Активные оборонительные действия миноносцев (август-сентябрь 1904 г.).

 

Главным содержанием военных действий на море в августе-сентябре 1904 г. стала борьба с японским блокадным флотом. Основная тяжесть этой борьбы легла на миноносцы, которые оказались не только самыми активными кораблями эскадры, что было характерно и для первого этапа их деятельности, но, по сути, единственными, которые использовались для борьбы с флотом противника. Броненосцы и крейсеры русского флота перестали выходить в море, за исключением единственного случая, когда 10 августа 1904 г. броненосец «Севастополь» вышел в бухту Тахэ для уничтожения японской батареи. В море выходили лишь канонерские лодки и миноносцы.

Западный бассейн Порт-Артура

После боя 28 июля 1904 г. в составе обоих отрядов миноносцев осталось только 13 кораблей, которые могли продолжать боевые действия. Первый отряд фактически перестал существовать, поскольку из 11 кораблей, входивших в его состав к началу военных действий, уцелело только 3 миноносца — «Властный», «Выносливый» и «Бдительный», который заканчивал ремонт котлов. Из 14 миноносцев второго отряда осталось 10 кораблей — «Бойкий», «Разящий», «Расторопный», «Стройный», «Смелый», «Скорый», «Сердитый», «Сторожевой», «Сильный», «Статный».

Главными характеристиками деятельности миноносцев на этом этапе были:

1) осуществление минных постановок;

2) проведение рейдов для поиска и уничтожения японских кораблей;

3) содействие боевым операциям на сухопутном фронте;

4) охрана тралящего каравана и внутреннего рейда Порт-Артура;

5) ухудшение положения и осложнение действий миноносцев на завершающем этапе осады Порт-Артура.

Наиболее важным и эффективным направлением в деятельности миноносцев на данном этапе было осуществление минных постановок. В течение августа-сентября 1904 г. миноносцы провели семь удачных ночных постановок мин. Все ночные постановки осуществлялись одиночными миноносцами. Всего для этой цели было приспособлено три миноносца — «Скорый», «Сердитый» и «Стройный». «Скорым» были осуществлены четыре минные постановки, «Сердитым» две и «Стройным» одна.

6 августа миноносец «Скорый» (командир лейтенант П.М. Плен) поставил четырнадцать мин юго-западнее острова Кэп, 10 августа еще 16 мин в том же районе, 20 августа 16 мин между бухтой Луивантань и островом Кэп. 27 августа миноносец «Сердитый» (командир лейтенант А.А. Колчак) поставил 16 мин в двадцати милях к юго-востоку от Порт-Артура. 4 сентября «Скорый» поставил 16 мин у острова Айрон. 28 сентября «Сердитый» (командир лейтенант С.К. Дмитриев) поставил 16 мин. В конце сентября «Стройный» (командир лейтенант В.Л. Кузьмин-Караваев) выставил 18 мин. Все эти постановки оказались успешными: на них противник потерял несколько своих кораблей.

Нельзя с полной уверенностью определить, сколько японских кораблей погибло на минах, выставленных именно миноносцами, и какие корабли погибли на минах того или иного миноносца. Результаты некоторых минных постановок, осуществляемых с миноносцев, остались неизвестны. С уверенностью можно определить гибель следующих японских кораблей на минах, выставленных с миноносцев. 21 августа погиб эскадренный миноносец «Хаятори» на минном заграждении, выставленным «Скорым», вместе с ним на этом же заграждении взорвался и пошел ко дну тралящий пароход. 5 сентября броненосная канонерская лодка «Хай-иен» погибла на заграждении «Скорого»; 5 ноября пароход на заграждении «Стройного»; 17 ноября канонерская лодка «Сай-иен» на заграждении «Сердитого». 4 декабря взорвался и погиб четырехтрубный миноносец, на том же месте, где взорвался «Сай-иен»; 30 ноября крейсер «Такасаго» на заграждении «Сердитого». На заграждениях, выставленных «Решительным», погиб японский номерной миноносец, а 28 августа, возможно, на минах «Бойкого» и «Бурного», погиб еще один миноносец противника. На минах, выставленных «Скорым», получили повреждения 21 августа — крейсер «Ицукусима», 27 августа—крейсер «Цусима».

Погибшие и поврежденные на русских минах японские корабли

Наиболее умело и эффективно действовали миноносцы «Скорый» и «Сердитый». Учитывая общее незначительное число мин, выставленных миноносцами (около 112 в ночных одиночных постановках), результативность минных заграждений миноносцев следует признать очень высокой. Благодаря малым размерам и большой скорости хода они могли незамеченными проходить мимо дозорных японских кораблей и ставить мины в непосредственной близости от японских сторожевых судов. Так, например, 10 августа «Скорый» осуществлял минную постановку и с него был замечен японский миноносец, подававший «Скорому» сигналы. К этому моменту со «Скорого» уже было поставлено 12 мин. При постановке тринадцатой мины внезапно засел якорь, а японский миноносец уже приближался. Тогда на «Скором» сбросили мину и якорь в воду, проделав то же самое с остальными под самым носом японского миноносца, и после этого полным ходом пошли в Порт-Артур.

Миноносец, шедший ставить мины, был беспомощен при встрече с неприятелем: в снаряженную мину было достаточно одного попадания снаряда, чтобы разнести миноносец на куски. Кроме того, принимая в корму мины заграждения, миноносец лишался возможности действовать кормовой пушкой и торпедным аппаратом. Благодаря приобретенной практике, скорость минных постановок к концу их проведения удвоилась. Миноносец «Скорый» на постановку мин тратил от 15 до 20 минут. 28 сентября «Сердитый» поставил 16 мин всего за 8 минут. Выходя на минные постановки, миноносцы держали ход 14-16 узлов, чтобы не было демаскирующих судно факелов из труб, а подходя к месту постановки, снижали ход до 6 узлов. Мины ставились на глубине 5-6 футов ниже уровня малой воды, где они представляли опасность не только для крупных японских кораблей, но и для миноносцев противника.

Во время выходов в море с целью минных постановок не погиб ни один русский миноносец, что еще более повышает степень результативности их деятельности. Однако не все выходы заканчивались успешно, и в некоторых случаях миноносцам приходилось возвращаться в Порт-Артур, не выполнив задания.

В ночь на 9 августа «Скорый» вышел для минной постановки. Однако ясная звездная ночь и встретившиеся по пути японские миноносцы помешали поставить мины. В документах сообщается: «За три мили от Кэпа он встретил три японских миноносца, делавших ему опознавательные. П.М. Плен повернул к Артуру. Миноносцы пошли за ним, принимая за свой. На рейде наши увидели три японских номерных миноносца (замечательно, что наши береговые батареи видели их). П.М. Плен удачно проскочил в гавань. Тут только японцы заметили свою ошибку, но было уже поздно». 24 августа вечером «Сердитый» вышел в море для постановки мин, но вынужден был вернуться, не исполнив поручения, так как по пути был обнаружен двумя японскими миноносцами, причем один из них пошел за «Сердитым».

Командир одной из береговых батарей штабс-капитан А.К. Люпов считал, что причиной неудачи в данном случае стали действия японских шпионов: на береговые батареи сообщение о предстоящем выходе миноносца передали по телефону, а так как японские шпионы прослушивали телефонные переговоры, то об этом стало известно и врагу и наш миноносец уже ожидали в море вражеские корабли. С точкой зрения Люпова следует считаться, так как изучение его дневника показывает, что он был очень информированным человеком и кроме того, очень критически оценивал события и заносил в свой дневник лишь те, свидетелем которых был сам, или если они не вызывали сомнений в своей достоверности — в его дневнике нет места сплетням и пустым слухам.

Во время минных постановок обнаружилась также значительная практическая сложность в постановке мин при волнении на море. По этой причине 22 сентября «Сердитый» не смог произвести постановку и вынужден был вернуться обратно.

В конце сентября 1904 г. миноносцами была осуществлена групповая постановка мин заграждения в дневное время. 28 сентября был получен приказ выставить минное заграждение по направлению к острову Кэп. Его выполнение осуществляли 7 миноносцев: «Бдительный», «Сторожевой», «Сердитый», «Смелый», «Стройный», «Статный» и «Расторопный». Во время этой дневной постановки миноносцы встретили активное сопротивлении японского флота, но тем не менее, несмотря на исключительно трудные условия, выполнили приказ. Как только они вышли из Порт-Артура и направились к Кэпу, появились корабли противника, открывшие огонь по миноносцам. Приблизиться к берегу было невозможно, поскольку японские береговые батареи также вели обстрел. Миноносцы вернулись в Порт-Артур, но почти сразу же пошли вторично полным ходом к назначенному месту для постановки мин. Японские суда к этому времени отступили, однако когда русские миноносцы возобновили постановку мин, вновь подошли и открыли огонь, из-за чего пришлось ставить мины почти на полном ходу. Всего было выставлено 20 мин, в том числе и 9 фальшивых.

Всего за август-сентябрь 1904 г. миноносцами было выставлено 112 мин в ночных одиночных постановках и 20 в дневных. Мины были поставлены в наиболее важных местах для защиты правого и левого флангов крепости и на пути патрулирования крейсеров «Якумо» и «Токива». Минные заграждения, поставленные с миноносцев, нанесли японскому флоту значительный урон и способствовали обороне крепости с моря. Поставленные на флангах сухопутных укреплений, минные заграждения не позволяли японцам обстреливать эти укрепления. Все попытки в этом направлении стоили противнику очень дорого. Мины, поставленные на путях японских блокирующих судов, доставляли им немало затруднений, стесняя их движение и вынуждая постоянно иметь перед собой тралящий караван.

Ночные минные постановки, которые стали активно осуществлять русские миноносцы, явились для японцев полной неожиданностью, в результате чего японский флот понес тяжелые потери: только в течение августа на минах погибли один крейсер, один эскадренный и два номерных миноносца, один пароход, один крейсер получил повреждения.

Менее успешным направлением деятельности миноносцев в августе-сентябре 1904 г. были выходы в море с целью уничтожения судов противника. В непосредственной близости от Порт-Артура японцы держали блокадный отряд, который состоял из блокадного дозора и отряда поддержки. Днем блокадный отряд в полном составе держался в видимости Порт-Артура, на расстоянии 10-20 миль от него. На ночь отряд поддержки, состоящий из крейсеров, опасаясь атак русских миноносцев, отходил в море, а блокадный дозор из миноносцев оставался на внешнем рейде.

В промежутках между постановками мин в темные ночи миноносцы посылались на рекогносцировки, чтобы точно знать место ночевки больших судов и, выследив их, произвести торпедную атаку. Посылка миноносцев отрядом была признана неудобной, потому что каждый раз отряд до встречи больших судов наталкивался на такой же или более сильный неприятельский отряд миноносцев и дело оканчивалось артиллерийской перестрелкой, не дававшей существенных результатов. По этой причине было решено посылать в ночные экспедиции одиночные миноносцы.

2 сентября 1904 г. вечером в такую экспедицию был послан миноносец «Расторопный» под командой лейтенанта В.И. Лепко с целью осмотра острова Мио- тао. На пути он встретил и осмотрел большую китайскую джонку, предполагая, что та везет снаряды для японской армии, но оказалось, что это был китайский торговец мануфактурным товаром и джонку отпустили. Из-за потери времени на осмотр джонки миноносец вынужден был отказаться от намерения обследовать острова Мио-тао и к утру вернулся к маяку Ляотишана. Уже при подходе к маяку он обнаружил показавшуюся на западе в семи милях неизвестную шхуну и, повернув, пошел к ней полным ходом. Шхуна оказалась японской, поэтому была задержана «Расторопным» и приведена им как приз в Порт-Артур.

Как отмечал в своем дневнике штабс-капитан Квантунской крепостной артиллерии А.Н. Люпов: “Курьезно было видеть маленького миноносца, буксирующего этого парусного гиганта”. Последующие выходы миноносцев с целью обнаружения вражеских судов в сентябре не принесли результатов: крупных японских кораблей встречено не было, попадались лишь японские дозорные миноносцы, поскольку крупные корабли, находящиеся в поддержке дозора, на ночь, опасаясь минных атак, уходили в море.

В августе-сентябре 1904 г. миноносцы оказывали активное содействие боевым операциям на сухопутном фронте, в частности, проводили операции по предотвращению высадки десантов, обнаружению и уничтожению батарей противника. Так, 6 августа с береговых постов было получено известие о том, что японцы готовят десант с джонок у Ляотишана. В этот район были спешно высланы миноносцы «Сильный» и «Разящий», а затем и остальные миноносцы с целью осмотра берега у Ляотишана. Полученная информация, однако, не подтвердилась.

8 августа днем был предпринят выход миноносцев в бухту Тахэ для обстрела позиций японских войск и обнаружения местонахождения японских батарей 120-мм орудий, расположенных в районе бухты. При этом миноносец «Сильный» получил одно попадание в носовую часть, остальные миноносцы, хотя и держались в пределах огня японских 120-мм орудий, сумели избежать попаданий благодаря успешному маневрированию. На «Сильном» в результате попадания один человек был убит и шесть ранено30, полученные повреждения были незначительны.

10 августа в 6 часов утра в эту же бухту с целью обнаружения японских батарей вышел миноносец «Расторопный» с начальником отряда капитаном второго ранга Е.И. Криницким и командиром броненосца «Севастополь» Н.О. Эссеном в сопровождении еще двух миноносцев. Н.О. Эссен вспоминал: «Выйдя из гавани полным ходом, отряд миноносцев отправился в бухту Тахэ для рекогносцировки места расположения неприятельских батарей 120-мм пушек. Когда наши миноносцы подошли к берегу на расстоянии 35 кабельтовых, береговые японские батареи открыли по ним оживленный огонь и тем обнаружили свое расположение. Получив, таким образом, необходимые сведения, мы вернулись в гавань».

Вслед за этим, в 9 часов утра назначенный для уничтожения японских батарей в бухте Тахэ броненосец «Севастополь» начал выход на внешний рейд. Действия броненосца обеспечивали шесть миноносцев: четыре шли впереди него с тралами, а два сзади, бросая буйки по протраленному пути, чтобы иметь возможность ориентироваться на обратном пути. Огнем своих орудий «Севастополь» уничтожил неприятельскую батарею, в которой было от 8 до 10 120-мм орудий, однако на обратном пути броненосец натолкнулся на мину и получил серьезные повреждения.

После 28 июля миноносцы продолжали нести дежурство по охране тралящего каравана и внутреннего рейда Порт-Артура. 11 августа во время выполнения этой задачи погиб миноносец «Выносливый» и получил серьезные повреждения «Разящий». «Выносливый» попал на банку из двух связанных между собой мин. Взрыв прошел под обоими бортами в носовой части и миноносец быстро скрылся под водой. При этом погибли командир корабля лейтенант П.А. Рихтер, лейтенант Кашерининов и десять нижних чинов. «Разящий» был взят на буксир «Расторопным» и приведен в Порт-Артур, однако ввести в строй его уже не удалось.

Лейтенант Ковалевский вспоминал: «Вообще была большая ошибка посылать в охрану каравана глубоко сидящие миноносцы, как, например, «Выносливый», так как мины, опасные в большую воду только для больших судов, становились в малую воду опасными и для миноносцев, охрана каравана миноносцами вообще не имела цели, так как потом, когда дежурным миноносцем предписано было стоять у дежурной лодки и быть наготове, то охрану несли батареи морского фронта и результат был прекрасный, надо было видеть, как шуровал зарвавшийся и подошедший близко миноносец, когда шести дюймовое орудие с Лагерной батареи давало перелет через него». После случая с «Выносливым» и «Разящим» траление производилось лишь с большой водой.

В случае необходимости миноносцы выполняли также функцию охраны и сопровождения русских судов. Так, например, 5 августа 1904 г. они встретили прорвавший блокаду маленький пароход с продуктами и отконвоировали его в Порт-Артур. Вышедшая вместе с миноносцами канонерская лодка «Гремящий» на обратном пути погибла, подорвавшись на японской мине.

Как с горечью отмечал в своем дневнике штабс-капитан А.Н. Люпов: “И опять всему виной наша халатность. Утром тралили, а вечером решили, что можно и не тралить. И вот результат”.

Период августа-сентября 1904 г. характеризовался серьезным ухудшением положения кораблей эскадры, в том числе миноносцев. С 29 июля из-за постоянного обстрела внутреннего рейда миноносцы вынуждены были практически ежедневно, избегая бомбардировки, на день укрываться на внешнем рейде. По причине непрерывного обстрела территории порта становился весьма затруднительным ремонт кораблей в мастерских. Особенно сильно это сказывалось на миноносцах, которые из-за своей крайне напряженной боевой службы постоянно нуждались в ремонте. На заседании командиров миноносцев 16 ноября 1904 г. отмечалось: «Хорошего ремонта для миноносцев с самого начала войны не было, так как не разрешалось выводить миноносец из действия более как на пять дней». М.В. Бубнов вспоминал: «По общему мнению, все миноносцы в течение осады Артура несли каторжную, мало вознагражденную потом службу. Котлы требовали частой чистки, а миноносцы почти все время были под парами. По сравнению с большими судами, они работали во сто раз больше».

В начале августа был поврежден батопорт дока попавшим в него снарядом, работа в доке уже не производилась и он держался наполненным водой, из-за чего «Боевой» и «Разящий» остались без ремонта, также как и минный транспорт «Амур».

С 12 сентября начались бомбардировки Порт-Артура одиннадцатидюймовыми мортирами, установленными за горами. Капитан второго ранга В.Д. Тырков вспоминал: «Я помню, какой странный шум производили эти снаряды в воздухе, падение их предшествовалось секунд за 20 особым шипением, жужжанием. Иногда перед падением снаряда в воду он был виден». Падавшие почти отвесно, одиннадцатидюймовые снаряды, весившие по 20 пудов, при попадании в корабли причиняли страшные разрушения. Вот свидетельство командира броненосца «Севастополь», капитана первого ранга Н.О. Эссена: «Снаряды, попавшие в суда, производили огромные разрушения, пронизывая несколько палуб и переборок, разрушая все на своем пути, и разрываясь внутри судна, причем осколки имели достаточно сил, чтобы пробить палубу или переборку». Одного удачного попадания такого снаряда было достаточно, чтобы вывести из строя или даже потопить миноносец.

К счастью не все 11-дюймовые снаряды взрывались, но даже неразорвавшиеся снаряды наносили серьезные повреждения: так 24 сентября такой снаряд пробил на “Пересвете” три палубы и борт, на “Палладе” неразорвавшийся 11-дюймовый снаряд пробил две палубы и застрял в угольной яме, убив при этом 4 матросов.

Интересно в этой связи воспоминание капитана второго ранга В.Д. Тыркова: «До 20 сентября миноносцы находили еще себе приют в западном бассейне у Перепелочной горы. 25 сентября около 8 часов утра снаряды начали падать между миноносцами, бывшие под парами начали уходить на рейд. Но тут пострадало два миноносца: неприятельский снаряд попал в машину миноносца «Бойкий», когда он уже уходил, и вывел ему из строя одну машину. Другой снаряд попал в миноносец «Скорый», командовал им тогда уже я. Миноносец был без паров, был ремонт машин и холодильника, положение было беспомощное. Снаряды продолжали сыпаться. В носовой палубе пришлось тушить пожар брандспойтом, к счастью, не произошло возгорание в минном погребе и в носовом погребе, куда попала головная часть этого снаряда... Затем в начале 3-го часа это место начали обстреливать 11-дюймовыми бомбами... При их разрывах в воде весь корпус миноносца содрогался, а у стоявших рядом «Забияки» и «Джигита» мачты ходили ходуном. В три часа дня начальник отряда капитан второго ранга Криницкий, живший на «Забияке», достал в порту баркас и миноносец удалось увести».

С 26 сентября миноносцы не имели возможности стоять в гавани, было даже запрещено ходить днем по гавани, чтобы не вызывать лишних бомбардировок. Теперь миноносец мог погибнуть не только при выполнении боевого задания, но и при стоянке в порту, в момент приемки угля или воды.

Миноносец "Сазанами"

Таким образом, действия миноносцев в августе-сентябре 1904 г. были достаточно активными и, как показали результаты минных постановок, произведенных миноносцами, весьма успешными. При этом потери миноносцев за данный период были сравнительно невелики — погиб «Выносливый» и «Разящий» получил серьезные повреждения с выводом его из строя. Вместе с тем положение миноносцев, как и всех кораблей эскадры, в осажденном Порт-Артуре с каждым днем все более ухудшалось.

 

 

 НАЗАД     ВПЕРЕД

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Поделиться с друзьями: