Взятие Фугдина

После сражения у Лахасусу советское правительство предложило маньчжурским властям вступить в переговоры, но получило отказ. Вместо этого китайцы начали сосредоточение крупных сил в городе Фугдин и его окрестностях. Они готовились перейти в наступление, как только Сунгари и Амур покроются льдом.

После боя под Лахасусу у китайцев остались лишь канонерская лодка «Цзян-Хэн» и три вооруженных парохода («Цзян-Най», «Цзян-Тунь», «Цзян-Ань»), стоявшие на рейде Фугдина. Но сухопутных сил они собрали здесь намного больше, чем в Лахасусу. В группировку входили две пехотные бригады, два эскадрона 43-го кавалерийского полка, а также вооруженные дружины и отряд полиции. Сюда же срочно перебрасывались из города Сань-Син два кавалерийских полка и ряд других воинских частей. На всем пути от Лахасусу до Фугдина китайцы уничтожили мосты, а в 14 км от Фугдина оборудовали довольно сильные артиллерийские позиции и линии окопов протяжением в 13 км. Укреплялся также город с расчетом на возможные уличные бои.

РВС Особой Дальневосточной армии решил провести операцию по разгрому Фугдинского укрепленного района. Она возлагалась снова на Дальневосточную флотилию во взаимодействии со 2-й стрелковой дивизией, 5-м Амурским и 4-м Волочаевским полками.

Ввиду приближающегося ледостава большинство кораблей Дальневосточной военной флотилии ушло на зимовку в Осиповский затон. Только монитор «Ленин», канонерки «Беднота» и «Красное Знамя» продолжали нести пограничную службу. Но в связи с новой операцией корабли флотилии, уже готовившиеся к зимовке, быстро привели в состояние боевой готовности.

Корабли флотилии, выделенные в эту операцию, разделили на две группы. Первая группа (ударная) получила задачу прорваться на Фугдинский рейд и уничтожить корабли противника вместе с их базой. В ее состав вошли мониторы «Красный Восток» и «Сунь-Ят-Сен», канонерки «Красное Знамя», «Пролетарий», «Бурят», два тральщика, минный заградитель «Сильный» и бронекатер «Барс». Действиями ударной группы руководил командующий флотилией Озолин.

Вторая группа должна была высадить десант в районе села Тузаки и быстрым комбинированным ударом занять город и крепость Фугдин. В нее вошли монитор «Свердлов», канонерка «Беднота», бронекатера «Копье» и «Пика», а также 5 пароходов — «Даур», «Дзержинский», «Кубяк», «Накаренус», «Чичерин». Каждый из них буксировал две баржи с десантниками («Даур» одну). В состав десанта вошли 5-й Амурский полк, два батальона 4-го Волочаевского полка и эскадрон кавалерии. Этой группой командовал командир 2-й стрелковой дивизии И.А. Онуфриев.

Флотилия должна была ворваться на рейд Фугдина, уничтожить находящиеся там корабли противника и береговые укрепления, а затем высадить десант и овладеть городом. Монитору «Ленин» была поставлена самостоятельная задача: следовать за ударной группой, войти вместе с ней на Лахасусский рейд и высадить в городе корабельный десант, обеспечив таким образом тыл кораблей и частей, продвигавшихся вверх по Сунгари.

ksk1929-1

30 октября в 5.00 корабли двинулись вверх по Сунгари. Во главе ударной группы шли тральщики, которые, кроме контрольного траления, производили замеры глубины и ставили вехи, обозначавшие фарватер. Условия похода были очень тяжелыми из-за понижения уровня воды, начинающегося ледостава и обледенения кораблей, которое при температуре воздуха минус 11 градусов и силе ветра в 8 баллов наступало очень быстро.

На траверзе Лахасусу от группы отделился монитор «Ленин», у которого  октября бронекатер «Барс» высадил на сушу между Лахасусу и Фугдином диверсионную группу, которая повредила телеграфно-телефонную линию.

На рассвете 31 октября корабли подошли к рейду Фугдина. Около 6.30 началась артиллерийская дуэль между кораблями ударной группы и береговыми батареями и кораблями китайцев. Одновременно бомбардировщики и гидросамолеты атаковали порт и артиллерийские позиции. Под прикрытием огня мониторов «Красный Восток» и «Сун Ят-Сен» тральщики начали проделывать проходы через минное заграждение к местам высадки десанта.

Уничтожение вытраленных мин осуществлялось при помощи зарядов взрывчатки подразделениями минеров на шлюпках.

Хотя китайцы весь огонь своих пушек и пулеметов сосредоточили именно на тральщиках, последним удалось относительно быстро проделать два прохода, а затем, под прикрытием канонерок «Красное Знамя» и «Пролетарий» протралить фарватер к порту в Фугдине.

К 5 часам утра 30 октября корабли ударной группы заняли исходное положение на траверзе деревни Могонхо. В 5.30 они двинулись походным ордером: впереди группа тральщиков, за ними канонерки «Бурят», «Красное Знамя», «Пролетарий», мониторы «Красный Восток», «Сунь-Ят-Сен» и минный заградитель «Смелый». Последним шел монитор «Ленин». Тральщики одновременно с тралением делали промеры глубин и обвехование фарватера. Войдя на Лахасусский рейд, «Ленин» высадил десант, который вступил в город Лахасусу.

Вторая группа кораблей начала движение в 8.45. Впереди шел монитор «Свердлов», за ним канонерка «Беднота» и три парохода. Все они вели на буксире по три баржи. Строй замыкал пароход «Даурия» с баржой на буксире.

Корабли благополучно миновали перекат «Восьмерка». Здесь командование решило высадить десант не в деревне Тузаки, как планировалось, а подойти ближе к Фугдину. В 14.30 на траверзе деревни Фанцзятунь тральщики обнаружили заграждение, возле которого маневрировали китайские корабли. Заметив советскую флотилию, они стали поспешно уходить вверх по Сунгари.

В 15 часов советские тральщики и канонерки подошли к заграждению. В это время по ним открыла огонь канонерка «Цзян-Хэн». Но снаряды ложились с большим недолетом. Командир бронекатера «Барс», подойдя к заграждению, установил, что оно состоит из семи затопленных барж с железными фермами на палубе и двух пассажирских пароходов, которые имели большой крен на правый борт, однако находились на плаву. Между затопленными баржами обнаружились небольшие проходы. В связи с наступившей темнотой советские корабли прекратили движение и встали на якорь.

Рано утром 31 октября начался бой, который продолжался весь день. С рассветом советские бронекатера и тральщики произвели разведку и траление. По протраленным проходам двинулись остальные корабли. Китайцы с укреплений в селении Гирин обстреляли советские корабли артиллерийско-минометным огнем. Тральщикам пришлось лечь на обратный курс. Тогда китайцы перенесли огонь двух своих батарей на канонерки «Красное Знамя» и «Пролетарий», которые в свою очередь тоже открыли артиллерийский огонь по противнику. Но подавить огонь китайских батарей канонеркам не удалось, а «Пролетарий» получил небольшие повреждения. Им пришлось отойти.

Тогда в бой вступили мониторы, чье огневое превосходство было подавляющим. Вскоре они потопили уже поврежденные бомбардировкой с воздуха вооруженные паро-ходы «Цзянь-Най», «Цзянь-Тун» и «Цзянь-Ань». За время боя гидросамолеты МР-1 из 68-го отряда совершили девять боевых вылетов в район Фугдина. Помимо повреждения пароходов, они потопили канонерку «Цзян-Хэн».

После этого мониторы «Свердлов» и «Красный Восток», а также канонерки перенесли огонь на береговые батареи. Около 13.00 минный заградитель «Сильный» высадил передовую десантную группу для занятия плацдарма, а затем к Фугдину подошли пароходы с баржами, с которых в 15 часов начали высаживаться основные силы (5-й стрелковый полк и кавалерийский эскадрон). Высадка десанта растянулась до 17.00. Мониторы «Сунь Ят-сен» и «Ленин» (который к тому времени уже подошел к месту боя) поддерживали своим огнем десантников, штурмовавших Фугдин.

В 15 часов на берег высадились 5-й стрелковый полк и кавалерийский эскадрон, которому предстояло глубоким обходом Фугдина отрезать пути отступления противника. Десантные части успешно продвигались вдоль берега и, несмотря на серьезное сопротивление китайцев, к 18 часам заняли восточную окраину Фугдина. Приблизительно в это же время остальные советские части заняли западную часть города. Китайцы отступали, сражаясь за каждую улицу. Спешившие им на помощь свежие силы (два кавалерийских полка) были отброшены назад огнем с канонерки «Красное Знамя».

Рано утром 1 ноября окруженные китайские части сдались и весь Фугдин оказался в руках Красной армии. Китайцы потеряли в сражении до 300 человек убитыми и около тысячи ранеными, а Сунгарийская флотилия была полностью уничтожена.

Решив поставленную боевую задачу, все советские корабли и войска 2 ноября ушли из Фугдина и 6 ноября прибыли в Осиповский затон. Только монитор «Красный Восток» сел на мель на Амуре, в 150 метрах от китайского берега, попытка снять его с мели не удалась, и монитор вместе с экипажем пришлось оставить там на зимовку. Он вернулся на базу лишь 14 мая 1930 года.

 

 

НАЗАД ДАЛЕЕ

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: