76-мм башня для бронекатеров

На артиллерию речных кораблей возлагались две основные задачи: обстрел береговых целей по заданиям армейского командования и огонь по кораблям противника.

По опыту Первой мировой и Гражданской войн 76-мм коротко­ствольные пушки с мощным снарядом хорошо зарекомендовали себя в качестве основного вооружения для бронепоездов, бронеавтомобилей и малых речных кораблей. После широкого внедрения танков в РККА, одну из аналогичных систем приняли на вооружение башни Т-28, ко­торая оказалась очень удобной для монтажа и на мелкосидящие реч­ные корабли, так как, кроме надежной защиты орудийной прислуги, башня всегда имела наиболее низкий центр тяжести, по сравнению с палубной установкой.

1881

Но стрельба по возвышенному речному берегу, а также наличие прибрежных лесов и ложбин потребовали большего угла возвышения, а изгибы реки, её низменные, поросшие кустарником берега — боль­ших скоростей горизонтальной наводки. Поэтому в 1934 г. Артиллерий­ский научно-исследовательский морской институт (АНИМИ) разрабо­тал проект модернизации башни Т-28 для использования её на речных кораблях.

В проекте АНИМИ использовалась качающаяся часть 76-мм пушки ПС-3. Угол возвышения 60° определился предельным использованием существующих противооткатных устройств, обеспечивавших полный накат системы. Из-за невозможности использовать танковый прицел для углов возвышения 60°, использовался специально спроектирован­ный перископический прицел. Принятие нового угла возвышения не­сколько увеличило габариты башни. Но, с целью замены этой модифи­кацией стандартных башен Т-28 без переделок корпуса корабля, диа­метр болтового соединения, число болтов и их общее расположение остались прежними.

В этом проекте бронирование морской башни для боков оставили пре­жним, а для крыши увеличили до 20 мм. Это объяснялось тем, что при обстреле с возвышенного берега самым уязвимым местом являлась имен­но крыша. Однако проектный вес модифицированной башни возрос при этом до 3 600 кг (против 2 500 у Т-28).

Одновременно специалисты АНИМИ изучили конструкцию башни танка Т-26, вооруженную 45-мм полуавтоматической пушкой, с целью использовать её на проектируемых бронекатерах Днепровского типа. Дело в том, что, так как на этих кораблях практически отсутствовали средства противовоздушной обороны, то возникла мысль переделать башню Т-26 в зенитную систему.

При разработке проекта существовали два варианта: первый — со­хранение существовавшей качающейся части и переделка корпуса баш­ни Т-26; второй — переделка качающейся части и установка её на зенит­ный угол возвышения в корпус башни Т-28. Остановились на использо­вании качающейся части 45-мм морского четверть автомата 21-К. А для унификации конструкции специалисты АНИМИ решили использовать башенную коробку, спроектированную для 76-мм морской установки с углом возвышения 60°. Но, так как толщина брони крыши и бортов этой установки увеличили до 20 мм (броня крыши и бортов Т-26 соответствен­но 6 и 15 мм), то её масса возросла до 2 900 кг (против 950 кг у Т-26). Понятно, что спроектированная установка не могла конкурировать с башней Т-28, имевшей массу всего лишь 2 500 кг.

В том же 1934 г. АНИМИ за­казал Кировскому заводу опыт­ную 76-мм башню для бронека­теров, с углом возвышения пуш­ки ПС-3 — 70°. При этом брони­рование башни оставили штат­ным, то есть таким же, как и у танка Т-28. Однако проектант бронекатеров потребовал уменьшить толщину брониро­вания 76-мм артиллерийской башни, так как конструктив­ная защита кораблей состояла из 7-мм бортовой и 4-мм палуб­ной брони. Башня же Т-28 име­ла 20-мм борт и 10-мм крышу, что, безусловно, являлось из­лишним. Ижорский завод со­гласился перейти на изготов­ление деталей из 10-мм броне­вых листов. И это могло дать значительную экономию мас­сы башни.

Расчеты показывали, что при толщине бронирования 10 мм масса башни могла соста­вить 999 кг, а при 15 и 20 мм со­ответственно 1121 и 1243 кг.

Но собирать башню из 10-мм броневых плит не стали, моти­вируя это тем, что прочность конструкции уменьшится, и она не выдержит силу отдачи от выстрела 76-мм пушки. Сейчас трудно сказать насколько это было оправданно. Во всяком слу­чае, при желании, технические проблемы решались. Теперь уже не секрет, что в те годы Кировский завод успешно по­ставлял 76-мм башни для танков БТ-7А, имевших 13-мм бортовуюброню. Впоследствии, в 1940 г. именно в башне Т-28 успешно прошла испы­тания мощная 85-мм тан­ковая пушка Ф-39.

1882

В 1937 г., то есть через три года после получения заказа, Кировский завод это изделие заказчику так и не сдал, хотя еще в 1936 г. вышло по этому по­воду специальное поста­новление Правительства СССР.

Летом 1938 г. АНИМИ даже предлагал устанав­ливать на строящиеся бронекатера башни 41-К, вооруженные спаренны­ми 45-мм полуавтомата­ми. Однако это могло резко снизить огневую мощь кораблей, и Глав­ный Морской штаб (ГМШ) продолжал наста­ивать на производстве модифицированных ба­шен Т-28 с углом возвы­шения орудия — 70°. Признавалось крайне же­лательным устанавливать на катера башни, воору­женные 12,7-мм тяжелы­ми пулеметами ДШК.

В конце января 1940 г. Кировский завод выпус­тил наконец-то долгож­данную морскую уста­новку, вооруженную 76-мм пушкой Л-11, и получившую обозначение МУ. В сентябре того же года установка испытывалась на одном из бронекатеров Дунайской во­енной флотилии, но на вооружение её не приняли.

На 1 января 1941 г. советская промышленность построила 172 броне­катера пр. 40, 1124 и 1125. Однако из-за отсутствия специальной морской установки МУ к началу Великой Отечественной войны 101 корабль не во­шел в строй.

 

 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями: