Обстановка на Дальнем Востоке накануне русско-японской войны

Исключительное значение Амурской коммуникационной линии, со­единявшей русские аванпосты на Дальнем Востоке с Центральной Росси­ей, понималось даже петербургскими бюрократами. В случае вооружен­ного конфликта перебрасывать войска и снаряжение можно было только судами. Поэтому правительство вынуждено было содержать на Амуре за счет казны многочисленный речной флот, несмотря на то, что он был коммерчески убыточным. Однако без него усложнялась бы задача воен­ной охраны границы.

Военное поражение Китая в японо-китайской войне 1894 г. и после­довавшее за ним массированное вторжение в страну четырех европейс­ких держав (Англии, Германии, Франции и России) вызвало широкомас­штабное национально-освободительное движение против «белых чертей» (так называли китайские националисты всех европейцев). Причины по­ражения заключались в экономической и политической отсталости Ки­тая, но робкие попытки здравомыслящих китайских чиновников провес­ти реформы и преобразовать прогнивший государственный аппарат им­перии не встретили сочувствия китайского народа. Верховная власть в Китае вскоре оказалась в руках вдовствующей императрицы и крайне ре­акционной и агрессивно-националистической группы. В стране быстро росли тайные общества, ставящие своей целью борьбу против европей­ской культуры и христианства, а во главе них стояла секта «Большого ку­лака» или так называемых «Боксеров» (И-хэ-туань). Политика негласной поддержки националистических сил привела к восстанию населения, оно вошло в историю под названием «боксерского».

Необходимость защиты, в первую очередь, русской военно-морской базы в Порт-Артуре и недостаточное количество для этого войск в Кван- тунской области привели к тому, что сюда начали переводить воинские части из Приамурского военного округа. Так, в июне и июле 1900 г. отсю­да отправились в Квантуй и Печили 16 батальонов, 38 орудий, 6 сотен каза­ков, 2 саперные и 2 железнодорожные роты.

Это значительное ослабило Приамурский округ и весьма осложнило стратегическое положение России в Северной Маньчжурии и в пригра­ничной полосе. В результате восставшим китайцам удалось захватить все полотно строящейся железной дороги. Затем, от имени китайского пра­вительства, цзянь-цзюню (генерал-губернаторы) трех Маньчжурских про­винций объявили России войну, потребовав прекращения строительства дороги, а также удаления охранной стражи и рабочих. Ответом российс­кого императора стало высочайшее повеление от 26 июня 1900 г. о вступ­лении русских войск в Маньчжурию.

Все войска Дальнего Востока , включая вновь прибывшие, были све­дены в четыре армейских корпуса (I-й, Н-й, Ш-й Сибирские и Десант­ный). Кроме того, в Приамурском военном округе начали разворачи­ваться батальоны 2-й линейной бригады, а затем и 1-й линейной брига­ды (в 2-батальонные стрелковые полки). Во Владивостокской крепости пехотный полк развернули в два 2-х батальонных крепостных полка, и вновь сформировали 4 запасных батальона. Однако из-за малой про­пускной способности Сибирской железной дороги и речного флота Амура, до прибытия этих подкреплений войскам Приамурского округа пришлось обходиться собственными силами.

Для удобства управления русских войск всю Маньчжурию разделили на 2 части: северную — до условной линии, проходящей через железнодо­рожную станцию Телин, в которой действовали войска Приамурского военного округа под общим командованием генерал-лейтенанта Гродекова; и южную, где предстояло действовать войскам Квантунской области под общим руководством Алексеева.

Летом 1900 г. беспорядки охватили почти всю Маньчжурию. Для того, чтобы вернуть под свой контроль КВЖД, России, кроме организации обо­роны реки Амур, предстояло построить военные дороги вдоль реки Шилка к Покровке, по Забайкалью — от Сретенска к Хайлару, от Кайдалова на Хайлар и Цицикар и участками от Харбина к станции Пограничной, а также создать плавучие средства для сплава войск вниз по Шилке и по Амуру.

С началом боевых действий в Приамурском округе удалось моби­лизовать 53 батальона, 48 эскадронов и сотен, 18 пеших и конных бата­рей. Из них, за вычетом отправленных в Китай и Квантунскую область, осталось в округе: 36 батальонов, 40 эскадронов и сотен, 12 пеших и конных батарей, Одновременно с мобилизацией в обоих Сибирских округах проводилось формирование 16 запасных батальонов, 5 конных и пеших сотен казаков и различных тыловых учреждений. Сверх того, в 2 округах Приморской области удалось организовать народную охра­ну из 30 пеших русских и 2 корейских сотен, общим числом в 4 131 человек.

Предполагаемая общая численность китайских сил в Маньчжурии (войска и милиция) достигала 100 тыс. человек

Русские войска начали военные действия в Северной Маньчжурии с целью как можно быстрее оказать помощь Харбину, где собрались под командованием генерал-майора Гернгросса чины охранной стражи и ра­бочие с ближайших железнодорожных участков. Для этого пришлось спе­циально формировать Харбинский отряд под командованием генерал-майора Сахарова, состоявший из:

1) Хабаровской колонны, под начальством Алексеева, и Благовещенс­кой колонны (полковник Багенский). Обе колонны соединились у стани­цы Михайлов-Семеновской и отсюда двинулись на баржах и буксирных пароходах к Харбину;

2) Никольский отряд (полковник Чиж), которому назначено было дей­ствовать от станции Пограничной к Муданцзяну; 

и 3) охранной стражи из 7 рот и 18 сотен (генерал-майор Гернгросс).

Генерал Сахаров, прибывший к отряду из Хабаровска 2 июля, полу­чил задачу деблокировать и укрепить Харбин.

Для вторжения же в Маньчжурию с запада началось формирование отряда под командованием генерал-майора Орлова, имевшего задачей за­нять Хайлар, укрепиться в нем, организовать промежуточную базу и по­степенно оттеснить маньчжур и китайцев от линии строящейся желез­ной дороги до Хингана.

1 июля китайцы обстреляли на Амуре пароход «Михаил», следовав­ший с боевыми припасами в город Благовещенск. Хотя пароход благопо­лучно достиг города, но во время перестрелки получили ранения погра­ничный комиссар, подполковник Кольшмит, 4 казака и 2 лоцмана. В это время в Благовещенске оставалось всего 1 300 человек пехоты, 6 казаков и 8 орудий. Тогда как на китайском берегу Амура находилось 2 500 пехотин­цев и 6 орудий; в Айгуне 500 человек пехоты и 2 орудия; в Сахаляне 200 человек; в Махо и по Амуру до 3 тыс. человек постоянного китайского гарнизона; кроме того, прибывали значительные китайские подкрепле­ния из Цицикара.

Поэтому, учитывая особую важность Амура, для выручки Благове­щенска и защиты единственной речной коммуникационной линии Даль­него Востока пришлось сформировать три специальных отряда:

Хабаровский (полковник Сервианов) — 3 батальона, 1 сотня казаков и 8 орудий;

Сретенский (полковник Шверин), в Покровке — 2 батальона, 1 сотня казаков и 16 орудий;

и Забайкальский (генерал-майор Ранненкампф), в Покровке — (4 ба­тальона, 18 орудий и 2 сотни казаков).

Опасность была велика, но, к счастью, китайцы не отважились на ре­шительные действия. Поэтому русские войска сами перешли к активным действиям.

Хабаровская колонна, соединившись с Благовещенской, двинулась по реке Сунгари на 26 пароходах и 40 баржах. Эта огромная эскадра 4 июля достигла Лахасусу, затем высадившиеся войска без боя заняли город и подняли русский флаг.

Военные действия на Сунгари начались 5 июля, когда из Харбина спус­кался пароход «Одесса» с 2 баржами на буксире, на которых находились служащие железной дороги с их семействами. Китайцы обстреляли паро­ход и баржи. На следующий день «Одесса» встретил у Фугдина головной корабль эскадры генерала Сахарова. 10 июля части Харбинского отряда подошли к тому месту, где стреляли по пароходу «Одесса», и здесь высади­ли карательные партии, которые сожгли прибрежные китайские селения. На следующий день отряд взял с боем укрепленный лагерь и крепость Баянту, при этом русские захватили 11 пушек (в том числе 5 новейших крупповских). Затем 14 июля отряд взял и сжег город Сан-син. Отсюда до Хар­бина оставалось 213 км и этот путь удалось пройти без задержек. Весь пе­реход (707 км) продолжался 18 дней.

К Харбину эскадра подошла 21 июля, где её встретила охранная стража, выдержавшая два нападения китайцев. Таким образом, в Харбине под ко­мандованием генерала Сахарова сосредоточилось около 6 тыс. человек при 22  орудиях. Русские приступили к укреплению города, а казачьи разъезды пытались установить связь с Никольским отрядом. По реке Сунгари уда­лось установить свободное крейсирование русских пароходов.

Хайларский отряд генерала Орлова, сформированный из частей Забай­кальского казачьего войска, собрался у Абагайтуя. Отряд состоял из двух пеших батальонов Забайкальского казачьего войска, одной конно-артилле­рийской батареи того же войска и Верхнеудинского казачьего полка. Впос­ледствии отряд усилили тремя сотнями и одной ротой охранной стражи и двумя батальонами от Читинского и Сретенского пехотных полков.

Отряд перешел маньчжурскую границу 12 июля, а 17 июля у железно­дорожной станции Ангунь дал бой 5-тысячному китайскому соединению, которое удалось разбить, причем казаки захватили 2 орудия. Китайцы бежали к Цицикару и станичники заняли Хайлар без боя.

Переход русских войск на правый берег Амура у Благовещенска и успешные действия генерала Грибского дали возможность генералу Гродекову сформировать конный отряд генерала Ренненкампфа. который 24 июля с 4 сотнями казаков и 2 орудиями Забайкальского артиллерийс­кого дивизиона выступил на Мерген. Затем, в помощь конному отряду, решили двинуть все свободные от наряда конные части, 3 батальона Сре­тенского полка, 2 батальона Читинского полка, и остальные 14 орудий Забайкальского артиллерийского дивизиона. Отряд должен был захва­тить Мерген — удобную промежуточную базу на пути к Цицикару. 25 июля генерал Ренненкампф нагнал отступавшие китайские войска и пре­следовал их до села Эюр, где они, получив значительные подкрепления, перешли в наступление и стали охватывать Ренненкампфа с обоих флан­гов. Атаки казаков и огонь артиллерии заставили китайцев отступить. Конники понесли следующие потери: убитых: 2 офицера и 10 казаков; раненых: 1 офицер и 24 казака. В Санчжан Ренненкампф пришел 27 июля и стал готовиться к переходу через хребет Хинган.

Никольский отряд полковника Чижа генерал Сахаров откоманди­ровал в подчинение военному губернатору Приморской области ге­нерал-майору Чичагову. К 5 июля Никольский отряд расположился у станции Муданцзян и Пограничная, где имел стычки с китайскими войсками.

Продолжать работы на железнодорожной линии западнее Муданцзя- на до взятия Нингуты оказалось невозможным, так как Никольский от­ряд для выполнения этой задачи оказался слаб. Поэтому генерал Гроде ков приказал усилить его войсками Новокиевского района, где был сформи­рован отряд генерал-майора Айгустова, который, овладев 17 июля горо­дом Хунчуном, отправился на соединение с Ниикольским отрядом и при­нял командование объединенными силами. После этого, используя ох­ранную стражу, генерал Айгустов восстановил связь Никольского отряда с Харбином.

К концу июля в Северной Маньчжурии на железнодорожной линии Харбин, Хайлар, Муданцзян удалось взять Хунчун. Эти победы не только позволили обеспечить надежную защиту южной части Уссурийского края, и главное, разбить китайские войска, угрожавшие Благовещенску. После деблокады Харбина русским войскам удалось полностью очистить Амур от неприятеля и восстановить свободное плавание судов. Кроме того, удалось освободить и значительную часть железнодорожной магистрали в Маньчжурии, но еще почти 850 км строящейся линии оставались в ру­ках китайцев, которые могли разрушить её. Поэтому приходилось спе­шить с военными действиями. И действительно, с этих пор наступатель­ное движение русских отрядов, в особенности казаков генерала Ренне- камнфа, поражает своей быстротой.

Так 28 июля Ренненкампф выступил на Мергев и, пройдя реку Санчи- хэ, наткнулся в горах на сильный китайский отряд, что принудило его оста­новиться и ждать подкреплений из Благовещенска. Положение отряда ока­залось очень опасным, но, к счастью, китайцы активных действий против него не предпринимали. С прибытием же подкреплений отряд Ренненкам- пфа, усилившийся до б батальонов, 5,5 сотен и 20 орудий, перешел в наступ­ление. Китайцы отступили за перевал Хинган Преследуя их. Ренненкамиф 4 августа подошел к городу Мергеню и, после часовой перестрелки, занял его без потерь. Затем генерал Ренненкампф, получив приказ двинуться к Цицикару, организовал надежную промежуточную базу у Мергеня.

Таким образом, к Цицикару уже с двух сторон подходили русские от­ряды. Кроме того, генерал Сахаров также готовился выслать сильный от­ряд и с третьей, восточной стороны. Из Хайлара генерал Орлов 22 июля выслал конный отряд под командованием штаб-ротмистра Булатовича. Отряд состоял из двух сотен казаков, вооруженных двумя орудиями, он оттеснил китайцев от станции Джемерте, и продвинулся до станции Якши, невдалеке от перевала Хинган. Но, получив значительные подкрепления, китайцы перешли в наступление. Тогда, 1 августа на станцию Якши двину­лись форсированным маршем главные силы генерала Орлова. Завязался бой, после которого китайцам пришлось отступить на Хинган, где они за­няли сильную позицию.

Дело в том, что 13 июля, дождавшись подхода двух батальонов Чи­тинского и Сретенского полков, генерал Орлов обратил китайцев в бег­ство. Затем, имея приказ подойти в 20-х числах к Цицикару, и не встре­чая уже перед собой противника, отряд генерала Орлова к 20 июля при­был на станцию Фулярди. Здесь Орлов соединился с высланными ему навстречу частями отряда генерала Ренненкампфа, который, заняв го­род Мерген, дал своему изнуренному беспрерывным движением и боя­ми отряду трехдневный отдых, так как казачья конница все эти две не­дели беспрерывно атаковала, а пехота прошла 213 км в 7 — 9 дней. Но, к сожалению, не удалось организовать поставки продовольствия, поэто­му воинам приходилось довольствоваться одними овощами или мясом без хлеба, а иногда приходило питаться только мясом убитых лошадей. Но несмотря на все эти лишения, 8 августа казачий отряд занял Камни-ха-Чжан, а на следующий день, подойдя к реке Немеру, увидел быстро уходящие китайские войска. Продолжая стремительное движение впе­ред, Ренненкампф 15 августа с 460 казаками и 8 орудиями подошел к Цицикару, который, как выяснилось впоследствии, оборонял китайский отряд в 6 700 человек. Здесь же находился и злейший враг русских — цзянь-цзюнь Шеу (генерал-губернатор Хейлундзяяской провинции). Как только китайцы увидали подходящие сотни казаков, то оставили окопы и стали отходить на юг.

Казаки остановились в километре от города и послали цзянь-цзюню ультиматум о сдаче Цицикара в течение часа, а самому Шеу предписали явиться к начальнику отряда. Вскоре перед генералом Ренненкампфом стояли начальник штаба китайских войск и представитель от города, сам же цзянь-цзюнь, окончательно потеряв надежду победить русских «бе­лых чертей», кончил жизнь самоубийством.

После этого, командование двумя отрядами принял на себя, как стар­ший в чине, генерал Орлов. От генерала Сахарова известий не поступало, поэтому к нему послали с разъездом казаков штаб-ротмистра Булатовича.

После деблокирования Харбина, состав отряда генерала Сахарова уда­лось увеличить до 7 батальонов, 24 полевых пушек, 2 полевых мортир и 5 сотен казаков, не считая охранной стражи (13 сотен и 5 рот). Важнейшей задачей для этого только что сформированного Харбинского отряда стало охрана восточной линии железной дороги от Харбина к Муданцзяну и установление связи с Никольским отрядом.

Затем, 4 августа Харбинский отряд выступил против Ажехэ, занятого многочисленными китайскими силами. После непродолжительного боя город удалось взять. Приняв меры для охраны железной дороги и связи с Никольским отрядом, генерал Сахаров с прочими войсками возвратился в Харбин, где 15 августа его отряд значительно усилился прибывшим сюда 20-м Восточно-Сибирским стрелковым полком, сотней казаков Амурско­го войска, одной полевой батареей и двумя мортирами.

В это время сообщение по Сунгари обеспечивалось крейсировавши­ми по реке 5 пароходами с орудиями и стрелками, а также стационерами, стоявшими у устьев Ху-лан-хе, Муданцзяна и выше Харбина. Эти про­стые, но очень эффективные меры быстро способствовали восстановле­нию спокойствия на Сунгари, что привело к возобновлению бойкой тор­говли.

Одновременно с взятием Цицикара войска Никольского отряда заня­ли Нингуту. К 20 августа 1901 года уже вся северная часть магистрали Во­сточно-Китайской железно дороги находилась снова в русских руках. Для возвращения же южной части дороги надлежало овладеть ее главными населенными пунктами — Гирином и Мукденом. При этом наибольшие разрушения линия получила именно в мукденском районе, где и следова­ло ожидать ожесточенного сопротивления повстанцев.

Однако задача овладения Гирином и Мукденом неожиданно разре­шилась быстрым падением Пекина осажденного союзными войсками Англии. Германии и Франции. Это сразу повергло в шок цзянь-цзюней Маньчжурии, видимо, руководимых из столицы. Так что к концу августа китайские войска уходили от казаков почти без боя.

К началу наступления на Гирин в Северную Маньчжурию прибыли значительные подкрепления из Европейской России и Сибири. Для взя­тия этого города из Цицикара, Нингуты и Харбина подошли 18 батальо­нов, 25 сотен казаков и 78 орудий, а в резерве этих войск в Харбине стояла 3-я стрелковая бригада (8 батальонов и 24 орудия). Кроме того, в состав этих войск входили 12 конных и 2 пешие сотни охранной стражи.

Отряд генерал-майора Орлова возвратился в Хайлар для обеспечения коммуникационной линии. Конный же отряд генерал-майора Ренненкам- пфа 24 августа выступил из Цицикара по направлению к Гирину в составе 922 казаков при 6 конных орудиях. Переправившись через Сунгари и за­няв без боя город Бодунэ, а затем Кауньченцзы, казаки 9 сентября высту­пили к Гирину. Скорость движения казаков была так велика, что передо­вая сотня к утру следующего дня проскакала 128 км, при этом казаки пре­одолели трудный перевал Лаолинь и имели стычку с неприятелем.

К Гирину передовой отряд в 150 казаков подошел рано утром 10 сен­тября. В 20 км от города они встретили 490 китайских пехотинцев, кото­рые без выстрелов положили оружие. Выехавший навстречу отряду пар­ламентер согласился на сдачу города, но передал просьбу цзянь-цзюня, чтобы войска не вступали в город. На это генерал Ренаенкампф ответил, что идущие сзади войска остановятся вне города, но передовой отряд в 150 человек войдет в город. Казаки в сопровождении парламентера рысью вле­тели в Гирин и заняли й,ом цзянь-цзюня. Но ещё накануне в город прибыл разъезд из отряда Никольского, доставивший, по приказу генерала Гроде- кова, письмо к цзянь-цзюшо от управлявшего Китаем князя Цина, пред­писывавшего прекратить сопротивление. И генерал Ренненкампф во главе своего авангарда 13 сентября 1900 г. выступил на соединение с конным отрядом в Дагушан. А Гирин в тот же день занял отряд генерала Крыжа- новского. 18 сентября сюда же прибыл весь отряд генерала Айгустова

После взятия Гирина военные действия в Северной Маньчжурии прак­тически закончились. Далее казаки занимались разоружением, демоби­лизацией и преследованием хунхузов, соединившихся с разбитыми час­тями китайских войск.

Русские военные восстановили в Маньчжурии власть цзянь-цзюней, но без права командования войсками. Стычки наших войск с хунхузами продолжались и в 1901 году.

Датой окончания военных действий на севере Китая принято счи­тать 26 марта 1902 г., но русские войска оставались здесь гораздо дольше, и выводились оттуда, по мере возможности, вплоть до конца 1903 г. Общие потери в Китае для русских вооруженных сил за два года убитыми и ране­ными не превысили 2 000 человек.

Эти боевые действия 1900 г. в Северной Маньчжурии с особой яснос­тью показали стратегическое значение реки Амур в деле обороны Дальне­го Востока. Именно господство в бассейне этой великой реки позволило крайне немногочисленным русским вооруженным силам контролировать ситуацию не только в Приамурье и в Приморье, но и в Северной Маньчжу­рии. Только наличие достаточно мощного водного транспорта позволило России, при полном господстве Китайской империи на сухопутье, эффек­тивно перебрасывать артиллерию, пехотные части и все виды снабжения по разветвленной системе рек Амурского бассейна. Что и обеспечило ус­пех военных русских военных операций в Северной Маньчжурии.

 

 

НАЗАД  СОДЕРЖАНИЕ   ВПЕРЕД

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями: