Find the latest bookmaker offers available across all uk gambling sites www.bets.zone Read the reviews and compare sites to quickly discover the perfect account for you.
Главная / ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ. Р.М.Мельников / Миноносцы Владивостока в войне 1904-1905 гг.

Миноносцы Владивостока в войне 1904-1905 гг.

 

Из кораблей, которые во время войны с Японией базировались на Владивосток, деятельность миноносцев практически в литературе не освещена. Единственной книгой, где представлены, хотя и не все, эпизоды деятельности миноносцев, остается труд В. Е. Егорьева "Операции владивостокских крейсеров в русско-японскую войну 1904-1905 гг.", вышедший в 1939 г.

Между тем, составлявшие большое соединение из кораблей далеко не первой молодости миноносцы всю войну действовали с полным напряжением сил и ничем не запятнали чести Андреевского флага. По правильности понимания своего воинского долга, по настойчивости в его осуществлении, по смелости и самоотверженности экипажи этих кораблей могли бы быть причислены к гвардии флота. К счастью, сохранились архивные материалы, которые хотя бы частично позволяют устранить сложившуюся историческую несправедливость в освещении действий миноносцев Владивостока.

rm57

Первый боевой поход миноносцы Владивостокского порта совершили по инициативе командующего Владивостокским отрядом крейсеров контр-адмирала К. П. Иессена. Назначенный вместо капитана 1 ранга Н. К. Рейценштейна, адмирал по указанию командующего флотом в Тихом океане С. О. Макарова должен был усилить активность крейсеров на путях сообщения Японии. С этой целью он, исправляя ошибку Н. К. Рейценштейна, для разведки у портов по пути крейсерства, решил взять в поход миноносцы. Они должны были атаковать или вызвать в погоню за собой и навести на крейсера японские корабли, оказавшиеся в порту.

Поход, как показал ход событий, едва не стал самым, может быть, драматическим эпизодом в той войне. Судьба лишь двумя днями развела отправлявшиеся в Гензан оба главных соединения противников в Японском море. 10 апреля 1904 г. после двухдневной стоянки в Гензане командующий японской эскадрой Камимура вышел из порта, направляясь к Владивостоку для второй его бомбардировки или атаки русских кораблей.

В этот же день крейсера "Россия", "Громобой", "Богатырь" ("Рюрик" был оставлен для прикрытия) вышли из Владивостока. Выйди они двумя днями раньше, и подошедшие под прикрытием крейсеров к Гензану миноносцы № 205 (б. “Свеаборг”) и 206 (б. “Ревель”) получали возможность атаковать в порту едва ли ожидавшую нападения (как это подтвердил ход событий) японскую эскадру.

Но обе эскадры (правда, японцы выдали себя радиопереговорами) разошлись в державшемся в те дни сильном тумане. Этот туман даже заставил Камимуру отказаться от дальнейшего движения к Владивостоку и повернуть обратно в Гензан. Вошедшие в этот момент в порт русские миноносцы успели атаковать стоявшие там суда и потопили оказавшийся в порту каботажный пароход "Гойя-Мару". Но туман опять разводит пути двух эскадр противников, и миноносцы присоединяются к ожидавшим их в море крейсерам.

Более того, под носом Камимуры русские перехватывают шедший без охранения японский войсковой транспорт "Кинсю-Мару". Он возвращался после демонстрационной высадки десанта в Ригене. Сопровождавшие его японские миноносцы с непонятой для японцев опрометчивостью ожидали подхода транспорта в ближайшем порту. Транспорт был потоплен, а пришедший 13 апреля в Гензан Камимура отправляет пришедшие миноносцы на поиски непонятно как пропавшего в тумане транспорта. На следующий день сам выходит на поиски с эскадрой. Русский отряд в это время, пополнив запасы топлива и воды на подошедших миноносцах, отпускает их в самостоятельное плавание до Владивостока. Крейсера, отойдя на его меридиан и не встретив противника, также возвращаются в базу.

Этот первый, сопряженный с фантастическими случайностями боевой поход миноносцев показал, что даже такие малые корабли располагают большими возможностями и могут сыграть роль, не меньшую, чем большие крейсера. Подтвердилась правота С. О. Макарова, который с первых дней назначения командующим флотом настаивал на присылке в Порт-Артур 10 миноносцев типа “Циклон” и немедленном заказе фирме Нормана 40 малых миноносок, которые можно было бы доставить по железной дороге без разборки.

Но МТК в безмятежной чиновной мудрости был озабочен не успехом в войне, а сбережением впрок казенного имущества. В отправке "циклонов" отказали под предлогом, что разборка миноносцев для транспортировки будет равносильна их разломке. Предложенный инженерами способ расположения миноносцев на платформе в положении "на боку" МТК также не удовлетворил. Малые миноносцы были лишены возможности проявить себя по своему прямому назначению, и только владивостокские ветераны смогли принять участие в войне. Режим не переставал расписываться в своей военной несостоятельности.

В операции, начатой 31 мая 1904 г., миноносцы и крейсера действовали самостоятельно. Первыми вышли "Россия", "Громобой" и "Рюрик". Спустившись к Корейскому проливу, они нанесли самый, пожалуй, за время войны ощутимый удар по главному узлу японских военных перевозок у Симоносекского пролива. Главной добычей крейсеров стал большой войсковой транспорт "Хитачи-Мару", потопленный с 18 280-мм гаубицами, предназначавшимися для осады Порт-Артура, и с более чем 1000 солдата и офицеров Гвардейского резервного корпуса.

На предложение сдаться они ответили агрессивным отказом и с борта тонувшего транспорта яростно обстреливали русские крейсера из винтовок. Массированное милитаристское промывание мозгов давало свои результаты. Сдаваться японские солдаты научились только к концу войны. За тем во Владивосток отправили с призовой командой английский пароход "Аллантон", шедший в Японию с грузом угля.

2 июня в крейсерство к берегам Хоккайдо вышли и миноносцы 1-го отряда. Его возглавлял капитан 2 ранга гвардейского экипажа И.А. Виноградский. Вахтенными начальниками на корабле были мичман Э. А. Домбровский (в июле 1905 г., уже в чине лейтенанта, он командовал № 209) и мичман Сибирского экипажа Л.П. Муравьев. Механиком был младший инженер-механик И. И. Крутиков. Команду составляли 27 нижних чинов и три стрелка Владивостокского гарнизона при установленных на поход двух пулеметах. Из крепостной артиллерии охотником (то есть добровольцем) в походе участвовал подпоручик Ешков.

Так же были вооружены и миноносцы № 205 (командир лейтенант А.Н.Пелль, вахтенный начальник мичман Пышнов, младший инженер-механик С. Ф. Тюлев) и № 206 (лейтенант Д.Л.Максимов, вахтенные начальники мичман А.М.Толстопятов и младший инженер-механик С. Д. Величковский). Несмотря на изнуряющую людей и корабли зыбь (она сопровождала практически все походы миноносцев), было потоплено несколько шхун. Людей пересадили на одно из захваченных мелких судов.

Одну из шхун вызвался довести с призовой командой мичман Толстопятов. Наука Морского корпуса не пропала—в этом и последующих походах мичман обнаружил способности завзятого парусного командира. Шхуна, будучи в отдельном плавании, пришла в бухту св. Ольги через несколько дней после прихода сюда миноносцев. Здесь из ранее подготовленного хранилища они пополнили запасы топлива и приняли участие в охране подходов к бухте от нападения хунхузов.

Для прикрытия отряда и снабжения дополнительными запасами топлива и воды в бухту из Владивостока пришли состоявший при отряде крейсеров вспомогательный крейсер "Лена" (бывший пароход Добровольного флота "Херсон"), транспорт Владивостокского порта "Тунгуз" и миноносцы №№ 201 (б. “Янчихе”), 202 (б. “Сучена”), 204 (б. “Гогланд”, б. “Сунгари”), 210, 211.

На подходе к бухте миноносцы, поджидавшие появление шхуны мичмана Толстопятова, встретили германский пароход "Гландиус", завершивший свой отчаянный рейс из Кардифа с грузом 5724 т заказанного для Владивостокского порта угля. О рискованности экспедиции старых кораблей напомнила потеря винта на миноносце № 202 (механик среагировал мгновенно, успел стравить пар в котле и предотвратить опасность взрыва). Миноносец № 210 на буксире отвел его в бухту Америка

Умело за полчаса работы исправили и "скисшую" было вентиляторную машинку на № 211. С капитаном английского парохода договорились (за вознаграждение) о буксировке пришедшей под парусами шхуны мичмана Толстопятова, и в 5 час. утра 7 июня вся экспедиция вышла в море. За поход прошли 1160 миль — больше, чем в пору их молодости удавалось наплавать на Балтике в течение целой кампании.

Героизм повседневного выполнения долга экипажами этих крошечных кораблей с их изношенными механизмами и хрупкими корпусами сумели оценить лишь офицеры-подводники появившихся к лету во Владивостоке первых подводных лодок. У них тоже были свои трудности. Так, торпеды для одной лодки — единственной, которая была готова к выходу в море раньше других — умудрились доставить с двухмесячным опозданием.

Угнетала и невежественность владивостокского начальства, даже не пытавшегося понять специфику службы на подводных лодках. Но их героические экипажи, осваивая свои наспех построенные и второпях отправленные лодки, умели видеть и подвиг миноносных команд, которые, в отличие от подводников, не могли дать себе в море отдых от изнуряющего шторма и отлежаться на грунте.

С откровенно горьким чувством лейтенант Михаил Тьедер, автор вышедшей в Москве в 1909 г. под псевдонимом Эмте книги "На подводной лодке", писал об этом непроходимо косном портовом начальстве. Один из таких адмиралов, явившись на миноносцы, только что завершившие тяжелый штормовой поход, по старой адмиральской привычке начал чистотой своих перчаток проверять ухоженность машинного отделения.

Результатом визита вместо благодарности за подвиг похода явился погромный приказ с объявлением сурового порицания механику миноносца заследы масла, обнаруженные адмиралом на деталях машин. К счастью, командиры миноносцев умели не давать в обиду своих людей.

Капитан 2 ранга барон Ф. В. Раден в одном из своих донесений - писал, что очередной поход был "крайне тяжелым для миноносцев, и если они пришли во Владивосток с незначительными дефектами, то вновь отношу это к прекрасному составу механиков и машинных команд во главе с механиком С.М.Петровым (в 1900-1902 гг. плавал на крейсере "Забияка", с 1903 г. заведовал механизмами мин и миноносок Сибирского флотского экипажа — Р. М.), а также и заботливости командиров и офицеров".

Удачным оказался и подбор команды. В июле 1905 г. командир миноносца № 206 лейтенант Д. Л. Максимов 5-й докладывал заведующему миноносцами и их командами о том, что рулевой его корабля Дмитрий Веретенников уже год как исполняет обязанности боцмана и "все время отличается безукоризненным поведением, отличным знанием дела, аккуратностью и старанием". Подчеркивалось, что боцман "на миноносце плавает с первого года призыва на службу, то есть более 7 лет, знает миноносец в совершенстве и сильно привязан к нему". Ходатайство командира о производстве рулевого в виде поощрения за отличие в рулевые квартирмейстеры с оставлением в должности боцмана под держал перед командиром порта и заведующий миноносцами и их командами Сибирского экипажа капитан 2ранга барон Ф.В.Раден.

15 июня 1904 г. для набега на Гензан, сопровождаемые "Леной", вышли в море восемь миноносцев 1-го (№№ 203 (б. “Нарген”), 205, 206), 2-го (№№ 201, 202, 204) и 3-го (№№ 210, 211) отрядов. Имевшие наименьшие запасы топлива миноносцы № 210 и 211 шли на буксире крейсеров "Рюрик" и "Громовой". Командующий миноносцами барон Раден находился на миноносце № 203.

rm57

Всю операцию возглавлял командующий 1-й эскадрой флота Тихого океана вице-адмирал П. А. Безобразов. Во главе отряда крейсеров он должен был нанести новый удар по путям сообщения японцев, а в случае встречи с Порт-Артурской эскадрой (она 10 июня собиралась выйти на прорыв) принять общее командование.

В 20 час. 30 мин. 16 июня "Рюрик" и "Громобой" отдали буксиры, и миноносцы пошли своим ходом. В 2 часа 15 мин. ночи 17 июня в 20 милях от Гензана миноносцы отделились от отряда и в 5 час. утра тремя группами по трем проходам одновременно ворвались в порт. Но японских кораблей там не оказалось. Пришлось ограничиться уничтожением стоявшей у причала японской шхуны, складских сооружений и казармы с японскими солдатами.

Маневрируя в бухте, миноносец № 204 наскочил на камень и, хотя сумел сойти с него своими силами, из-за свернутой на сторону рулевой рамы с рулем потерял способность двигаться. С огромными предосторожностями, рискуя опрокинуть бросавшийся в сторону неуправляемый корабль, сумели на буксире вывести его из порта. Почему крейсера не приняли участия в спасении миноносца —   объяснений в истории не найдено.

Крейсера ушли, а "Лене" с миноносцами предписали возвращаться во Владивосток. Но поврежденный миноносец идти с отрядом не мог. Не удались и все попытки его буксировать. Взятый под борт "Лены", он с прибавлением скорости столь круто бросился в сторону, что едва не перевернулся. Свернутый на сторону руль создал такое сопротивление, что брагой, заведенной за командирскую рубку, начало отрывать окружающий ее настил палубы.

Со времени ухода крейсеров прошло уже 4 часа, а отряд сумел отойти от порта едва на 7-10 миль. И произошло труднообъяснимое. Не сумев заведенным с "Лены" стропом с помощью ее крана обломить руль, решили, что все средства к спасению корабля исчерпаны, и он с общего согласия командира и начальника отряда был потоплен подрывными патронами. Попыток поднять корму миноносца краном и буксировать его в таком виде у борта или перебить заклиненную рулевую раму теми же подрывными патронами предпринято не было.

В то же время с корабля перед потоплением успели снять почти все предметы снабжения, оборудование и пушки. Остались, как по возвращении докладывал барон Раден, только машина и котел.

Пока "Лена" пыталась наладить буксировку, миноносцы принимали с ее борта уголь и воду. Сильнейшая зыбь, в которой начала зарываться даже "Лена", заставила всерьез опасаться за безопасность миноносцев. На №№ 203, 205, 206 в швах корпуса сдали многие заклепки, носовые отделения оказались заполненными водой.

 

 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД