РАДИОУПРАВЛЯЕМЫЕ КОРАБЛИ И КАТЕРА ВМФ

Морской сборник 1999 № 4

Е.ЮХНИН, бывший главный конструктор - начальник Центрального морского конструкторского бюро “Алмаз”, Герой Социалистического Труда

 

В настоящее время системы и комплексы управления объектами по радиоканалам достигли высокого уровня развития, и примером тому могут служить ЦУПы космических объектов. Нали­чие бортовой автоматики, достаточно сложных систем исполнительных механизмов и их преци­зионность, включение в системы бортовых быстродействующих компьютеров позволили обеспе­чить выполнение последовательных исполнительных команд, с анализом их исполнения по полу­ченным параметрам. При этом многие принципы и идеология автоматизированного управления объектами впервые появились на кораблях ВМФ при отработке тактических задач. Наибольший опыт создания управляемых объектов с выполнением определенного набора исполняемых функ­циональных команд был накоплен при создании радиоуправляемых торпедных катеров и катеров-мишеней.

В “Морском сборнике” № 2 за 1990 г. была опубликована статья капитана 1 ранга в отставке Е.Шошкова и старшего лейтенанта запаса О.Тарасова “Судьба катеров волнового управления”. В ней говорилось о выполненных в Советском Союзе работах по созданию радиотелеуправляемых торпедных катеров (РТУК) и о неудачном опыте их боевого применения в первый год Великой Отечественной войны. Но появлению подобных катеров предшествовало создание на высоком техническом уровне систем и приборов для автоматического дистанционного управления и конт­роля за работой механизмов и отдельных видов вооружения.

Первые радиотелеуправляемые корабли-мишени начали строить после первой мировой вой­ны в США, Англии и несколько позже (1926 г.) - в Германии. В американском флоте для этой цели были переоборудованы старые линейные корабли “Айова” и “Норд-Дакота”, в английском - лин­коры “Агамемнон” и “Центурион”, в германском - “Церинген” и “Гессен”, в японском - “Сетсю” (бывший русский крейсер “Баян”).

Несмотря на то, что первые системы радиотелеуправления были еще недостаточно совер­шенны (линкор “Айова” мог выполнять всего 9 команд, “Норд-Дакота” - 30 команд), эти корабли- мишени по сравнению с различного рода буксируемыми щитами оказались более “эффективны­ми” для огневой подготовки личного состава флота и авиации. Более поздние системы телеуправ­ления кораблей-мишеней “Церинген” и “Гессен” были значительно совершеннее и позволили передавать уже соответственно 109 и 125 команд с корабля-водителя на дистанции до 25 км.

Внедрение систем радиотелеуправления в ВМФ СССР относится к началу 20-х годов. В отли­чие от принятого направления развития этой техники в иностранных флотах, у нас приступили к разработке систем телеуправления торпедными катерами. В 30-х годах в состав ВМФ были при­няты на вооружение телеуправляемые торпедные катера типа “Г-5”, оборудованные системами радиотелеуправления “Кварц” (в различных модификациях) и “Вольт-Р”. Они предназначались для решения торпедного треугольника по данным наблюдения движения цели и катера, вывода катера в атаку на цель, производство торпедного залпа по цели и отвод катера из позиции залпа. Кроме того, предусматривалась постановка дымовой завесы одним из катеров. Управление кате­рами осуществлялось с самолета. Для этой цели использовались две радиолинии КВ и УКВ диапа­зонов.

К положительным качествам этих систем можно отнести:

-  высокую для того времени помехозащищенность, полученную благодаря применению мето­да вторичного кодирования двух радиолиний, работающих в коротковолновом и ультракоротко­волновом диапазонах, и узкополосных камертонных фильтров, что давало возможность телеуправления катерами при наличии помехи по одной из радиолиний (КВ и УКВ) путем под­ключения их на зависимую работу, а также повышение скрытности работ радиолиний путем периодической смены частот;

-  отсутствие необходимости предварительной настройки перед работой за счет применения распределителей с зависимой синхронизацией.

Основные недостатки систем телеуправления заключались в следующем:

-  большое время излучения импульсов кода, что повышало возможность обнаружения рабо­ты такой системы и организации прицельной помехи;

-  сложность изготовления аппаратуры из-за использования электромеханических принципов построения системы;

-  несовершенство элементов системы и элементной базы, обусловленное использованием инерционных камертонных фильтров, работающих совместно с ламповыми реле с большой теп­ловой инерцией.

После второй мировой войны в нашем ВМФ нашли широкое применение телеуправляемые катера-цели. Очередным этапом в развитии этого направления следует считать создание катеров- целей пр.383 и катеров управления пр.384, предназначенных для учебно-тренировочного бомбометания с самолетов ВВС. На катере-цели пр.383 были предусмотрены следующие виды управления:

-  радиотелемеханическое управление с катера-водителя на дистанции в пределах видимого горизонта (около 10 км);

-  дистанционное управление главными двигателями и курсом катера с мостика при помощи “КГ1У” аппаратуры “Дистанция” и прибором “ПУ” системы “Янтарь -2М”, расположенных в бро­невой колонке на мостике.

Радиотелемеханическая аппаратура “Кварц-49” совместно с аппаратурой “Дистанция-1 и -2", “Янтарь-2М” обеспечивает:

-  пуск и остановку прогретых главных двигателей-дизелей;

-  включение и выключение реверсивной муфты двигателя на передний ход, задний ход в режиме малого хода и остановку катера;

-  ступенчатое изменение скорости переднего хода катера от малого до самого полного;

-  выполнение правых и левых циркуляций и выход катера на прямой курс;

-  стабилизацию прямого курса катера с отклонением от заданного курса не более ± 1° (без учета увода в показаниях гироскопического курсоуказателя);

-  внесение поправок к заданному курсу катера или изменение его на величину 10° ± 1° вправо или влево;

-  осуществление зажигания дымовых шашек (4-х в носу и 4-£ в корме);

-  включение и выключение сигнальных и отличительных огней;

-  включение и отключение сигнала “Т” для ночного бомбометания;

-  автоматический вывод катера на циркуляцию с последующей остановкой при потере управ­ления или неполучения команд в течение 3-х минут;

-  управление катером-целью с катера-водителя на расстоянии 10 км при визуальном наблю­дении;  ;

 

-  управление катером-целью на расстоянии до 100 км с вертолета-водителя типа “МИ-4”, находящегося на высоте 500-1500 м.

Для сигнализации о попадании учебных авиационных бомб в корпус катера была создана специальная аппаратура “Сигнал”. При попадании бомб в катер срабатывали на замыкание инер­ционные датчики и зажигали сигнальные огни и дымовые шашки.

Использование перечисленных систем, изделий и аппаратуры, в большинстве своем освоен­ных промышленностью и приспособленных для радиотелеуправления, позволило значительно сократить сроки разработки этих проектов, сроки изготовления опытных образцов аппаратуры и значительно снизить стоимость постройки головных катеров-целей пр. 383 (фото 1) и катера- водителя пр.384.

 

Радиоуправляемый катер-цель проекта 383

Команда, подлежащая передаче по радиоканалу с катера-водителя, кодировалась командным полукомплектом аппаратуры телеуправления “Кварц-49”. Расшифровка принятых команд на ка­тере-цели и передача их в системы исполнительной автоматики производилась приемным полу­комплектом той же аппаратуры.

Для управления главными двигателями  “М-50” использовалась аппаратура дистан­ционного управления пуском, реверсом и подачей топлива (“Дистанция 1 и 2”). Обеспечива­лась автоматическая остановка главных, двигателей при нарушении работы корабельных систем, обслуживающих эти двигатели, с помощью оригиналь­ных по идее и простых по конст­рукции блоков автостопа, автоматически включающихся при падении давления масла, пресной воды или неполучении команд по радиоканалу от корабля-водителя в течение более 3 мин.

Для управления курсом был использован серийный авторулевой “Янтарь-2М”, обеспечиваю­щий стабилизацию катера на курсе посредством данных, получаемых от гирокурсоуказателя “КМ”.

Для автоматического включения и выключения сигнальных и отличительных огней была спроектирована специальная аппаратура “Маяк” с использованием серийного коммутатора типа “КСК 5-24”. Для автоматического пожаротушения также спроектирована специальная быстро­действующая аппаратура типа “АУПТ” с биметаллическими датчиками температуры, которые при срабатывании обеспечивали прорезание мембран и выпуск углекислоты из баллонов.

Испытания и эксплуатация радиотелеуправляемых катеров-целей производились на Ладож­ском озере как предварительные-наладочные с катером-водителем проекта 384; сдаточные испытания - на Балтийском море.

По проектам 383 и 384 была построена серия катеров-целей и катеров управления.

На базе радиотелемеханической аппаратуры, созданной и отработанной в 1949-1956 гг. для проектов 383 и 384, была спроектирована и осуществлена серийная постройка радиотелеуправ­ляемых катеров-целей проектов 123Ц (фото 2 ) и 183Ц . Эти катера предназначались для обеспе­чения бомбометания, учебных артиллерийских и ракетных стрельб как с кораблей, так и с берега.

 

z11

Угроза применения новых видов оружия (атомного, термоядерного, бактериологического), несмотря на наличие на кораблях дозиметрической аппаратуры, ПАЗ и средств химической раз­ведки, затрудняет, а нередко и исключает возможность пребывания людей в зоне действия бое­вых радиоактивных или химических отравляющих веществ. Потребовались телеуправляемые средства для ведения радиационной и химической разведки и оценки обстановки в отдельных районах..

Один из катеров-целей пр.383 был переоборудован в радиотелеуправляемый катер радиаци­онной разведки пр.3322 ( фото 3). Для взятия проб воды в носу катера был установлен подъемно­опускной шпирон, предусмотрена аппаратура для анализа взятых проб воды и воздуха и переда­чи информации.

z12

Для выполнения особо опасных работ был также создан телеуправляемый катер тральщик-шнуроукладчик, предназ­наченный для пробития проходов в минных заг­раждениях и уничтожения мин (особен­но мин с неизвестным принципом действия) пу­тем подрыва их шнуровыми зарядами (ШЗ), уничтожения одиночных мин, обнаруженных искателями или сред­ствами противоминного наблюдения в прибрежной зоне базирования, а также для производства контрольных подрывов в местах якорных стоянок кораблей.

Для управления тральщиками-шнуроукладчиками был предусмотрен специальный автома­тизированный комплекс, состоящий из систем радиотелеуправления-телесигнализации, автома­тического управления курсом, главными двигателями, дизель-генераторами, постановкой шнуровых зарядов, аппаратурой пожаротушения, орошения, осушения и водоотлива. Вооружение катера- шнуроукладчика состоит из шнуровых зарядов и комплекса дистанционно- и телеуправляемых устройств, обеспечивающих их постановку.

Дальнейшим развитием катеров-целей явилось создание более современного КЦ “Пингвин”, так как реальную оценку эффективности ракетного оружия, предназначенного для стрельбы по морским целям, можно получить только при стрельбе по самоходным мишеням, реально имитиру­ющим боевые корабли противника, маневрирующие в условиях специфики отражения сигналов головок самонаведения ракет, вызванные влиянием водной поверхности и волнением моря.

Катер предназначался в качестве телеуправляемой самоходной мишени для проведения по нему стрельб ракетами класса “корабль-корабль” и “воздух-корабль” с кораблей и самолетов- носителей ракетного оружия и для отработки новых систем наведения ракет на цель.

В настоящее время специфика боевых операций сил ВМФ обуславливает необходимость все более широкого применения телемеханики. Возрастает роль и телеуправляемых катеров. Это обеспечение морской разведки и целеуказания, решение задач маскировки, обеспечение прохо­дов в минных заграждениях, перехват на себя управляемого оружия противника, создание актив­ных заградительных помех, аварийно-спасательное обеспечение и т.п. При этом для решения ряда задач потребуются уже не одиночные катера, а группы, что, в свою очередь, требует создания систем группового управления с повышенной помехозащищенностью.

Создание комплекса радиотелемеханической аппаратуры и исполнительных механизмов автоматического управления от команд, получаемых по радиоканалу, позволили разработать для рыбопромысловой базы “Восток” радиотелеуправляемое рыболовецкое судно пр. 1372 водоизме­щением около 70 т с корпусом из пластмассы. На этом судне все операции управления главными и вспомогательными двигателями и промысловыми средствами, включая отдачу за борт секций трала и отключение заполненного рыбой “кутка”, могут производиться по радиолинии с базы или катера управления.

Если по условиям рентабельности и специфики рыбного промысла полностью телеуправляе­мые рыболовецкие суда в открытом море могут не оправдать себя, то внедрение на рыболовецких судах средств автоматики, созданных для телеуправляемых судов, приведет к сокращению численности личного состава на 60-70 % (в этом случае рыболовецкое судно с автоматикой управ­ления сможет работать с двумя операторами на борту).

Представляет интерес попытка создания спасательных радиотелеуправляемых катеров для летчиков, терпящих аварии над морем. Спасательный катер размещался и крепился под корпу­сом самолета типа ТУ-16, который доставлял его и сбрасывал на парашюте в непосредственной близости от находящегося в воде человека. Парашют при приводнении автоматически отсоеди­нялся от катера. Оператор, находящийся на самолете, наводил катер на терпящего бедствие летчика.

По этому проекту судостроителями, самолетостроителями, парашютистами и специалистами по радиотелеуправлению было решено очень много сложных технических задач. Судостроители должны были создать катер, который был бы остойчив на волнении, мог принимать нужное прямое положение, если бы даже приводнился (при ветре) вверх килем. Двигатель катера должен был легко запускаться по команде с самолета. На катере надо было также разместить все необходимое для обогрева и питания пострадавшего.

Самолетостроители должны были обеспечить в воздухе отрыв катера от самолета. Однако оказалось, что потребовалось разработать еще систему “отжима” катера от самолета после отдачи креплений. Парашютистам надо было обеспечить компактную укладку парашюта в катере, его раскрытие и отстегивание от катера в момент приводнения.

В действительности, при проведении испытаний, выявилось, что человек, длительно находя­щийся в воде, самостоятельно не в состоянии подняться из воды на катер. Это заставило отказать­ся от радиотелеуправления и разработать вариант сбрасываемого катера со спасателями на борту.

Из вышесказанного можно сделать выводы:

-  спроектированные и освоенные серийной постройкой радиотелеуправляемые катера-цели и катера-водители обеспечили авиации, ракетчикам и артиллеристам учебные тренировки, про­ведение испытаний и доводку новых комплексов оружия в условиях, приближающихся к боевым;

-  на базе спроектированной и освоенной в серийном производстве аппаратуры радиотелеуп­равления и исполнительных механизмов спроектировано и построено семейство радиотелеуп­равляемых катеров-целей, шнуроукладчиков, катеров радиационной разведки и др.;

-  создание современных систем радиотелеуправления позволило проектировать и строить современные боевые катера с большой степенью автоматизации управления кораблем, механиз­мами, системами и устройствами с малым количеством личного состава при чрезвычайно высокой их насыщенности техникой;

-  достигнутые на боевых катерах положительные результаты по дистанционному управле­нию и автоматике позволяют распространить применение указанных систем на гражданские суда, что весьма важно в условиях конверсии военного производства.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: