свое название на № 103) использовался для обу­чения экипажей других кораблей.

 

 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД