Морские млекопитающие в вооруженной борьбе на море. Отечественный опыт.

Морской сборник  № 12 2004 г.

 

В.ВОРОБЬЕВА

 

Океанариум ВМФ СССР был создан в 1966г. Он являлся закрытым НИЦ флота, равного которому не было в Европе. В акватории Казачьей бухты была оборудо­вана база, где проводились опыты с дель­финами (афалинами) и другими морскими млекопитающими (ММ). В работе «Боевые дельфины» В.Зайцев пишет: «...Главной задачей Центра, конеч­но, было приспособить дельфина к вы­полнению определенных важных задач». Опытный исследователь М.Поляков утвер­ждает, что посредством эхолокации дель­фин отличает один от другого почти оди­наковые предметы. Например, кружочки размером с монетку, изготовленные из разных металлов - меди, цинка, олова и так далее. А из двух цилиндров диамет­ром в 48 и 50 мм он по приказу способен поднять конкретный. И не случайно у ис­токов Центра стоял легендарный морской разведчик КЧФ капитан I ранга В.Калга­нов. Его подчиненные совершали реаль­ные подвиги. Так, дельфин Геркулес об­наружил и обозначил затонувшую торпе­ду на глубине 51м. Им управлял офицер, мастер спорта по подводному плаванию, В.Кулагин, ныне начальник того же океа­нариума, но принадлежащего уже ВМС Украины. Общее количество найденных на дне и зафиксированных боеприпасов превысило сотню. Из наиболее талантли­вых дельфинов (их количество достига­ло 80) был сформирован «дельфиний спецназ», распущенный в связи с разде­лом ЧФ между РФ и Украиной. Примеча­тельный факт: в ВМФ СССР никогда не готовили дельфинов-камикадзе.

Приведем некоторые сведения из по­служного списка «спецназа»: с 1985 по 1990гг. проведено 12 экспедиций в раз­личные районы Черного моря, где дель­финами найдено 11 экспериментальных торпед, 5 донных мин, 2 аварийные гид­роакустические станции и 1 сверхмалая ПЛ. Составлены подробные карты подвод­ной обстановки в обследуемых районах.

В 1979-1994 гг. дельфины обнаружили 50 военных «изделий» общей стоимостью 50 млн. рублей. Подняты на поверхность ценнейшие образцы экспериментальной техники, которые считались безвозврат­но утерянными: обломки опытных само­летов, затопленных акустических станций НК и ПЛ. Кроме того, дельфины обнару­жили более десятка старинных сосудов - амфор, кувшинов и других археологичес­ких ценностей. Об эффективности афа­лины говорит один лишь пример: дель­фин Тиран нашел затопленную мину за 14 минут, а ТЩ не смог обнаружить ее и за двое суток. Следует добавить: были «созданы специальные охранные систе­мы», в компьютерные сети которых были включены дельфины, составившие осно­ву биотехнической системы.

В 1975-1987 гг. дельфины несли боевое дежурство у входа в акваторию ГВМБ со­вместно с кораблями и средствами ЧФ. Одновременно они охраняли Балаклавс­кую бухту с подземным ремонтным заво­дом ПЛ и стоящие на рейде корабли. За это время ни один подводный диверсант не сумел бы проникнуть в охраняемые акватории военных портов. Свою 4-часовую вахту боевого дежурства каждая «дельфинья смена» несла у ворот Константиновского равелина, выходя на скрытую позицию по специальному гидроканалу. Любой подозрительный объект, плывущий по поверхности или в глубине, смена за­секала и немедленно передавала сигнал- предупреждение на КП, где оператор ре­шал, какие меры надлежит принять: при­казать ли дельфинам вытолкнуть объект на поверхность, демаскировать ли его, послать ли в район дежурный катер или «нейтрализовать объект» дельфинами. Оружием дельфинов обычно была полая игла с баллоном углекислого газа высо­кого давления, а также могли быть ампула - с ядом, подводный нож, пистолет, закреп­ленные на роструме (носу). При возник­новении реальной угрозы дельфин быст­ро подплывал к диверсанту и применял свое оружие, защититься от которого было почти невозможно.

Нельзя не отметить стойкую дельфинью привязанность к своему прибрежному дому - много раз некоторые из них, на время «командированные» в Севасто­поль, уплывали обратно в Казачью бухту. Бывший начальник аварийно-спасатель­ной службы флота капитан I ранга А.Жбанов  рассказывает: «Поначалу у многих моих товарищей возникли законные опа­сения, что наши дельфины, обретя почти полную свободу в родной стихии, могут просто-напросто дезертировать. К счас­тью, такого конфуза не получилось. А я, когда принимали из океанариума очередных «выпускников», каждый раз усложнял задачи, чтобы самому твердо убе­диться в надежности проверяемого кон­тингента. Так, однажды угнал далеко за горизонт тральщик, с которого бросали мины, дабы испытуемые дельфины не могли его увидеть. Однако те все равно быстро сориентировавшись, нашли взры­воопасный объект. В другой раз я лично надел водолазный костюм, временно от­странив от процесса экзамена привычно­го для дельфинов дрессировщика. И надо же, обнаружив акустически немаркиро­ванный, запрятанный в слое ила экспе­риментальный снаряд, выбранный науда­чу дельфин стоически дожидался меня - ему совершенно незнакомого. А затем аккуратно доставил взявшегося с некото­рой опаской за лямки человека к подвод­ной добыче. В конце концов я предло­жил командованию дуэль: охрану аквато­рии техническими средствами и дельфи­ньей стаей - по итогам соревнования дельфины победили».

Работу НИЦ флота лично патронировал ГК ВМФ СССР С.Г.Горшков. Именно по­этому к работе (службе) Центра были привлечены лучшие ученые из 80 НИИ и конструкторских бюро страны. Их доктор­ские и кандидатские диссертации дали начало оригинальным разработкам - «Манта-1», «Крона», «Калипсо», «Кильва­тер», «Обхождение» и др. В этих разра­ботках были изложены поистине револю­ционные концепции по обеспечению бе­зопасности морских рубежей державы.

Черноморцы первыми в стране попы­тались использовать ММ, причем как дельфинов, так и тюленей, ларг, котиков, моржей, сивучей, которые не только могли находить под водой торпеды, как их американские «коллеги», но и факти­чески поднимали их на поверхность с по­мощью специальных захватов. Более того, боевые сивучи освоили приемы борьбы с диверсантами исключительно зубами, перекусывая воздуховодные трубки аквалангов и терзая пловцов, буд­то овчарки.

Специалисты ЧФ охотно передавали богатый опыт коллегам с других флотов страны. В это важное дело внес большой вклад капитан I ранга Б.Журида - руково­дитель ведущей лаборатории глубоко­водных исследований, лауреат Госпремии, доктор технических наук, - создав на мысе Фиолент тренажерный бассейн, который позволил ввести в ЭВМ модель действий дельфинов. При его активном участии в конце 70-х годов был создан еще один первоклассный НИЦ - на Дальнем Восто­ке в бухте Витязь, - выпускавший ком­бинированные биотехнические системы. Здесь долгое время изучали уникальные природные способности ММ. В частности, по программам Минздрава и МЧС в целях мониторинга экологически опасных под­водных объектов, обследования трудно­доступных участков трубопроводов и ка­белей. Начали применять и биотерапию. В 1989 г. советские ученые совместно с ТОФ ВМФ СССР провели учение с учас­тием обученных котиков Грома и Марго. Из 23 «диверсантов» никто не проник на охраняемый объект: животные безоши­бочно находили водолазов и легким уда­ром головы выталкивали их на поверх­ность.

Отметим успех уникального экспери­мента, организованного Б.Журидой и опи­санного А.Кругловым, тоже участником эксперимента, в котором был совершен «сброс дельфина на парашюте и одно­временный прыжок тренера с вертолета в заданном районе». Сначала был сбро­шен дельфин, затем прыгнул Б.Журида. Оба участника приводнились благополуч­но, но у дельфина не отстегнулся пара­шют: автоматика не сработала, - и купол понесло ветром вместе с «парашютис­том». Однако Журида настолько точно приводнился, что, отстегнув собственный парашют, доплыл до дельфина и осво­бодил его. Затем и офицер, и дельфин были подняты на палубу катера «Надеж­да». Пытался обзавестись боевыми дель­финами и СФ. Но доставленные по воз­духу теплолюбивые животные погибли от пневмонии.

Состояние «боевых ММ» в составе со­временного ВМФ РФ можно назвать пла­чевным. Об этом свидетельствует следу­ющее признание представителя НИЦ МО А.Вишнякова журналисту В.Зайцеву: «Бла­годаря работе океанария ВМФ СССР дос­тиг паритета с США в создании биотехни­ческих систем. Но в 90-е годы минувше­го века американцы поспешили повсюду раструбить о своих достижениях в дан­ном виде дрессуры, а россияне по инер­ции таились. Действия безответственных политиков и военачальников привели к тому, что славные «красные» дельфины, образованные по высшим меркам, были «демобилизованы» и остались без де­нежного и продуктового довольствия. А ведь перед самым развалом СССР, ле­том 1991 г., целевые учения ЧФ ВМФ по­казали, что эффективность действий ла­стоногих в 5 раз выше, чем эффектив­ность традиционных технических средств. По некоторым данным, на одном из таких учений дельфины «вывели из строя» 60% кораблей ЧФ в местах их дислокации».

В последующем уникальный Севасто­польский океанариум был передан МО и УАН нашему черноморскому соседу. В настоящее время здесь по-прежнему на­ходится КПП части № 99727. Известны не­плохие результаты деятельности питом­цев Центра. В море ими обнаружены 70 участков с вредными химическими веще­ствами и 750 - с затонувшими судами раз­ных стран и эпох. В перечне возобнов­ленных научных исследований есть про­екты и с сугубо оборонной тематикой, но их менее 10%. Среди работ приоритетны исследования в области дельфинотерапии, используемой при лечении таких стойких заболеваний, как паралич, фобии, аутизм, энурез, психозы, неврозы, навяз­чивые страхи и др. Осваивается сравни­тельно новое лечебное направление - снятие стрессов у пациентов, особенно у детей.

По некоторым данным, с развалом СССР ряд особей дельфинов был про­дан в Иран и Ирак. Вместе с дельфина­ми уехали и их тренеры. Иранцы утвер­ждали, что купили ММ для использова­ния исключительно в мирных целях: на­учных и развлекательных. В стране не­давно построен океанариум, реанимиро­ваны и военные программы подготовки ММ, нацеленность которых - формиро­вания ВМС США и их союзников.

Известно, что в августе 2000г. в при­брежных водах Баренцева моря потер­пел катастрофу РПК СФ «Курск». Аварий­но-поисковые и спасательные работы е ее покореженных отсеках потребовали от водолазов немалого мужества, а между тем сопровождающий их риск можно было бы уменьшить при использовании специально обученных тюленей Мурман­ского океанариума. Кстати, Мурманск - единственный город в мире, где изучают поведение ластоногих семейства тюленей (Phocidae): в океанариуме живут морские зайцы, кольчатые нерпы, тюлени - серые и гренландские.

Директор ММБИ Кольского НЦ академик РАН Г.Матишов предложил вырабатывать у тюленей сложные поведенческие навы­ки. Первые же эксперименты, начатые в 1984 г., показали, что по своему «интел­лекту» эти животные не уступают ни мор­ским львам, ни даже дельфинам. Однако дельфины не приспособлены к холодным морям, зато тюлени могут успешно рабо­тать в Арктике.

Более того, в сложных ситуациях се­рые тюлени порой превосходят по со­образительности своих южных сороди­чей. Их «интеллектуальные» способно­сти настолько высоки, что серые тюле­ни могут стать незаменимыми помощ­никами для моряков Заполярья. Сотруд­ники ММБИ убедились в этом, когда от­рабатывали на северных тюленях аме­риканские методики по программам «Быстрый поиск» и «Глубоководный поиск», цель которых - научить ласто­ногих искать и поднимать на поверх­ность утерянные боеприпасы. За шесть месяцев серые тюлени освоили годовой курс, по которому ВМС США готовят к поисковым и подводно-техническим работам морских львов. Тюлени научи­лись следовать за катером, нырять по команде, находить затопленные предме­ты, знакомые им по тренировочным за­нятиям, и поднимать их на поверхность. Ластоногие справлялись со своей зада­чей на «отлично» в 80% случаев, но если на объект поиска устанавливали маячки, то они находили его под водой практически всегда. Мурманские биоло­ги выяснили, что арктические тюлени способны распознавать гидроакустичес­кие звуки различной частоты и выпол­нять команды, в том числе ложиться на брюхо, на бок, на спину.

Сейчас в Мурманске имеются такие «специалисты» среди серых тюленей, которые могут погружаться на глубину до 200-450 м и находиться под водой до 20-30 минут, всплывая на поверхность со скоростью до 5м/с без признаков кес­сонной болезни. Тюлени невелики, маневренны и способны ориентироваться а темноте. В отличие от дельфинов они могут проникать в подводные гроты или отсеки затонувшего корабля и «самосто­ятельно принимать решения». Их мож­но научить опутывать большие предме­ты стропами и доставлять к судну. Если поощрять тюленя за доставку нужных предметов, у него формируется устой­чивый рефлекс: ошибки в процессе ава­рийных работ не превышают 10-20%. Порезы и травмы, которые может получить животное от покореженного метал­ла, для него не смертельны. А повреж­дение скафандра или любого узла сис­темы жизнеобеспечения водолаза мо­жет привести к его гибели. Однако выйти с предложением использовать тюленей для аварийных работ на «Курске» спе­циалисты ММБИ не смогли. Материаль­но-техническая база, необходимая для их переподготовки в поселке Дальние Зеленцы, за последние десять лет при­шла в упадок. Ластоногие поневоле про­вели семь лет в бассейне с пресной водой, глубина которого составляет 4 м. Чтобы восстановить способность живот­ных к длительным погружениям на боль­шие глубины, их необходимо провести по своеобразной технологической це­почке: бассейн - вольеры - полигон - море, а такой возможности у сотрудни­ков ММБИ теперь нет.

Специалисты свидетельствуют: тюлени, прошедшие полный курс обучения, в первую очередь могут оказывать помощь при аварийно-спасательных работах. Так, водолазы, работавшие при подъеме «Курска», постоянно подвергались опас­ности. Однако риск можно было бы уменьшить, предварительно проведя ви­зуальную разведку отсеков с помощью тюленей. На «Комсомольце» много лю­дей погибло, не сумев добраться до спа­сательных плотов, которые ветром отно­сило в сторону. Тюлени могли бы под­таскивать плоты к месту аварии и «заки­дывать» туда обессилевших людей.

Большие надежды возлагают на тюле­ней и специалисты «Арктикморнефтегазразведки» при обследовании подводных трубопроводов. Тюлень всего за несколь­ко часов способен проверить участок, на который водолазу нужна неделя. Уловив шум пузырьков из пробоины, он выбро­сит в этом месте сигнальный буек.

Ластоногие полезны и при ловле рыбы. Одну из своих воспитанниц - кольчатую нерпу по кличке Сара - мурманские био­логи научили протаскивать из одной по­лыньи в другую трос, чтобы ставить сеть подо льдом.

Работают ластоногие и на таможне. Каж­дый день они обследуют дно порта: ищут выброшенные за борт оружие и нарко­тики.

Таким образом, тюленей можно исполь­зовать при геологоразведочных и рыбо­хозяйственных работах, при проверках подводных коммуникаций и сооружений, для обеспечения связи между водолаза­ми, фотографирования дна и затонувших объектов.

В заключение укажем, что ММ прохо­дят дрессировку для выполнения техни­ческих работ во многих приморских стра­нах. Однако, например, в США ММ гото­вятся главным образом для использова­ния в военных целях.

Международным сообществом ис­пользование ММ в подобных целях при­знано одним из самых чудовищных яв­лений минувшего века. В настоящее время принята международная конвен­ция, запрещающая использовать ММ в военных целях. Одновременно объяв­лено: считать 19 февраля Днем защиты морских млекопитающих, а 8 июня - Всемирным Днем океанов. Несомнен­но, ММ и в дальнейшем не перестанут быть надежными помощниками челове­ка в его многообразной морской дея­тельности. Однако должно измениться отношение людей к ММ, в основу кото­рого необходимо положить дружбу и ответственность человека за доверив­шихся ему животных.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: