Find the latest bookmaker offers available across all uk gambling sites www.bets.zone Read the reviews and compare sites to quickly discover the perfect account for you.
Главная / ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ. Р.М.Мельников / “Сестрорецк” — эталон, оставшийся без воспроизведения.

“Сестрорецк” — эталон, оставшийся без воспроизведения.

 

В “Отчете по Морскому Ведомству за 1890-1893 годы” (СПб, 1895, с.52) объяснялось, что ми­ноносец заказывали (одновременно с истребите­лем “Сокол”, минными крейсерами “Воевода” и “Посадник”, а также миноносцем “Пернов”) “как образцы последне-усовершенствованных судов этого рода, по которым признается необходимым и нам строить такие суда на казенных и частных русских заводах”.

Действительно, во Франции, наряду с постро­енными в 1893-1895 гг. 120-тонными (25 уз.) мино­носцами типа “Флибустьер” (и появившимся в 1898г. типом “Циклон”, водоизмещением в 152 т и скоро­стью 30 уз.), продолжали строить и корабли вдвое меньшего водоизмещения. В 1891 г. появились 25 номерных (№№ 145-179 миноносцев водоизмещени­ем по 78,5т (скорость 21 уз.), а в 1892г. — десять во­доизмещением по 79,5 т (скорость 23 уз.) Тип этих кораблей продолжал последовательно развивать проект “Поти” и был весьма показательным свиде­тельством неуклонно совершавшегося техническо­го прогресса.

28 апреля 1892г. адмирал Н.М.Чихачев принял правильное решение и, как значилось в резолюции приказал для опыта приобрести у Нормана новый тип, во всех отношениях лучший Анакрии. Обстоя­тельства этого заказа, как и последующие действия министерства оказались полны неясностей и проти­воречий. Опыт действительно был приобретен, но все его плоды и результаты достались только Норману.

За счет русского заказа он сумел отработать тип нового водотрубного котла и высокой (хотя и условной) скоростью упрочил свои позиции, сумел уйти от ответственности за опоздание готовности корабля, снял с заказчика изрядное количество сверхконтрактных платежей и надежно застраховал себя от попыток заказчика построить копию своего корабля у себя дома. В России же, наоборот, не сумели воспользоваться преподанным Норма­ном уроком и не предприняли никаких попыток отработать у себя образцовый тип корабля. Более того, признавая устами управляющего Морским министерством превосходство “Сестрорецка” над типом “Анакрии”, продолжали новые корабли строить именно по этому, ими же признанному устарелоым проекту.

Из всех балтийских современников “Сестрорецк”, по отзыву С. О. Макарова, постоянно оста­вался единственным миноносцем, машина у которо­го (как и у “Сокола”) всегда была в полной исправ­ности. У миноносцев других типов, писал С. О. Ма­каров уже в 1904 г., плавание даже из Кронштадта в Ревель не обходилось без поломок в машине.

В своей обстоятельной — на уровне тех ра­бот, которые должен был бы разрабатывать по - прежнему отсутствующий в структуре министер­ства Морской Генеральный штаб — записке о про­грамме судостроения на 1903-1923 гг. тип “Сестро­рецка” адмирал продолжал считать образцом для воспроизведения в классе среднетоннажных мино­носцев. Надо было только иметь два поворотных аппарата, а артиллерийское вооружение усилить до 4 47-мм пушек. Добавим к этому, что тип “Сестрорецка” совершенно совпадает с тем типом, ко­торый лейтенант Э.Н. Шенснович в своей записке в 1888 г. выбрал, как будет сказано ниже, в каче­стве основного для Балтийского моря.

По примеру этого же типа С. О. Макаров в секретном письме управляющему Морским мини­стерством от 6 февраля 1904 г. предлагал дать Норману экстренный заказ на постройку неотложно не­обходимых для действий под Порт-Артуром 40 на­дежных миноносок водоизмещением около 20 т. Их размеры для доставки в неразобранном виде следо­вало ограничить габаритами железной дороги. Во­оружение должно было состоять из одного двойно­го поворотного аппарата, артиллерия — из 2 47-мм пушек. Ради экстренности постройки и доставки ад­мирал был готов примириться со скоростью 16-17 уз.

Такие миноноски, выходя в море на ночь, могли бы контролировать пространство в радиусе 100 миль. Нельзя не добавить, что, будь перед вой­ной в Порт-Артуре миноносцы типа “Сестрорецк” или миноноски, предлагаемые С. О. Макаровым, японцы не смогли бы столь беззастенчиво хозяйни­чать по ночам на рейде, как они это делали из-за сла­бости его охраны.

И тогда иным был бы и ход всех событий вой­ны. Не могло бы появиться и японской минной бан­ки, на которой погиб “Петропавловск” с адмиралом С. О. Макаровым на борту. Иными, конечно, ос­танься адмирал жив, были бы и результаты морских сражений. Иной, позволим себе такую смелость, была бы, может быть, и судьба России.

Но образцом для воспроизведения “Сестро­рецк” не стал. Выдающийся ученый и конструктор Огюстен (он же Августин) Норман был столь же хватким предпринимателем. Ни нарождавшиеся уже тогда союзнические узы России и Франции, ни продление срока сдачи “Сестрорецка” не подвигли главу фирмы к уступчивости.

За машины по чертежам “Пернова” он желал получить 110 000 франков, за чертежи усовершенствованных котлов Дю-Тампля (по образцу изго­товленных для “Сестрорецка”) он требовал 12000 франков. Прижимистость французского предпри­нимателя и неуместная щедрость русской бюрокра­тии общими усилиями лишили флот самых, может быть, насущно необходимых для предстоящей вой­ны миноносцев.

Последующая судьба корабля была также до­статочно символичной. В 1910 г. он прошел капи­тальный ремонт, в 1912 г., как и большинство ма­лых эсминцев, переклассифицирован в посыльное судно. Участвовал в мировой войне. В 1918 г. в Або корабль захватили немецкие оккупационные влас­ти и передали Финляндии.

В 1922 г. по так же, как и Брестский мир, не украсившему историю нашего отечества Юрьевс­кому мирному договору (правительство В. Улья­нова-Ленина в числе других благодеяний дарило Финляндии северные земли с Печенгским монас­тырем) корабль подлежал возврату, но как уже устарелый был продан Финляндии на металл.

 

 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД