Find the latest bookmaker offers available across all uk gambling sites www.bets.zone Read the reviews and compare sites to quickly discover the perfect account for you.
Главная / ПЕРВЫЕ РУССКИЕ МИНОНОСЦЫ. Р.М.Мельников / “Взрыв”—первый мореходный миноносец.

“Взрыв”—первый мореходный миноносец.

 

Миноносец “Взрыв” стал первым мореход­ным кораблем, построенным специально для дей­ствия самодвижущимися минами Уайтхеда. Его по­стройкой Россия делала выдающийся шаг в судо­строении, начав продолжающуюся и до наших дней эру миноносцев. Немаловажно было и то, что ко­рабль создавался не в порядке вынужденной имп­ровизации, как это было с винтовыми канонерски­ми лодками в 1855 г. или мониторами в 1863 г., а на основе предварительно осознанной концепции и перспективных обоснованных заданий. Приобрете­ние в 1876 г. от фирмы Уайтхеда секрета конструк­ции производства торпеды и первой их партии в 100 единиц заставляло думать и об эффективном их применении с мореходных носителей.

Верным шагом в решении этой задачи и стал заказ первой в мире мореходной “миноносной лод­ки”, который по контракту от 17 декабря 1876 г. выдали петербургскому заводу Ф. Берда. Так спу­стя 40 лет Россия приближалась к созданию дей­ственного носителя активного минного оружия, на что когда-то положил свою жизнь великий пат­риот К. А. Шильдер. Но историческая забывчи­вость и здесь дала себя знать — о применении ра­кетного оружия, столь, казалось бы, гармонично­го для нового достаточно большого и скоростного корабля, и не вспоминали. 

Миноносец "Взрыв"

Не удалось уйти и от импровизации. Корабль отличался никогда более не повторяющимися в ми­ноносцах сугубо яхтенными образованиями корпу­са. Возможно, считали, что гладкопалубная конст­рукция с большой седловатостью и подъемом носо­вой части обеспечит кораблю повышенную море­ходность. Необычным было и применение медной (со стальными шпангоутами и палубой) обшивки корпуса, гарантировавшей ее от обрастания. По­добное конструктивное решение завод применял на ранее построенных катерах и паровой яхте “Маб” (1874 г., длина 15,25 м, скорость более 19 уз­лов), Было ли это решение осознанным выбо­ром Морского министерства, или оно пошло навстречу заводу, позволив ему утилизовать корпус уже строившейся (а может быть, и по­строенной) яхты, в истории остается невыяс­ненным. Так или иначе, но трудности разме­щения машин и котлов в яхтенном корпусе не способствовали оптимальности проекта. По этим причинам или в силу тогдашних поня­тий об использовании торпедного оружия вооружение корабля ограничивалось един­ственным носовым неподвижным подвод­ным аппаратом.

rm13

Приходится предполагать, что инициа­тива проекта принадлежала заводу в значи­тельно большей степени, чем Морскому ми­нистерству. Нельзя было не видеть, что на­водка аппарата корпусом корабля будет сильно ограничивать возможности его бое­вого использования и затруднит отход после атаки. При спецификационном водоизмеще­нии 134,23 т и индикаторной мощности 800 л. с. ожидалась скорость 17 уз. Корабль снаб­жался двумя локомотивными котлами, с бор­тов их прикрывали угольные ямы. Водоот­ливные средства включали 3 эжектора Фрид­мана (подача по 25 ведер в минуту), центро­бежные циркуляционные помпы и 114-мм ручную помпу Даутона (30 ведер в минуту).

Спуск в присутствии генерал-адмирала (не исключено, что инициатива заказа во многом исходила от него) 1 августа 1877 г. прошел неудачно. На половине спускового пути корабль лег на борт. Сильно углублен­ный ахтерштевень пробороздил грунт, и ко­рабль для осмотра пришлось поднять на эл­линг. На испытаниях в октябре 1877 г. ско­рость вместо 17 уз. составила лишь 13,3—13,5 уз. В дальнейшем скорость удалось довести до 14,5 уз.

Нетрудно представить, какой эффект могли бы произвести такие, пусть далеко не­совершенные корабли, появись они в Черном море хотя бы за год до войны с Турцией. Но этого не произошло — наследники светлей­шего князя Меншикова не умели и не хотели смотреть вперед.

Исправление получившегося далеко не совершенным корабля начали с повышения остойчивости. Пришлось уложить в трюм балласт, отчего осадка увеличилась на 0,45 м. Чтобы хоть как-то исправить этот изъян, ме­шавший действовать в прибрежной зоне, в 1883 г. по предложению заведующего минной частью на флоте железную палубу корабля заменили на деревянную.

Кардинальное усовершенствование в 1886 г. предложил командир миноносца ка­питан 2 ранга Н. В. Чайковский. Он не мог смириться с тем ничтожным вооружением, которое со времени постройки продолжал носить его огромный по тем временам ко­рабль. Одна неподвижная подводная труба - это было вдвое меньше, чем на первых ма­лых миноносцах. Проведя ревизию нагрузки (ни МТК, ни ГМШ до этого почему-то дела не было), он установил, что корабль можно разгрузить на 242 пуда (3,47 т). В частности, пожертвовать можно было боевой рубкой и гидравлическим рулевым приводом, слиш­ком тяжеловесным, неудобным и медленно действующим. И тогда без опасений за остой­чивость можно было установить (общий вес 2,82 т) для самообороны (корабль располагал до этого лишь тремя винтовками!) 4 37-мм пушки Готчкисса (1,45 т), погреб с их патро­нами (0,4 т) и 2 аппарата с двумя укороченны­ми до 3 м мин Уайтхеда (0,97 т).

МТК журналом № 10 по кораблестрое­нию 1886 г. предложение командира одоб­рил, но управляющий Морским министер­ством Н. М. Чихачев вместо поощрения офи­цера за инициативу и службу высказал сооб­ражения сугубо хозяйственные. Его беспоко­ил вопрос: а хватит ли на корабле помеще­ний для нового вооружения и на сколько оно потребует увеличить численность команды. Но че­тыре пушки и два аппарата для метательных мин все же установили.

rm14

Оказавшийся, по существу, эксперименталь­ным кораблем, “Взрыв” многие годы прослужил в составе учебно-минного отряда и был исключен из списков в 1907 г. Его тип не был повторен и не сыг­рал той пионерской роли в развитии миноносцев, которую от него вправе был ожидать флот. Пример этой неудачи, дискредитировавшей идею минонос­ца, оказал дурное влияние на и без того не отличав­шуюся последовательностью (чего стоили одни “поповки”) кораблестроительную политику Морс­кого министерства.

 

 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД