Противоминные корабли по отдельным решениям и программам 1956-1970 годов

 

В 1955 г. ВМФ разработал кораблестроительную программу на 1956—1965 гг., которая не была утверждена и проектирование — строительство новых противоминных кораблей осуществлялось по отдельным решениям правительства и краткосрочным программам. ПМК разрабатывались по двум непосредственно касающихся их решениям: создание нового (в частности, защищенного от подрыва на минах) поколения ПМК и дальнейшее совершенствование этого поколения за счет перехода на стеклопластиковые корпуса, а также по двум принятым ранее "обеспечивающим" решениям: изыскание новых путей борьбы с ДНМ и разработка мероприятий по снижению фоновых полей кораблей.

Перечисленные в предыдущей главе корабли создавались прежде всего для нужд послевоенного траления, т.е. без должного учета развития минного оружия (особенно донных неконтактных мин): сами небыли защищены от подрыва на минах и не имели достаточно эффективного оружия для борьбы с ними. Созданный к середине 1950-х годов научно-технический задел (в НИИ-400 и ЦКБ-145 в части противоминного оружия, в ЦНИИ-45 и ЦП И И-138 в части защиты кораблей) позволил ВМФ выдать в 1956 г. ТТЗ на разработку ПМК нового поколения БТЩ пр. 266 и рейдового корабля — искателя мин пр. 257. Эти ТТЗ отражали новую концепцию ПМК, согласно которой они должны быть узкоспециализированными на ПМД, иметь минимизированные массогабаритные характеристики и принципиально новое противоминное оружие ГАС миноискания (ГАСМ), искатели мин. шнуровые заряды и контактно-тральные комплексы, позволяющие замену тралящей части в зависимости от характера решаемой задачи.

Первая отечественная ГАСМ "Олень" (МГ-59, главный конструктор М. А. Штремт) была отработана на головном БТЩ пр. 264 и принята на вооружение в I960 г. Однако массогабаритные характеристики этой ГАСМ исключали возможность ее использования на серийных кораблях и на её основе была создана ГАСМ МГ-69, принятая на вооружение в 1966 г., которая и предназначалась для кораблей проектов 266 и 257. С появлением ГАСМ отпала необходимость установки на тральщиках параванов-охранителей и ЦОК.  

Искатели ДНМ должны были обнаружить находяшийся на дне моря миноподобный предмет, идентифицировать его как мину и затем обеспечить его уничтожение как твердого тела. Они разделялись на искатели-уничтожители (сбрасывающие заряд ВВ на мину) и искатели-обозначители (маркирующие мину, после чего на сигнал маркерного буя сбрасывается глубинная бомба или выходит водолаз с зарядом ВВ). В 1957 г. на вооружение были приняты телевизионные искатели-обозначители ИТ-1 (одноканальный для КАТЩ) и ИТ-3 (трехканальный для РТЩ). в 1959 г. электромагнитный искатель-уничтожигель ИУ-1 и в 1966 г. электромагнитный искатель-обозначитель И-2, на основе которого вскоре был разработан искатель-уничтожитель ИУ-2. Искатели-обозначители ИГ буксировались со скоростью около 4 уз на расстоянии 7—10 м от грунта; ширина зоны поиска одним каналом зависела от прозрачности воды, но, как правило, не превышала 20 м. Электромагнитные искатели буксировались со скоростью 3—4 уз в непосредственной близости к грунту; одноканальный искатель обнаруживал металлические предметы (в том числе и замытые в грунт) в радиусе до 5 м.

Шнуровые заряды заблаговременно укладывались на всей площади обрабатываемого участка и затем дистанционно подрывались, выводя при этом из строя ДНМ за счет контузии их слабого звена — приборной части. Шнуровые заряды представляли собой заполненные ВВ шланги (диаметр 82 мм. длина до 200 м), которые могли соединяться между собой байонетовыми замками. Первые ШЗ (ШЗ-1) были приняты на вооружение в 1956 г. На БТЩ они наматывались на вьюшку электромагнитного трала, на РТЩ и КАТЩ они транспортировались за кормой с помощью специальных буксировщиков пр. 103, хранившихся в базе.

КТК представляли собой стационарную бортовую и модульные забортные части с унифицированными элементами. Использование КТК обеспечиваю снижение массогабаритных характеристик ПМК и расширяло их боевые возможности. На новых ПМК устанавливались также приборы ночного видения и звукоподводной связи, более совершенные навигационная аппаратура и средства связи.

Особое внимание уделялось повышению защиты новых ПМК. Помимо минимизации массогабаритных характеристик на них использовались: немагнитные корпуса, маломагнитные, по возможности, обесшумленное и ударостойкое оборудование и проводились специальные мероприятия по снижению шумов при работе механизмов и движителей.

Помимо снижения ФП ПМК и повышения ударостойкости корабля. разрабатывалось еще одно направление обеспечения их защиты - временный вывод мины из боевого состояния путем воздействии на блокирующее  устройство (т.е. противоударную защиту) её взрывателя. Такие попытки предпринимались еще в ходе послевоенного траления: с носа корабля периодически сбрасывались ручные фанаты (устройство "Мандолина"). Возможности техники, в принципе, позволяли заменить эффект взрыва фанаты на подводный электрический разряд и в середине 1950-х годов ВМФ выдал лаборатории судовой электротехники ЦНИИ-45 заказ на выполнение соответствующей НИР (шифр "Жемчуг", исполнители Л. А. Легчилин и Ю. И. Назаров). Макет установки был создан, но ввиду малого срока службы установки, вредного воздействия электрических разрядов на корпус корабля и необходимости размещения на корабле дополнительного дизель-генератора от подобного устройства на новых ПМК отказались.

На новых ПМК предусматривалось расширение масштабов применения автоматики и дистанционного управления, что позволяло уменьшить численность экипажа и улучшить условия обитаемости, а также увеличить коэффициент оперативного использования корабля.

Выполненные па начальных стадиях проектирования проработки показали, что при имеющейся производственной базе в плановый срок БТЩ пр. 266 могут быть созданы только с корпусами из маломагнитной стали.

Технический проект корабля был разработан в 1959 г., а головные корабли заложены в 1960 и 1961 гг. на Усть-Ижорской верфи и на Хабаровском СЗ. Головной корабль был сдан на Хабаровском СЗ в 1963 г., а на Усть-Ижорской верфи в 1964 г.

Пр. 257 разрабатывался на конкурсной основе в двух вариантах — с деревянным (пр. 257Д. ЦКБ-19) и с металлическим (пр. 257М, ЦКБ-363) корпусами. Технический пр. 257Д был разработан в 1958 г., головной корабль построен в 1961 г. на Приморском заводе. В 1961 — 1964 IT. в Ленинграде, Петрозаводске и Владивостоке по этому проекту было построено 20 кораблей. Технический пр. 257М был разработан в 1959 г., головной корабль заложен на Потинском СЗ в том же году, но в I960 г. строительство было прекращено.

Установленные на кораблях пр. 257 искатели мин, по существу, разрабатывались одновременно с проектированием корабля и при испытании выявилась их недостаточная эффективность. Поэтому ВМФ принял решение довооружить эти корабли тралами, предусмотрев сменное использование противоминного вооружения. ТТЗ на разработку нового проекта 257ДМ было выдано ЦКБ-19 в 1962 г. Внесенные в проект изменения привели к увеличению водоизмещения корабля на 10 т.

Недостаточная эффективность разработанною для борьбы ДНМ оружия — малая производительность искателей и ШЗ (последних, ввиду перехода минной техники на взрывостойкую твердотельную элементную базу) заставили вернуться к мысли о совершенствовании техники неконтактною траления. Эту идею предполагалось реализовать с помощью хорошо защищенного по физическим полям корабля, буксирующего комплекс неконтактных тралов, воспроизводящих все ФП, используемые в НВ ДНМ. В качестве имитатора гидродинамического поля при этом предполагалось использовать разработанное НИИ-400 "жесткое водоизмешаюшее тело", представляющее собою буксируемый корпус взрывостойкой конструкции водоизмещением не менее 3000 т. Буксировщик такого комплекса тралов (ТЭМ-3. ЛТ-3 и ЖВТ) предполагалось создать на базе корпуса корабля пр. 257ДМ с двигателем морского тральщика. ТТЗ на проектирование такого корабля (пр. 699). классифицированного как "корабль-буксировщик тралов”, было выдано ЦКБ-19 в 1962 г. В обеспечение создания этого корабля НИИ-400 и Западному ПКБ были выданы задания на разработку нескольких типов гидродинамических тралов, один из которых (по существу — непотопляемое буксируемое судно) был построен на Балтийском заводе в 1965 г. Испытания его в конечном итоге не дали положительных результатов, и от серийной постройки кораблей пр. 699, которых в 1965—I968 гг. было построено 5 ед., отказались. В дальнейшем они использовались для буксировки глубоководных тралов.

В 1955 г. ЦКБ-363 было выдано "предварительное ТТЗ" на разработку ПМЗ пр. 322 на базе проектов новых транспортных судов. Рассмотрение результатов выполненных проектных проработок показало, что объем вносимых изменений настолько велик, что более целесообразно создание ПМЗ специальной постройки. В 1958 г. ЦКБ-363 было выдано ТТЗ на проектирование дистанционно управляемого ПМЗ пр. 322 взрывостойкой конструкции. Результаты проектирования показали, что для его создания потребуется разработка около 20 новых систем автоматики и новой системы дистанционного управления. Учитывая большие затраты времени и средств, необходимые на создание ПМК, от дальнейшей его разработки ВМФ в 1960 г. отказался.

Работы, выполненные ЦНИИ-45 и ЦНИИ-138 в области освоения стеклопластика как конструкционного материала, обусловили выход Постановления правительства от февраля 1956 г. о создании нового поколения ПМК со стеклопластиковыми корпусами. В 1958 - 1962 и ВМФ последовательно выдал ТТЗ на проектирование БТЩ пр. 124, РТЩ пр. 1252, ТЩ-шнуроукладчика пр. 1253 и КАТЩ пр. 1258. Одновременно на Усть-Ижорской верфи (с 1966 г. — Средне-Невский СЗ) началось строительство цеха стеклопластикового судостроения, а в ГСП И "Союзпроектверфь" — проектирование блока стеклопластиковых цехов для Петрозаводского СЗ "Авангард". Корабли пр. 1251 и пр. 1252, по существу, представляли собой стеклопластиковые копии кораблей пр. 266 и пр. 257ДМ, корабли же пр. 1253 и пр. 1258 являлись новыми для ВМФ: первый должен был обеспечивать новый способ борьбы с ДНМ (вывод из строя морских мин на всей площади обрабатываемого района путем контузии их приборной части при подрыве ШЗ), второй - специально спроектированный для целей ПМО катер, а не приспособленный для этой цели, как практиковалось до сих пор.

Выполненные в МСП исследования показали, что до ввода в строй блока новых цехов на заводе "Авангард" не может быть обеспечено ни строительство стеклопластиковых корпусов для кораблей пр. 1251, ни одновременное строительство ТЩ по пр. 1252 и пр. 1253. В соответствии с этими выводами было принято совместное решение ВМФ и МСП о приостановлении работ по пр. 1251, о строительстве ТЩ по пр. 1252 и 1258 со стеклопластиковыми корпусами, а по пр. 1253 — с деревянными.

Для кораблей по пр. 1252 и 1258 в ЦНИИ-138 и ЦНИИ-45 был разработан корабельный стеклопластик (представляющий собой композит с использованием обработанной гидрофобной пропиткой стеклоткани в качестве армирующего материала, а полиэфирной смолы - в качестве связующего), корабельные конструкции из этого материала и технология сборки этих конструкций. Головной корабль пр. 1252 был построен и сдан на Средне-Невском СЗ в 1966 г., в 1967—1969 гг. на этом заводе было построено еще два корабля. Головной катер пр. 1258 был построен и сдан в 1967 г. на Приморском заводе, а в 1968—1985 гг. на Средне-Невском СЗ (на стапельных местах кораблей пр. 1252) было построено 53 катера; кроме этого, по экспортной модификации этого проекта было построено еще 37 ед.

Модель боевого использования корабля пр. 1253 предусматривала передвижение его по минному полю, но достичь требуемого уровня защиты его по физическим полям при этом не представлялось возможным. Это обусловило необходимость обеспечения безэкипажного использования корабля, для чего были необходимы: во-первых, разработка системы дистанционного управления и, во-вторых, использование специального корабля-водителя. Головной (считавшийся опытовым) корабль пр. 1253 был построен на СЗ "Авангард" в 1956 году. Однако, выявившиеся в процессе его испытаний недоработки привели к необходимости корректировки проекта (пр. 1253A), по которому в 1971 —1973 гг. было построено еще шесть кораблей. В корпусах искателей (пр. 257Д) в 1971 — 1972 гг. было построено два корабля-водителя ТЩШУ (пр. 1253В). Прогрессирующее повышение ударостойкости ДНМ ограничило развитие ПМК этого подкласса.

С началом строительства больших десантных кораблей (головной корабль пр. 1171 вступил в строй в 1966 г.) возникла необходимость в обеспечении их ПМО непосредственно при высадке десанта. Положение усложнялось тем, что к этому времени на ВМФ была возложена и задача обеспечения ПМО от уреза воды. Ранее участок акватории от уреза воды до глубины 2.5 м находился в компетенции инженерных войск сухопутных сил. Требуемая задача, в принципе, могла бы решиться корабельными вертолетами, буксирующими ШЗ, но разработка отечественного корабельного вертолета еще находилась в стадии согласования с МАП. Выход из положения был найден путем создания корабельного безэкипажного катера—буксировщика плавучего шланга, заполненного взрывчатым веществом. Указанный комплекс, предназначенный для приема на БДК. по заданию ВМФ был разработан и поставлялся с конца 1960-х годов феодосийским ПО "Море" и носил название последнего.

Подытоживая сказанное, уместно отметить, что спецификой рассматриваемого промежутка времени являлось снижение ассигнований на общие виды вооружений. Развитию сил и средств противоминной обороны при этом особенно не повезло из-за преобразования Минно-торпедного управления ВМФ в Управление противолодочного вооружения, где все виды мин (якорные, плавающие, придонные, донные, противодесантные, само транспортирующиеся и самонаводящиеся) и средства борьбы с ними (контактные, сетевые, неконтактные тралы; буксируемые, привязные - телеуправляемые и автономные - самонаводящиеся искатели-уничтожители; противоминновзрывные средства; а также средства обеспечения миннозаградительных и противоминных действий) были объединены в один отдел, в котором основное внимание уделялось разработке противолодочных мин. Указанное преобразование, по существу, означало признание снижения значимости для страны задач ПМО и соответственно санкционирование снижения ассигнований на развитие се сил и средств. Уместно отметить, что к этому времени в США по опыту войны в Корее было восстановлено упраздненное после второй мировой войны командование минно-тральных сил, а во Франции, Великобритании, Западной Германии и Швеции развитию указанных сил уделялось первостепенное внимание.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: