Боевые действия 1915 года. Штурм Белграда

В первые месяцы 1915 г. корабли флотилии большей частью находи­лись на верфях Будапешта, где их ремонтировали и частично модернизи­ровали.

Тем временем подвоз боевых припасов для Турции стал вопросом жиз­ненно важным, так как от него зависел исход боёв на Дарданеллах. Румы­ния предусмотрительно закрыла свои железные дороги для Австрии и Гер­мании, хотя формально она ещё сохраняла союзнические отношения с этими странами. 30 марта была предпринята очередная, неудачная попыт­ка перебросить боеприпасы по Дунаю. Это предприятие окончилось пол­ным провалом; сразу же ниже Винчи пароход «Белград» с грузом боепри­пасов обнаружили. После обстрела он загорелся и взлетел на воздух.

Позднее австрийская агентурная разведка установила, что русские морские отряды контролировали всё сербское побережье. Кроме того, фарватер прикрывали минные поля и торпедные батареи. Проход 330-км участка, между Белградом и болгарской границей, на который в мирное время потребовалось бы около 13,5 часов, стал совершенно невозможен из-за сосредоточенного артиллерийского огня и поставленных мин. В ни­зовьях Дуная к тому времени уже свободно ходили вооруженные рус­ские пароходы. Поэтому от дальнейших попыток доставки по Дунаю бо­еприпасов в Турцию пришлось на некоторое время отказаться.

Для того чтобы вызывать огонь сербских батарей на себя и избавить корабли флотилии от ненужных повреждений, в ночь с 9 на 10 апреля поставили на якорь ложный монитор. Этот «корабль» построили на вер­фи Дунайской пароходной компании из брёвен, досок и парусины, изда­ли он имел вид монитора. Для усиления мистификации команда из добро­вольцев время от времени разводила огонь в топке. Нужно отметить, что у сербов агентурная сеть разведки действовала намного эффективнее, чем у австрийцев, поэтому они заранее знали о провокации и не стали стре­лять по ложному противнику. Но строительство ложного монитора сыг­рало злую шутку с сербами. Сербские артиллеристы стали сомневаться, видят ли они настоящий или ложный монитор, и австрийские корабли стали обстреливаться гораздо меньше. Так, 10 апреля монитор «Эннс», не встретив противодействия сербов, неожиданно атаковал артиллерийские позиции восточнее Калимегдана.

Ìîíèòîðû "Ýííñ" è ïî ñîñòîÿíèþ íà 1915 ãîä

В это время стали действовать аэропланы французских военно-воз­душных сил, ограничивавшихся поначалу только разведывательными по­летами. Однако австрийское Управление морских сил начало вооружать новые корабли Дунайской флотилии зенитными орудиями, в том числе и монитор «Инн», который под командованием капитан-лейтенанта Лотаря Лешановского 12 апреля пришел в Петроварадин. Корабль остался там, обеспечивая противовоздушную оборону крепости и города Уйвидек. Монитор «Эннс» выполнял такую же задачу в Земуне.

В ночь на 23 апреля бесшумно двигавшийся английский паровой ка­тер попытался атаковать мониторы на якорной стоянке у Земуна. Но пат­рульный катер флотилии быстро обнаружил его и тотчас же открыл огонь. Англичанам пришлось преждевременно выпустить торпеду и уйти обрат­но. Торпеда взорвалась у глинистого берега Дуная, где раньше стоял мо­нитор «Кёреш», у английских моряков создалось впечатление, что этот корабль они утопили, за что английский трибунал присудил призовые деньги командиру катера.

Ìîíèòîð "Ìàðîø" è ïî ñîñòîÿíèþ íà 1915 ãîä

В ночь на 28 апреля монитор «Кёрёш», находясь в дозоре, был безре­зультатно забросан бомбами с самолёта. На следующий день четыре фран­цузских самолёта безуспешно пытались бомбить корабли на якорной сто­янке у Земуна. Огнём зенитной артиллерии один самолёт был повреждён.

Между тем против сербов готовилось совместное наступление австро-венгерских и германских вооруженных сил. Но намерение поставить Сербию на колени удалось сорвать после вступления Италии в войну на стороне стран Антанты.

К осени положение изменилось в пользу держав Центрального блока — главным образом, из-за вступления Болгарии в войну на стороне Австро- Венгрии и Германии. Появлялись новые возможности по налаживанию коммуникаций с Турцией. Но пока Сербия контролировала Дунай, ни о каком полноценном снабжении Турции не могло быть и речи. Учитывая серьёзность положения, дело взяла в свои руки Германия, которая выде­лила для решения этой проблемы четвертый, десятый и двенадцатый ре­зервные корпуса. Верховное командование на сербском фронте перешло к генерал-фельдмаршалу фон Макеизену.

Ìîíèòîð "Ëåéòà" è ïî ñîñòîÿíèþ íà 1915 ãîä

Новое наступление на Сербию предполагалось начать в октябре. План операций предусматривал форсирование Дрины, Савы и Дуная. Так как на Дунайскую флотилию, под командованием капитана 1-го ранга Карла Люциха, возлагались большие задачи, то её корабли стояли в готовности у Земуна и Уйвидека, а корабельный состав получил ценное пополнение в виде недавно введённого в строй монитора новейшего типа «Сава». Кроме того, в составе флотилии вновь находился поднятый, прошедший капи­тальный восстановительный ремонт и модернизацию монитор «Темеш». 

3 октября речной минный отряд начал тралить фарватеры в предпола­гавшихся для переправы местах. Сербы на этот раз были лучше, чем преж­де, готовы к борьбе за переправы. В их распоряжении имелись английские и французские 127-, 148- и 152-мм морские пушки, установленные в бетонированных казематах и специально предназначавшиеся для борьбы с мониторами.

Так у Мишарского брода монитор «Шамош» получил серьезные по­вреждения. Часть барбетной брони кормовой 120-мм башни, а также бор­товая броня у провизионного погреба были разбиты. Осколки гранат пе­ребили оба штуртроса и ранили двух человек. Один снаряд попал в над­стройку, его осколки ранили кочегара и повредили паропровод и перего­ворные трубы. Управляясь машинами, «Шамош» добрался до Кленовачка-Ада, там своими средствами исправил повреждения и пошел дальше.

В то же время началась самая трудная и длительная часть германского наступления — штурм Белграда. Вечером 5 октября речной минный отряд Дунайской флотилии протралил обе протоки вдоль Большого военно­го острова, но мин не обнаружил.

В ночь с 6 на 7 октября австро-германские войска успешно закончили переправу и с рассветом начали ожесточенный бой с упорно сопротив­лявшимися сербами. Первоначально в бою участвовали мониторы «Бодрог» и «Марош» (капитан-лейтенант Бублай). За ними последовали мони­торы «Сава», «Кёрёш» (капитан-лейтенант Родинис) и «Лейта» (капитан-лейтенант Шуберт). «Кёрёш» получил попадание снарядом большого ка­либра, пробившим дымовую трубу. Однако это не снизило боеспособно­сти монитора.

Утром следующего дня положение австро-венгерских войск продол­жало оставаться тяжелым, сербы теснили их артиллерийским огнём. На­пряжение возросло, казалось, что боевые средства сербов за ночь только усилились. Флотилия поддерживала левый фланг переправившихся войск. Вскоре вышел из строя «Марош». На одной из позиций у Врачара корабль получил попадание снаряда в палубную рубку. При этом загорелся бен­зин, было убито и тяжело ранено несколько человек. Чтобы потушить пожар, монитор вышел из боя, но его боеспособность не пострадала.

Французская 148-мм батарея у Топчидера удачно обстреляла «Эннс», и уже четвёртым выстрелом пробила носовую часть ниже ватерлинии. По счастливой случайности снаряд не взорвался, хотя и вызвал большое по­ступление воды в погреб боезапаса и помещения штаба. Корабль продол­жал свой путь до тех пор, пока не вышел из зоны огня батареи, затем по­вернул к берегу. «Лейта» и «Кёрёш», несмотря на сильный огонь сербских батарей, приблизились к монитору и передали свои ручные помпы и ма­териалы для заделки пробоины. При этом корабли продолжали вести ар­тиллерийский бой.

От этой же 148-мм батареи пострадал и монитор «Темеш» (капитан-лейтенант Вульф). Корабль развернулся и попытался атаковать батарею, но, несмотря на большой ход и зигзагообразный курс, батарея быстро пристрелялась и поразила кормовую палубную рубку монитора ещё до того, как он открыл огонь. Граната разорвалась недалеко от запасного ко­мандного пункта, убив шестерых и ранив девять человек. При этом сна­ряд вывел из строя рулевое управление, паропровод, радиостанцию и про­бил осколками днище корпуса и переборку погреба боезапаса. Команди­ру ничего не оставалось делать, как вывести корабль из боя и, при помощи ещё работавших машин, отвести его как можно дальше из зоны обстрела и выбросить на отмель, чтобы затушить пожар и заделать пробоину. Это удалось сделать, несмотря на то что монитор неоднократно накрывался огнём сербской артиллерии

Ìîíèòîð "Òåìåø 2" è ïî ñîñòîÿíèþ íà 1915 ãîä

Узнав о происшедшем командующий Дунайской флотилией тот­час послал мониторы «Сава» (капитан-лейтенант Меусбургер) и «Инн» для поддержки находившихся в бою кораблей и потребовал введения в бой всей тяжелой сухопутной артиллерии. В конце концов, 148-мм ору­дия крепости Топчидер удалось уничтожить попаданием из 305-мм мор­тиры. «Сава» и «Инн» (командир дивизиона капитан 3 ранга Мазьон) немедленно вступили в бой. В это время командующий флотилией по­шел на моторном катере к «Темешу», приткнувшемуся к отмели у за­падного берега острова Рейер и находившемуся под обстрелом бата рей Топчидера. «Сава» немедленно открыл огонь, а вооруженному па­роходу «Самсон» (капитан-лейтенант запаса Фердинанд Шрамм) уда­лось вывести тяжело повреждённый монитор на буксире в тыл.

Потери Дунайской флотилии за эти дни оказались очень большими, но огонь корабельной артиллерии существенно поддержал высадившие­ся войска. Утром 9 октября австро-германские войска, усиленные пере­правленными ночью подкреплениями, взяли Белград.

Между тем 1 -я болгарская армия после сильных боёв перешла через реку Тимок и 23 октября достигла Дуная у Прахова. В тот же день австро­венгерские и германские 420-мм мортиры открыли свой разрушительный огонь по сербским береговым батареям. Три дня спустя австрийские, вен­герские, германские и болгарские силы соединились при Брза-Паланке. Сербы отошли в глубь страны.   

 

 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями: