Варшавская флотилия 1863 года

Как уже говорилось, Днепр системой каналов был связан с Вислой. На этой реке в XIX столетии была довольно мощная речная флотилия, сфор­мированная из Гвардейского Флотского экипажа Балтийского флота. История Гвардейского флотского экипажа до сих пор до конца не изучена. Между тем именно с моряками-гвардейцами связаны довольно любопытные факты по созданию и применению морских сил на реках. Хотя Гвардейский флотский экипаж официально организован в 1810 г., но сами гвардейцы свою историю вели с 1696 г., когда Петр I учредил команду царских гребцов. Эта команда в 1709 и 1711 гг. обеспечивали походы Петра I по рекам: Висле, Сану и Эльбе, а в 1722 г.— по Москве-реке, Оке и Волге. Екатерина II в 1767, 1776 и 1785 гг. совершала инспекционные поездки по Волге. Особенно грандиозным стал поход Императрицы вниз по Днепру в 1787 г. Блестящий императорский флот на Днепре поразил воображение просвещенной Европы тех лет. Особенно выделялась огромная — 72-мет­ровая 124-весельная «шлюпка», которую стоило бы упомянуть в Книге рекордов Гиннесса. Тем более, что осадка этого гиганта составляла всего лишь 30,5 см. Моряки-гвардейцы обладали богатым опытом проектирова­ния, постройки и эксплуатации мелкосидящих речных кораблей. Не ясно, осуществлялась ли систематизация и передача этого опыта из поколения в поколение? Но, как факт, нужно отметить, что гвардейцы очень быстро и эффективно решали вопросы про­ектирования, постройки и эксплуа­тации в боевых условиях мелкосидя­щих речных кораблей.

124-âåñåëüíàÿ "Øëþïêà" Åêàòåðèíû Âåëèêîé

Первое появление моряков Гвардейского экипажа на Висле следует отнести к 1813 г. Там они занимались охраной мостов и переправ.

В 1831 г. в подавлении польско­го восстания, участвовала 6-я рота Гвардейского экипажа, которая кроме охраны мостов и переправ, занималась воинскими перевозка­ми и исследовала местные условия плавания.

Этот опыт пригодился в 1863 г. Вскоре после начала очередного польского восстания наместник в царстве Польском генерал-адмирал, великий князь Константин Никола­евич предложил создать на Висле флотилию из вооруженных мелко­сидящих пароходов и парусно-греб­ных судов. Для комплектации флоти­лии личным составом предполага­лось обойтись одной ротой Гвардей­ского экипажа.

Назначение в Варшаву 4-й роты Гвардейского экипажа под командо­ванием капитан-лейтенанта Кон­стантина Небольсина последовало неожиданно. Об этом ему объявили ночью с 4 на 5 февраля, а нижним чинам — утром 5 февраля. Предстояло собраться в одни сутки, и моряки энергично принялись за дело.

Рота собралась в поход в 24 часа и в полной боевой готовности отпра­вилась 6 февраля по железной дороге на двух поездах. В состав роты вхо­дили: 5 офицеров (лейтенанты Пазухин, Матюшкин, Невахович, Мартья­нов и Рембелинский); унтер-офицеров — 20: музыкантов— 6; строевых нижних чинов — 150; нестроевых — 7; конюхов ластовой полуроты — 2. Патронный ящик с тремя и ротная телега с одной лошадьми.

Необходимость военно-полицейского и таможенного контроля по реке Висле как под Варшавою, так и на всей судоходной её части, станови­лась все более очевидной и наместник приказал немедленно приступить к организации флотилии из тех ограниченных средств, которые имелись под руками. Всего было две железных 1-пушечных канонерских лодки, четыре вооруженные шлюпки системы Френсиса, восемь деревянных шлюпок Новогеоргиевской крепости и две лодки, отобранные у жителей Варшавы и её окрестностей. 15 февраля моряки приняли от инженерного ведомства 2 железные канонерские лодки (построенные в 1848 г. на дан­цигском заводе Клавитера) с челноками и два шестивесельных деревян­ных яла. Взяв их на буксир, гвардейцы прибыли в тот же день в Варшаву.

Æåëåçíàÿ 20-âåñåëüíàÿ êàíîíåðñêàÿ ëîäêà

На другой день 16 февраля наместник осмотрел канонерские лодки, 8 шлюпок и 2 частных лодки. Одобрительно отозвавшись о высоких боевых качествах канонерских лодок, наместник подчеркнул крайнюю необхо­димость иметь на Висле и паровые корабли. После этого моряки присту­пили к вооружению канонерских лодок. Из них одна — 20-весельная, длиной 17,02 м шириной — 3,86 м, вооруженная 24-фунтовым орудием, сидела форштевнем — 0,305 и ахтерштевнем — 0,381 м. Другая — 16-весель­ная, длиною — 12,8, шириною — 2,44 м, сидела форштевнем — 0,254 м, ах­терштевнем — 0,305 м, вооружалась 1/4-пудовым единорогом.

Æåëåçíàÿ 16-âåñåëüíàÿ êàíîíåðñêàÿ ëîäêà

26 февраля прибыли по железной дороге из С.-Петербурга в Варшаву четыре 12-весельных катера системы Френсиса, с 4 1-фунтовыми пушка­ми и восьмью ракетными станками, при артиллерийском кондукторе Гуд­кове и четырех нижних чинах ракетной команды. Приготовив корабли, 15 марта флотилия начала свои действия на Висле. Брандвахты встали на места. Вскоре оказалось, что количество людей явно недостаточно. Тече­ние Вислы очень сильно и требовало полного напряжения сил.

Между тем капитан-лейтенант Арсеньев и корабельный инженер-поручик Михайлов отправились в Пруссию для покупки парохода. После осмотра пароходов в Торне, Данциге, Штетине и Эльбинге им удалось ку­пить у купца Розенталя нужное судно. Для привода парохода от границы Пруссии 3 апреля послали по Бромбергской железной дороге команду лей­тенанта Неваховича (2 унтер-офицера, 16 матросов, а также 1 унтер-офи­цер и 15 рядовых лейб-гвардии Царскосельского стрелкового батальона).

Æåëåçíàÿ ãðóçîâàÿ áàðæà

Кроме этого капитан-лейтенат Арсеньев заказал на заводе Клавитера 6 мелкосидящих железных четверок с воздушными ящиками. Впоследствии этими гребными судами заменили тихоходные и малоостойчивые част­ные лодки, а также деревянные шлюпки Военного ведомства.

Купленный в Пруссии пароход 17 апреля пришел в Варшаву и получил наименование «Висла». Его первым командиром стал лейтенант Невахович. Учитывая особенности плавания по мелководной реке, наместник разрешил иметь на пароходе, кроме лоцмана, еще одного наемного матро­са для боковых подстав. Подставы эти, или шреки, употреблялись для кру­тых поворотов, которые часто встречались на Висле. Для этого на всех судах этой реки прибивались на носу и корме планки с зарубами, в кото­рые, даже на ходу, упирали подставу, ставя предварительно ее вперед и упирая в дно. После этого пароход кренился и делал крутой поворот. В  узком месте, когда лоцман не мог справиться одним рулем, он командо­вал- «Шрек!», который и ставили с носа на стороне, противоположной той, в которую требовалось повернуть.

Затем в Варшаву по железной дороге начали прибывать заказанные в Пруссии 4-весельные шлюпки. Две сгрузили 18 мая, а 21 — привезли еще четыре. Четверки имели легкий ход и имели осадку не более 0,305 м. Ими заменили деревянные шлюпки, взятые из Новогеоргиевской и Варшавс­кой инженерной команды, и частные лодки, которые были возвращены владельцам.

Сборка первого из двух строившихся специально для Вислы парохо­дов началась в Варшаве 31 мая, когда привезли с Адмиралтейских Ижорс­ких заводов под Санкт-Петербургом корпус парохода «Нарев». Второй пароход — «Буг» — строился на петербургском частном заводе Карра и Макферсона. Узлы и детали этих пароходов по ветке железной дороге до­ставили на берег Вислы.

Ïàðîõîäû äëÿ Âèñëû

Из доставленных грузов самыми массивными оказались котел около 6,56 т и 24-фунтовое орудие. Выгрузив вещи на набережную, моряки при­нялись за доставку их на противоположный берег к Александровской ци­тадели, где начальник инженеров царства Польского майор Фейхнер выб­рал место для постройки пароходов и мастерских. Это место казалось са­мым удобным, так как, находясь недалеко от казарм, не нуждалось в из­лишнем карауле. Кроме этого, часть бани и служительский дом, посту­пивший под мастерские, уменьшили стоимость постройки. Потом при­ступили к постройке остальных мастерских и планировке места для пост­ройки пароходов.

Нужно особо отметить, что так называемые пароходы «Буг» и «Нарев» на самом деле являлись уникальными речными кораблями малого водоизмещения. При внушительной огневой мощи эти своеобразные реч­ные канонерские лодки имели осадку всего лишь 0,61 м.

Создание таких кораблей стало возможно только при строжайшем соблюдении дисциплины Так, для строительства «Буга» Макферсон лич­но отобрал лучших мастеровых. Рано утром он первым делом отправлялся на место, где Менсон, один из опытнейших мастеров, руководил построй­кой. После обеда хозяин появлялся опять, чтобы к вечеру обстоятельно доложить о ходе работ контролеру Морского министерства. Этот заказ продемонстрировал высокую техническую культуру Балтийского завода, так как до этого никому в мире не удавалось создать канонерскую лодку, которая, будучи вооруженной 152-мм нарезной пушкой, имела бы такую осадку.

К концу мая 1863 г над строительной площадкой Балтийского завода высился корпус 33-метрового «парохода». Чтобы сделать канонерскую лодку разборной, листы обшивки (в районе поперечных переборок) не склепывали, а соединяли временными болтами. В начале июня 1863 г. не­сколько десятков ломовых подвод, груженых частями разобранного «па­рохода», под охраной вооруженных матросов Гвардейского флотского экипажа направились на вокзал. Всё части быстро погрузили на платфор­мы и без промедления отправили в Варшаву.

июня прибыл в Варшаву корабельный инженер-поручик Михайлов с 4 мастеровыми, которые и приступили, к устройству стапеля. 5 июня началась сборка парохода В то же время шли работы по мастерским. Стро­ился сарай для угля, склад с тремя отделениями для пароходов, кузница, слесарная и караулка. Плотничья и столярная мастерские, а также склад запчастей для других судов размещались в отдельном здании.

Сначала собирали только пароход «Нарев». На стапельном месте па­рохода «Буг» в ожидании корпусных деталей из Санкт-Петербурга только установили стапель-блоки. Работы по сборке «Нарева» продвигались успешно. За месяц корпус удалось собрать и подготовить к спуску.

В начале сентября закончились достроечные работы на пароходе «На- рев». После швартовых испытаний, 13 сентября пароход отправился в Беляны для стрельб. Его двигатель работал плавно, без вибрации. Но мощ­ность в 15 сил, и особенно при полной воде, когда течение усиливалось почти вдвое, оказалась явно недостаточной.

10 октября благополучно испытали и машину парохода «Буг». Нужно отметить, что пароход «Буг», имея машину в 30 сил, ходил лучше «Нарева» и имел еще меньшую осадку. Эти два качества имели очень важное значе­ние для плавания по Висле. Однако большая (по сравнению с «Наревом») длина корпуса отрицательно сказалась на общей прочности корпуса. Это проявлялось в том, что при постановках на мель двигатель парохода почти всегда получал повреждения.

Наибольшие затруднения при достройке пароходов вызвали плотни­чьи и столярные работы, так как они производились в Варшаве местными силами и средствами. Не хватало не только специалистов высокой квалификации, но и сухого строевого леса.

1716

Кроме постройки пароходов мастерские производили работы и на других кораблях флотилии. Так, на пароходе «Висла» в трюмах поставили вдоль всего борта откидные, решетчатые скамейки (они же — койки) та­кой высоты, чтобы во время боя стрелки, стоя на них, защищались желез­ным фальш-бортом и могли стрелять из удобного положения. Широкие люки парохода закрывались во время дождя специальным тентовым уст­ройством. В носовой и кормовой части уставили по одной 1-фунтовой пушке. Кроме того устроили каюту для лоцмана, крюйт-камеру, устано­вили крамболы для отдачи якоря На канонерскую лодку № 1 сделали весла и пришлось установить менее мощный десантный 1/4-пудовый единорог, так как палуба от выстрелов 24-фунтовой пушки дала течь. На барже по­ставили 1-фунтовую пушку и 2 ракетных станка.

Таким образом, в состав флотилии железных судов вошли: 3 парохо­да, 2 канонерских лодки, 4 катера системы Френсиса, 1 баржа (построен­ная вместе с канонирскими лодками и приведенная из Новогеоргиевска) и 6 мелкосидящих шлюпок. Артиллерия на этих кораблях состояла из 2 орудий 24-фунтового калибра, 2 1/4-пудовых единорогов, 8 1-фунтовых пушек и 8 станков для пуска ракет.

Такая солидная подвижная паровая батарея уже одним своим присут­ствием внушала повстанцам должное уважение, и 7 июля 1864 г., главно­командующий войсками в Царстве Польском, отметив улучшение поли­тической ситуации, приказал флотилию упразднить, а 3-ю роту Гвардейс- кого экипажа отправить в Санкт-Петербург.

В связи с упразднением флотилии пароход «Нарев» получил приказ и, 20 июля возвратился в Варшаву. Это, странным образом, совпало с воз­никшими волнениями в Прусской Польше. К этому времени у командо­вания сложилось устойчивое мнение о большой пользе, которую пароход приносил, находясь на границе (у поляков он даже имел прозвище «про­тивоповстанческий пароход»). Поэтому наместник лично распорядился возвратить его обратно, и 25 июля, пополнив запасы, «Нарев» вновь отпра­вился к месту прежней своей стоянки.

И только 12 августа обе канонерские лодки, баржа, три катера систе­мы Френсиса и все шлюпки моряки сдали в ведение Новогеоргиевской инженерной команды. Из всех пароходов Главнокомандующий решил оставить для службы в Царстве Польском только «Вислу». Пароходы «Буг» и «Нарев» Морское Министерство предполагало разобрать и перевезти в Санкт-Петербург.

Все корабли флотилии 31 октября окончили кампанию и разору­жились. Но разборке пароходов «Буг» и «Нарев» помешали сильные мо­розы. Все работы были отложены до весны 1865 г. Ответственность за сохранность пароходов «Буг» и «Нарев» возложили на нового команди­ра парохода «Висла» лейтенанта барона Бойе II, который с новой ко­мандой парохода в составе механика подпоручика Попова и 27 нижних чинов 1-го флотского экипажа 13 ноября 1864 г. прибыл из Кронштадта в Варшаву.

В 1865 г. от некогда могучих речных сил остались лишь пароход «Вис­ла» и гребной катер. Предполагалось, по освобождении Вислы ото льда, немедленно отправить пароход в местечко Нишава. Но ближе к весне пла­ны изменились. Пароход вооружили одной 1-фунтовой пушкой (25 заря­дов с ядрами), пятью боевыми ракетами со станками. Это же вооружение осталось и в следующем году, но необходимость в нем уже отпала. В 1865 и 1866 гг. пароход, в основном, стоял у пристани в Варшаве. Иногда выпол­нял разовые поручения командования округа и делал летом несколько рейсов от Варшавы к Новогеоргиевску (для практических занятий коман­ды парохода).

25 января 1867 г. флотилию на Висле «за ненадобностью» упразднили, и 13 сентября пароход «Висла» продали пинскому купцу Айзенбергу. Толь­ко артиллерия флотилии еще долго ржавела в Варшаве, пока Морское Ве­домство не сдало орудия для переплавки на металл. Русских кораблей не было на Висле почти 20 лет. Только в конце 80-х гг. XIX в. Военное ведом­ство организовало в Новогеоргиевске речной военный порт и создало Но­вогеоргиевскую речную флотилию, участвовавшую в боях на Висле в 1914— 1915 гг.

 

 

 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями: